Петр ДЕЙНИЧЕНКО

XXI век: история не кончается.    Часть вторая. Тупики и пропасти

[Все книги] [Главная] [Новости] [Вокруг текстов: блог]
1.Будущее, которое никогда не наступит
Пространство выбора
Почему ошибаются пророки
Теория, мелочи и случайности
Мир циклов
Принцип поколений
Существует ли прогресс?
Дом с прозрачными стенами
Апокалипсис – сегодня!
На пороге

2.Тупики и пропасти
Когда погода портится
Тепло или холод
Парниковый эффект
Земля становится меньше
"Человеческий фактор"
"Русский крест": пионеры депопуляции
Когда кончаются запасы
Царь-голод
Век болезней и старости?
Возвращение чумы
Живите долго!
Судьба безумных идей
Неведомые технологии
Зачем машине мыслить?
Живые машины
Пришейте мне новые уши...
Боги и демоны
Искусственные миры
Выжить на краю бездны
Цена спасения
После Бога

3.Сколько полюсов у мира?
Разделенное человечество
Интересы и идеалы
Конец стабильности и "век капитализма"
Виртуальная политика
Подъем или спад?
Свет с Востока или "желтая опасность"?
Учить ли китайский?
Усталые тигры
Закат Запада
Прощание с Европой
Америка – латинская?
Горячие точки
Беспокойный век
Неустойчивая Европа
Исламский фактор
Пылающий континент
Заледенелый конфликт
Бесконечная война
Время боевиков
Битвы за мировое господство
Чем воевать?
Война как шоу и игра
Мишура повседневности
Мир—город
Иероглифы мысли
Этот ненужный космос
Оторваться от Земли
Пыльные тропинки

Вероятное и невероятное
Немного мужества и удачи
Будущее – это кошмар
"Все просто замечательно!"
"Кое-как справляемся..."
Приложение
Вехи грядущего века

Заключение












Rambler's Top100

Парниковый эффект

В последние десятилетия с климатом Земли действительно происходит что-то непонятное, и мировое сообщество всерьез обеспокоено.

На Международной конференции по глобальному потеплению, проходившей в конце 1997 г. в Киото, и в докладе Межправительственного совета по изменениям климата, подготовленном в 1995 г., говорилось, что если выбросы парниковых газов продолжаться в том же темпе, к 2025 г. средняя температура на планете поднимется на 1°С, а к 2100 – на 3,5°С. Пока что температура явно не повышается столь быстро. С одной стороны, некоторые страны вняли призывам мировой общественности и сократили выбросы углекислого газа, с другой – экономический кризис, поразивший Россию, сократил наши выбросы – весьма, кстати, значительные – так сказать, в явочном порядке, тем самым позволив нам выполнить свои обязательства в соответствии с Рамочной конвенцией ООН об изменении климата. Тем не менее, 1990-е годы все равно оказались самым теплым десятилетием за все время наблюдений, как до этого самыми теплыми оказались 1980-е.

Климат изменится везде, но по-разному. Менее всего перемены будут заметны близ экватора и в тропиках – там потепление скажется в основном на количестве осадков и урожайности. А вот в умеренных широтах северного полушария станет куда теплее. На большей части территории России зимы станут мягче почти на 5°С, а это значит, что на европейской части страны зима будет напоминать западноевропейскую – без морозов, а то и без снега (так случилось зимой 2001/2002 гг.) Похожие перемены произойдут и в Канаде. Одновременно почти на 10 процентов возрастет количество осадков (в последние годы в средней полосе России оно уже выше нормы), а значит, возрастет продуктивность сельского хозяйства. Теплолюбивые растения продвинутся к северу, и может статься, что виноград на подмосковных садовых участках из экзотики станет реальностью - выращивают же его в Германии.

Исходя из этого, иногда делают вывод, что в глобальном потеплении нет ничего плохого. В начале 1998 г. бывший президент Национальной академии наук США представил на рассмотрение научной общественности петицию, призывавшую правительства отклонить соглашения об ограничении выбросов парниковых газов. С точки зрения авторов этого документа, увеличение содержания углекислого газа в атмосфере – процесс естественный, и нет никакого смысла с этим бороться. Более того, он способствует росту растений: в частности, с 1950 г. масса лесов (не площадь, а запас древесины) в США возросла на 30 процентов. Особенно благоприятно сказывается избыток двуокиси углерода на растениях, растущих в засушливых условиях. Интенсивный рост растительных сообществ ведет, в свою очередь, к увеличению разнообразия видов животных, и в целом получается, что в результате возрастания количества углекислого газа в атмосфере «мы живем во все более и более благоприятных условиях окружающей среды. Наши дети будут наслаждаться жизнью на Земле с гораздо большим количеством растений и животных. Это замечательный и непредвиденный подарок от индустриальной революции»1.

Страны Африки, Южной Азии, большинство стран Центральной и Южной Америки, а также Ближнего и Среднего Востока ничего хорошего не ждет – температуры там изменятся незначительно, но дождей будет выпадать меньше, поскольку сокращение разницы температур между экватором и полюсами снижает интенсивность так называемого «западного переноса», в результате чего циклоническая деятельность ослабнет и влаги на сушу будет поступать меньше. Тропики и субтропики будут терзать жестокие засухи и лесные пожары, подобные тем, что обрушились в 1998 г. на Индонезию (последняя засуха сама по себе связана не с глобальным потеплением, а с так называемом явлением Эль-Ниньо – периодическим потеплением экваториальных поверхностных вод в центральной и восточной части Тихого океана. В будущем оно может быть значительно сильнее). Иссушение климата и примитивное сельское хозяйство способны привести к быстрому распространению пустынь в этих регионах. В США, Западной Европе, Японии, Китае и Юго-Восточной Азии климат изменится несущественно, разве что чаще будет обрушиваться на них экстремальная жара. Более благоприятным станет климат Австралии.

Изменение количества сельскохозяйственной продукции – важнейшее, но не единственное следствие. Медики тоже бьют тревогу. По их подсчетам, в ближайшие годы в городах летом множество людей будет умирать от перегрева. В июле 1995 года в Чикаго от теплового удара погибло 465 человек. Возможно, через сто лет счет пойдет на тысячи. Начнет подтаивать вечная мерзлота (для нашей страны – одно из самых неприятных последствий). Постепенно будет подниматься уровень мирового океана, поначалу почти незаметно, но потом – быстрее и быстрее. (Он и так поднимается, за XX век – почти на 20 см). Это связано с тем, что даже небольшое повышение уровня океана может привести к тому, что часть ледников Антарктики и Гренландии окажется "на плаву" и, оторвавшись от основного массива льда, расколется на части и начнет быстро таять. Всего за несколько лет уровень океана может подняться почти на 6 метров. Даже если в следующем веке этого не произойдет, поднимающееся море способно наделать немало бед.

Ожидается, что в ближайшие 50 лет уровень моря поднимется еще на 20 см, и к 2100 году высота подъема составит почти 50 см. В этом случае только США потеряют почти 20 тысяч квадратных миль низменных побережий – так, треть территории крупного национального парка Эверглейдс во Флориде расположена всего в 20 см выше уровня моря. Тяжелое положение сложится на низменностях Европы и Арктики – огромные территории в Сибири и Канаде могут попросту растаять как Земля Санникова. Круглогодичная навигация в Арктике – слабое утешение, ведь если вода будет подниматься быстро, порты просто не успеют перенести. Да и погода в Арктике резко ухудшится. На смену морозам придут туманы, дожди, штормы, сильнейшие ветры, которые станут совершенно обычными и зимой, и летом. Одновременно и очень быстро устареют все навигационные карты, ибо изменятся глубины и течения. А изменения температуры, солености и химического состава морской воды самым печальным образом скажутся на жизни обитателей моря.

Но это, так сказать, нейтральный вариант. Кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, но в целом баланс сохраняется. Высказывают, однако, предположения, что глобальное потепление в некоторых регионах может привести к длительным и очень сильным похолоданиям. В потеплевшем и опресненном из-за таяния льдов океане многие течения - например, Гольфстрим - ослабеют или изменят свое направление, ибо сегодня их поддерживает разница температур между высокими и низкими широтами.

Некоторые наблюдения уже отмечают подобные тенденции. Специалисты Бременского университета в 1995 г. обнаружили, что в Средиземном море с увеличением глубины температура воды скорее повышается, а не понижается2, как следовало бы ожидать.

Обычно температура воды падает с 13,5° C на глубине 1200 м до 13,32° C на глубине 3000 м, а сейчас она повышается с 13,5° C до 13,8° C. При этом соленость воды на глубине 3000 м возрастает на 0,02%. Причина этого явления неизвестна.

Изменился и характер морских течений, особенно глубинных. Дело в том, что после 1987 г. вода на поверхности Эгейского моря по какой-то причине стала более соленой, чем на глубине. А чем больше соленость воды, тем выше ее плотность. Плотная вода погружается вглубь, и в результате температура и соленость воды возрастают. Возможно, что виновато в этом потепление климата, которое вызывает усиленное испарение воды и повышает концентрацию соли в ее поверхностных слоях.

Ученые опасаются, что это явление – один из первых признаков изменений циркуляции и свойств глубинных слоев морской воды. Если нечто подобное в более крупных масштабах повторится в Северной Атлантике, нам будет о чем тревожиться. Сейчас холодная соленая вода, поступающая из Арктики, погружается вглубь, а ее место занимает поступающая с юга теплая вода. Математические модели показывают, что при двукратном увеличении содержания углекислоты в атмосфере Северо-Атлантическое течение, согревающее берега Скандинавии и Британских островов, замедлится, а потом и вовсе прекратится. При этом чем быстрее растет содержание углекислого газа, тем раньше наступает коллапс.

Так что уже в 2030 году, говорят расчеты, потепление может обернуться для европейцев своей противоположностью, и тогда Северная Европа окажется куда менее привлекательным местом для жизни, чем сейчас. То же самое может случиться в Тихом океане у берегов Аляски, которые согревает течение Куросио. В результате климат станет крайне неблагоприятным и в тропиках, и в умеренных широтах. Это приведет к резкому сокращению урожаев (как уже бывало в XVII веке), и многие страны окажутся перед угрозой голода.

К концу будущего века поднявшееся море и сильные штормы (количество тайфунов и штормов на потеплевшей Земле возрастет) полностью сотрут с лица земли такие туристические центры как Багамские и Мальдивские острова, а также значительную часть невулканических островов Тихого Океана. Под угрозой затопления окажется побережье Бангладеш и Китая. А для того, чтобы спасти положение в Средиземном море и Персидском заливе, придется, вероятно, возводить плотины.

Маловероятно, что человечество успеет воспользоваться «неожиданным подарком индустриальной революции» и хотя бы досыта наесться. Во-первых, не все растения реагируют на рост концентрации углекислоты увеличением биомассы, во-вторых, растениям для усиленного роста надо больше других питательных веществ. Конкуренция между ними обостряется, и в целом биомасса практически не увеличивается, разве что на очень богатых почвах. Скорее всего, при возросшей конкуренции растения просто не смогут накапливать достаточное количество питательных веществ, и пищевая ценность их резко снизится. Наконец, существуют растения, для которых высокое содержание углекислого газа неблагоприятно. К сожалению, среди них есть и ключевые сельскохозяйственные культуры – кукуруза, сорго, сахарный тростник, многие кормовые травы.

По сельскому хозяйству – особенно в средней полосе России – может ударить и так называемый «эффект пустыни». Дело в том, что избыток углекислого газа в приземном слое воздуха поглощает восходящие тепловые потоки, и температура непосредственно у земной поверхности станет на несколько градусов выше средней. Почва будет иссушена, и говорить о сколько-нибудь продуктивном сельском хозяйстве будет невозможно.

Тепло принесет с собой в умеренные широты разнообразных обитателей тропиков. И если экзотические животные и растения немного задержатся, то микроорганизмы, оказавшись в самой что ни на есть благоприятной атмосфере, пожалуют уже с первой волной потепления. На удивление жаркая погода девяностых годов уже привела к первым вспышкам тропических болезней в умеренных широтах. Чума, лихорадка денге и желтая лихорадка, малярия, различные формы холеры, а также редкие, не изученные толком и смертоносные болезни, вроде лихорадки Эбола, вполне могут прижиться в благополучных до сих пор с этой точки зрения Европе и Америке. Все очень просто – малярийный комар, например, не продержится и нескольких дней, если температура упадет ниже 17° С. Этот температурный барьер удерживает малярию за пределами зоны, где обитает около 60 процентов населения планеты. Если потеплеет хотя бы на 2 – 3 градуса, большинство жителей умеренных широт сможет лично познакомиться с этой болезнью.


И все же есть надежда, что этот апокалиптический прогноз останется лишь "страшилкой", предназначенной для того, чтобы подтолкнуть человечество к активным действиям. Шум вокруг глобального потепления способствовал тому, что многие страны стали жестко контролировать выбросы в атмосферу парниковых газов. Неизвестно, сказался ли эффект этих мер, или дело в каких-то естественных процессах, но ожидаемое резкое потепление никак не наступает. Специалисты вынуждены все время корректировать прогноз: перемены климата, которые предрекали к 2000 году, теперь ожидают в худшем случае к середине XXI века.

Конечно, потепление вполне реально, и 1990-е годы стали самыми теплыми за все время наблюдений. Но многие исследователи обращают внимание на сравнительно короткопериодические климатические циклы. Известно, что за последние 10 тыс. лет в северном полушарии наблюдалось шесть хорошо выраженных похолоданий и потеплений продолжительностью около 2000 лет. Каждый такой цикл разделяется на три эпохи – прохладную и влажную, сухую и теплую, а также переходную. Последняя прохладно-влажная эпоха продолжалась с XIV по XIX век (и таким образом, соответствует малому ледниковому периоду), и сегодня мы живем в теплую и сухую эпоху. В свою очередь, на эти длинные климатические волны накладывается более мелкая "рябь" - прохладные и влажные и теплые и сухие фазы продолжительностью 30 - 50 лет. На 1995 - 1998 гг. пришлось окончание малой прохладно-влажной фазы, и рубеж тысячелетий станет началом малого сухого и теплого периода, максимум которого придется на 2003 - 2010 гг., а окончание - на 2013 - 2017 гг.3 Так что потепление вполне закономерно, деятельность человека лишь усиливает эту тенденцию.

Насколько точны такие прогнозы? В начале 1990-х годов группа исследователей из Петербурга под руководством В.В. Полозова составила прогноз на основе влияния космических факторов на природные процессы.4 В соответствии с ним, в 1991 - 2004 гг. будут наблюдаться отрицательные аномалии температуры воздуха, а с 2005 до 2020 года ожидается значительное потепление. Несмотря на то, что 1990-е годы оказались теплее обычного, отрицательные аномалии и в самом деле случались чуть ли не каждый год. А до 2004 еще есть время и холода могут показать себя во всей красе.

К сожалению, мало кто рискует прогнозировать состояние климата более чем на 20 - 30 лет. Остается положиться на здравый смысл: за последние 2000 лет климат изменился не так сильно, чтобы ожидать в ближайшие десятилетия катастрофы.



НАЧАЛО
©Петр Дейниченко, 2000, 2003, 2009