Петр ДЕЙНИЧЕНКО

XXI век: история не кончается.   
Часть третья. Сколько полюсов у мира?

[Все книги] [Главная] [Новости] [Вокруг текстов: блог]
1.Будущее, которое никогда не наступит
Пространство выбора
Почему ошибаются пророки
Теория, мелочи и случайности
Мир циклов
Принцип поколений
Существует ли прогресс?
Дом с прозрачными стенами
Апокалипсис – сегодня!
На пороге

2.Тупики и пропасти
Когда погода портится
Тепло или холод
Парниковый эффект
Земля становится меньше
"Человеческий фактор"
"Русский крест": пионеры депопуляции
Когда кончаются запасы
Царь-голод
Век болезней и старости?
Возвращение чумы
Живите долго!
Судьба безумных идей
Неведомые технологии
Зачем машине мыслить?
Живые машины
Пришейте мне новые уши...
Боги и демоны
Искусственные миры
(только off-line)
Выжить на краю бездны
Цена спасения
После Бога

3.Сколько полюсов у мира?
Разделенное человечество
Интересы и идеалы
Конец стабильности и "век капитализма"
Виртуальная политика
(только off-line)
Подъем или спад?
Свет с Востока или "желтая опасность"?
Учить ли китайский?
Усталые тигры
Закат Запада
Прощание с Европой
Америка – латинская?
Горячие точки
Беспокойный век
(только off-line)
Неустойчивая Европа
Исламский фактор
Пылающий континент
Заледенелый конфликт
Бесконечная война
Время боевиков
Битвы за мировое господство
Чем воевать?
Война как шоу и игра
Мишура повседневности
Мир—город
Иероглифы мысли
Этот ненужный космос
Оторваться от Земли
(только off-line)
Пыльные тропинки

Вероятное и невероятное
Немного мужества и удачи
Будущее – это кошмар
"Все просто замечательно!"
"Кое-как справляемся..."
Приложение
Вехи грядущего века

Заключение




  • Российское космическое агентство
  • НАСА (космическое агентство США)
  • Европейское космическое агентство
  • Космическая программа Китая
  • Космическая программа Индии
  • Космическая программа Японии
  • Космическая программа Бразилии
  • История космической гонки
    - Первые ракеты
    - Пилотируемые полеты
    - Лунная программа США
    - Космические "челноки":
    американский "Шаттл" и советский "Буран"
    - Военные программы
  • Исследования планет
    - Луна
    - Марс
    - Венера
    - Юпитер
    - Сатурн
    - Внешние планеты

Примечания

1. Марочник Л. С., Сучков А. А. Галактика. - М., 1984, с.367.


Rambler's Top100

Этот ненужный космос

Несчетны солнца там горят...
Михаил Ломоносов

Пыль на тропинках

Вступив в космическую эру, человечество словно немного растерялось. Вряд ли сейчас кто-то может внятно сказать, чего мы, собственно, ждем от космических исследований. Конечно, нам нужны спутники связи, метеорологические зонды, спутники-шпионы, может быть, даже космические станции, где можно было бы обкатывать новые технологии и производить в невесомости уникальные материалы. Астрономы, конечно, не откажутся от космических телескопов, а планетологи – от изучения планет. Но все же – зачем?

В сущности, от ответа на этот вопрос зависит дальнейшая судьба космических исследований. Даже если в ближайшие пятьдесят лет появятся дешевые способы космических путешествий, совершенно необязательно, что они кого-то заинтересуют. Взглянуть на Землю с орбиты или прогуляться по Луне или Марсу было бы, конечно, здорово... все равно как сейчас съездить в Тибет или в Антарктиду. Одним словом, удовольствие на любителя.

Некоторые, правда, считают, что было бы неплохо иметь «запасной аэродром» – планету, на которую можно перебраться в случае космической катастрофы. В апокалиптических прогнозах никогда не было недостатка, и кто знает, не придется ли нашим далеким потомкам обустраиваться на новом месте? Огромный метеорит, экологическая катастрофа и даже эпидемия могут превратить нашу планету в совершенно непригодное для жизни место. Тогда уж лучше на Марс.

Пока с Марсом нам не везет. Сплошные разочарования: каналов нет, дышать там нечем, следы инопланетных цивилизаций («марсианский сфинкс») какие-то сомнительные, марсиан, даже самых скромных, пока не обнаружили, Фобос тоже оказался не искусственным спутником, а обычной каменной глыбой... К тому же, у «красной планеты» пропало больше космических аппаратов, чем где-либо. В сентябре 1999 г. у самого Марса исчез очередной космический аппарат – на этот раз американский «Mars Climat Orbiter», данные которого должны были помочь выбрать место посадки спускаемого аппарата, который подлетел к планете в конце 1999 года. Говорят, навигационная ошибка. А может быть, нас там не очень хотят видеть?..

Но, кроме Марса, нам и податься некуда. Это единственная планета, на которой температурный режим и ландшафт хоть немного похожи на земные. Замерзшая голая пустыня с огромными высохшими каньонами и высокими вулканами. Ну и что, что снег и иней там из углекислого газа – все мы видели «сухой лед». По некоторым данным, на Марсе есть и вода, только замерзшая. О количестве ее спорят. Одни ученые убеждены, что воды на «красной планете» немного, другие, напротив, считают, что пески Марса могут скрывать и вечную мерзлоту, и даже замерзшие океаны. Энтузиасты из Международного общества Марса уже нашли на Земле некое его подобие – на острове Девон, что в Канадском Арктическом архипелаге. Конечно, с разреженной атмосферой и слабым тяготением не получилось, но температуры на 75° северной широты вполне подходящие (на Марсе на экваторе температура иной раз поднимается даже выше 0°С) и рельеф похожий. Горы, лед и даже метеоритные кратеры. К лету 2000 года здесь построят станцию, аналогичную той, что предстоит соорудить на Марсе. Возможно, некоторые из 700 участников учредительной конференции Международного общества Марса найдут там свой дом...

Что может делать марсианская колония? Конечно, даже если на Марсе удастся построить обитаемую научную станцию, вряд ли ближайшие сто лет там побывает больше людей, чем за один сезон в Антарктиде. Помимо непосредственных исследований планеты, первопроходцам предстоит создать базу для дальнейших экспедиций с достаточными запасами воздуха и воды (даже если ее и обнаружат в достаточном количестве). Не исключено, что эти работы возьмут на себя автоматы, поскольку до сих пор точно не установлено, такой ли Марс безжизненный, каким кажется. Вполне возможно, что споры марсианских организмов (если, конечно, они размножаются спорами) только дремлют в ожидании благоприятных условий – более высокой температуры и влажности. В таком случае участникам первой экспедиции может достаться билет в один конец.

Биологическая опасность, грозящая нам из космоса, периодически обсуждается на международных конференциях по исследованию космического пространства. Поскольку проекты доставки образцов марсианского грунта на Землю вот-вот осуществятся, проблема биологической защиты становится по-настоящему актуальной. В 1996 г. полторы тысячи участников такой конференции буквально до последней запятой разобрали правила по биологической безопасности, разработанные американским космическим агентством для программы исследований Марса. Специалисты отлично помнят, что система биологической безопасности американской лунной программы была несовершенной, и землянам просто повезло, что Луна оказалась безжизненной. В свою очередь, земные формы жизни могут вместе с космическими аппаратами проникать в самые отдаленные края Солнечной системы. Возможно, они не только сохранят там свою жизнеспособность, но смогут долгие годы незаметно развиваться. Трудно сказать, во что они превратятся со временем, но очевидно, что это «нечто» долго будет сбивать с толку планетологов и космобиологов...

Как знать, именно желание найти хоть какую-нибудь жизнь и толкает человечество в космос. С чисто практической точки зрения, мы вполне могли бы обойтись околоземным пространством и, может быть Луной, а что до жажды познания, то у нас под боком мировой океан, дно которого изучено едва на 20 процентов. Желание найти жизнь воодушевляет не только специалистов, но и обычных людей, которые, как правило, вспоминают о космосе, когда выходит из строя какой-нибудь спутник связи, и не удается посмотреть в прямой трансляции футбольный матч. Вспомним шум, который поднялся во всем мире, когда было объявлено об открытии двух планетоподобных объектов у сравнительно близких звезд. Понятно, что первооткрыватели были в восторге (один из них, Джеффри Марси, сказал тогда: «Я был просто в восторе – человечество вступило в эпоху, когда стало возможно открывать новые миры!»), то широкую публику увлекала не чистая радость познания, а тот факт, что открыты именно «миры». Миры, где кто-то, может быть, тоже смотрит на небо. Такой же шум поднялся, когда в прессе появились сообщения о первых результатах изучения «марсианского метеорита», найденного в Антарктиде. Что общего между небесным булыжником со следами органики, тысячелетия пролежавшим во льдах, и двумя странными объектами, «вычисленными» при обработке спектров звезд с помощью сложнейшей компьютерной программы? Лишь то, что нам хотелось бы увидеть в них: знак, дающий нам надежду, что Вселенная окажется чуточку более человечной, и где-то мы встретим жизнь – или хотя бы что-то похожее на нее.

Нынешнее строго научное понимание места человечества во Вселенной слишком жестоко по отношению к обычному человеку, который не привык размышлять над такими вещами, как космическое одиночество, вечность и «антропный принцип». Выдающийся биолог, нобелевский лауреат Жак Моно писал: «В конечном счете человеку суждено узнать, что он одинок в бесчувственной безмерности Вселенной, где он родился на свет лишь по воле случая». До тех пор, пока ученые могут изучать жизнь, так сказать, в единственном экземпляре, эти слова остаются, с естественно-научной точки зрения, истиной, а все разговоры о множественности обитаемых миров и закономерности появле-ния жизни – лишь гипотезами.

Вполне вероятно, что жизнь на Земле или в Солнечной системе обязана своим появлением уникальному стечению обстоятельств. Некоторые факты подтверждают это мнение. «Существуют астрономические данные, которые, возможно, свидетельствуют об особом положении Солнца и, следовательно, Солнечной системы в Галактике. Точнее, следует говорить о возможной выделенности вообще всей галактической орбиты Солнца»1, – пишут Л. Марочник и А. Сучков в фундаментальной монографии, посвященной нашей Галактике. Конечно, в сходных условиях могут оказаться и орбиты других звезд – как в нашей, так и в других галактиках (а их миллионы), но все же возможное количество обитаемых миров резко сокращается.

Вопрос «одиноки ли мы во Вселенной?» в принципе равнозначен вопросу «что есть человек?». До новейшего времени место иным мирам было лишь в мистическом откровении, да и в нем они так или иначе относились с миром человеческим. Явный или неявный антропоцентризм лежит в основе всех наших религиозных, философских и научных представлений. Именно поэтому любой инопланетный организм, если доказано будет, что он возник и развился незави-симо от земной жизни, перевернет все наши представления о мире и о самих себе. Человечество окажется лицом к лицу с миром, в котором оно больше не будет явлением обязательным – как и земная жизнь вообще.

Даже если мы встретим лишь следы былой жизни, это будет иметь колоссальные последствия для всей системы нашего мировоззрения. До сих пор человечество, несмотря на все апокалиптические пророчества, пребывает в счастливом убеждении, что нет ничего такого, что могло бы всерьез угрожать существованию земной биосферы, частью которой мы являемся. В глубине души мы верим в бессмертие жизни. Философы говорят о «живом веществе», физики – о принципиальных отличиях процессов, происходящих в живой материи, от процессов в неживой. Но если окажется, что жизнь хрупка и смертна, не тщетны ли все наши попытки подняться над косной материей? Космос безжалостен, в нем есть силы, над которыми мы не властны, и если мы живы, то лишь потому, что нам повезло...


Итак, освоение Солнечной системы прямо зависит от того, встретим ли мы хоть где-нибудь жизнь или ее следы. Тела, на которых есть жизнь, будут пользоваться самым пристальным вниманием ученых, но на их посещение, скорее всего, наложат строгий запрет. Возможно, риск не так уж велик, но пройдут годы и годы, прежде чем биологи смогут сказать по этому поводу что-то определенное. Может быть, между инопланетными и земными формами жизни вообще нет ничего общего, и они друг для друга и не конкуренты, и не пища. И все же, если на Марсе обнаружатся хотя бы следы жизни, вряд ли там в обозримом будущем появится обитаемая научная станция.

Помимо Марса, поиски внеземной жизни будут в XXI веке вести и на некоторых других телах Солнечной системы.

Одно из самых подходящих для этого мест – спутник Юпитера Европа. Уже нет сомнений, что поверхность этого небесного тела представляет собой скованный льдом колоссальный океан (Европа немногим меньше Луны). Под коркой льда, толщина которой может достигать многих километров – жидкая вода, которая иногда прорывается на поверхность. Очевидно, под лед иногда проникает свет, очевидно, что на Европе есть внутренние источники тепла, а толстая корка льда – прекрасная теплоизоляция. Почему бы не предположить, что этот океан заселяют, по крайней мере, микроорганизмы? Кстати говоря, известный фантаст и футуролог Артур Кларк совершенно в этом уверен. Увы, космическая станция «Галилей», пролетевшая в 2001 году близ Европы, ничего не обнаружила...

Другой спутник Юпитера – горячая Ио. Там действуют самые мощные в Солнечной системе вулканы, извержения которых выбрасывают немалое количество серы и органических веществ. Температуры в вулканических районах соизмеримы даже с земными. Атмосфера, правда, разреженная, но в столь сложном с геологической точки зрения космическом теле вполне могут оказаться глубокие впадины или даже пустоты, наполненные вулканическими газами – подходящие места для некоторых экзотических микроорганизмов, для которых сера и ее соединения вполне благоприятная среда.

Наконец, один из самых загадочных объектов Солнечной системы – спутник Сатурна Титан. По сути, это планета – он значительно больше Меркурия, а среди спутников планет его превосходит лишь спутник Юпитера Ганимед. Это единственный спутник, обладающий по-настоящему плотной атмосферой (давление у поверхности – более полутора атмосфер), состоящей, как и земная, в основном из азота. Поверхность этого холодного тела почти полностью скрыта метановыми облаками и дымкой. Не исключено, что на Титане существуют обширные метановые (или этановые) океаны. В принципе все это говорит о том, что там могут существовать очень сложные органические соединения.


Если вдруг обнаружится, что в других мирах нет никаких признаков жизни, очень может быть, что там удастся поселить какие-либо трансгенные организмы. Работы Э. Эллингтона из Университета штата Техас показали, что можно, например, научить кишечную палочку усваивать ядовитую для земных микроорганизмов аминокислоту фторотриптофан. Считается, что на других планетах эта аминокислота может быть аналогом необходимой для кишечной палочки земной аминокислоты – триптофана. Выведенный штамм кишечной палочки питается исключительно ядовитым фтортриптофаном и прекрасно себя чувствует. Это означает, что можно выводить микроорганизмы, которые будут питаться ядовитыми для нас веществами, выделяя газы, которые со временем сделали бы атмосферу приемлемой для человека.

Наиболее подходящее место для такой колонизации – опять-таки Марс. Теоретически на этой планете даже сейчас могли бы выжить некоторые земные микроорганизмы и, может быть, лишайники – конечно, в том случае, если их немного «подправят» генетики. Они начнут выделять кислород, и за этими первопоселенцами на «красную планету» могут шагнуть и другие генетически измененные растения. Неизвестно, однако, как скажутся на них суровые инопланетные условия. Разреженная атмосфера Марса, в отличие от земной, практически не задерживает жесткое космическое излучение, которое будет способствовать мутациям, способным породить совершенно удивительные формы. (На Земле похожие эффекты наблюдаются на высокогорных плато). Если земная жизнь, даже генетически измененная, там так и не приживется, у людей будет еще одна возможность: чужие миры могут оказаться вполне благоприятными для кремнийорганических «живых машин». Но человек на Марсе в таком случае всегда будет полностью отгорожен от внешней среды – услышать свист марсианского ветра он сможет лишь с помощью микрофона. Быть может, лишь столетия спустя, когда микроорганизмы проделают свою незаметную работу, и условия на планете станут чуть мягче, люди находиться на ней без скафандров (не исключено, что генная инженерия скорее позволит приспособить людей к Марсу, чем Марс к человеку. Но это уже будут настоящие инопланетяне, которые на Земле жить не смогут).

Есть, впрочем, радикальный способ изменить марсианские условия. Размещенные на орбите микроволновые энергетические установки позволят достаточно быстро нагреть планету. При этом выделится огромное количество газов, возникнет парниковый эффект, давление и температура на планете повысятся и там сможет существовать жидкая вода. Полагают, что такие условия могли возникать на Марсе в далеком прошлом – о чем свидетельствуют долины высохших рек. В любом случае, для планеты такой эксперимент станет настоящей экологической катастрофой, и после нее Марс превратится в совершенно иной мир.

С точки зрения этики эта идея сомнительна – кто знает, есть ли у нас право переделывать другие миры, и насколько это безопасно, - но технически она отнюдь не утопична. Проекты микроволновых орбитальных энергостанций уже разрабатываются. Представьте себе круг километрового диаметра, одна сторона которого покрыта тонкой пленкой, сплошь покрытой фотоэлементами, а на другой расположено более 13 миллиардов миниатюрных микроволновых передатчиков. Каждый такой передатчик излучает 1,5 ватта. По внешнему ободу круга проложены два сверхпроводящих кабеля, по которым в противоположных направлениях течет электрический ток (это необходимо, чтобы исключить возникновение сверхмощного магнитного поля). На Земле микроволновый луч улавливают приемники энергии. Полагают, что такую станции можно было бы создать уже в ближайшие десять лет, причем для монтажа конструкции весом более тысячи тонн понадобится всего 55 запусков тяжелых ракет, и обойдется она примерно в 6 млрд. долларов.


Кто возглавит будущую космическую гонку? Сейчас лидерство США не подлежит сомнению, но такая ситуация, скорее, исключение, и вряд ли она продлится долго. Сохраняют свои космические амбиции Россия и Китай, возможно, принесут свои плоды усилия объединенной Европы, развивают свои космические программы Япония и Бразилия. До тех пор, пока более дешевые средства доставки грузов на орбиту не найдут широкого распространения – то есть, до 2020-х годов – полеты в космос будут осуществляться в основном в этих странах, хотя какие-то страны (к примеру, Индия) могут время от времени запускать свои спутники.

Перемены начнутся со второй четверти следующего века, когда, как полагают, главные направления космических исследований будут определять не государства, а частные компании. Можно предположить, что их интересы сосредоточатся в основном на добыче полезных ископаемых, услугах связи и производстве материалов в невесомости. Вероятно, очень скоро какая-то из фирм впервые попробует силы в «космическом туризме» (первые "туристические" полеты уже состоялись). Очевидно, космический бизнес к середине следующего века будет ограничен околоземным пространством и, может быть, Луной. В более отдаленном будущем его интересы могут распространиться на Марс и пояс астероидов. Что касается дальних планет, вплоть до середины XXI века экспедиции туда смогут посылать лишь некоторые государства и международные организации. Если же в космосе обнаружится жизнь, свобода действий частных компаний, скорее всего, будет ограничена околоземным пространством.

Появится ли в космосе оружие? Здравый смысл подсказывает, что избежать этого вряд ли удастся, но, возможно, люди смогут хотя бы избежать гонки вооружений в космосе.


Не исключено, что первой страной, которая по-настоящему будет заинтересована в освоении планет, окажется Китай – если, конечно, сможет успешно приспособиться к реалиям постиндустриального мира. Колоссальные человеческие ресурсы дают Китаю ощутимое преимущество, а недостаток места на Земле вполне может подтолкнуть китайцев к тому, чтобы искать решение за ее пределами. Конечно, вряд ли внеземные колонии станут реальностью ранее 2100 года, но совершенно необязательно, что они должны оставаться в пределах Солнечной системы. Ко второй половине XXI века многие специалисты предрекают создание эффективного двигателя для межзвездного корабля, способного добраться до ближайших звезд за время, сравнимое с продолжительностью человеческой жизни. Не исключено, что к тому времени удастся выяснить, есть ли там пригодные для жизни планеты, и тогда наверняка кто-то рискнет отправиться туда...



НАЧАЛО
©Петр Дейниченко, 2000, 2003, 2009