Петр ДЕЙНИЧЕНКО

XXI век: история не кончается.   
Часть третья. Сколько полюсов у мира?

[Все книги] [Главная] [Новости] [Вокруг текстов: блог]
1.Будущее, которое никогда не наступит
Пространство выбора
Почему ошибаются пророки
Теория, мелочи и случайности
Мир циклов
Принцип поколений
Существует ли прогресс?
Дом с прозрачными стенами
Апокалипсис – сегодня!
На пороге

2.Тупики и пропасти
Когда погода портится
Тепло или холод
Парниковый эффект
Земля становится меньше
"Человеческий фактор"
"Русский крест": пионеры депопуляции
Когда кончаются запасы
Царь-голод
Век болезней и старости?
Возвращение чумы
Живите долго!
Судьба безумных идей
Неведомые технологии
Зачем машине мыслить?
Живые машины
Пришейте мне новые уши...
Боги и демоны
Искусственные миры
(только off-line)
Выжить на краю бездны
Цена спасения
После Бога

3.Сколько полюсов у мира?
Разделенное человечество
Интересы и идеалы
Конец стабильности и "век капитализма"
Виртуальная политика
(только off-line)
Подъем или спад?
Свет с Востока или "желтая опасность"?
Учить ли китайский?
Усталые тигры
Закат Запада
Прощание с Европой
Америка – латинская?
Горячие точки
Беспокойный век
(только off-line)
Неустойчивая Европа
Исламский фактор
Пылающий континент
Заледенелый конфликт
Бесконечная война
Время боевиков
Битвы за мировое господство
Чем воевать?
Война как шоу и игра
Мишура повседневности
Мир—город
Иероглифы мысли
Этот ненужный космос
Оторваться от Земли
Пыльные тропинки

Вероятное и невероятное
Немного мужества и удачи
Будущее – это кошмар
"Все просто замечательно!"
"Кое-как справляемся..."
Приложение
Вехи грядущего века

Заключение



  • Военно-стратегическое прогнозирование
  • Джошуа Голдстайн

Примечания

1. Goldstein, Joshua S. Long Cycles: Prosperity and War in the Modern Age. New Haven, 1988, p. 17.


Rambler's Top100

Бесконечная война

Битвы за мировое господство

См. также Мир циклов

Гегемонистские циклы Голдстайна

И все же многие специалисты полагают, что эпоха крупномасштабных войн между государствами отнюдь не миновала. Джошуа Голдстайн считает длительные эпохи войн неизбежным элементом в череде долгих военно-политических (так называемых "гегемонистских") циклов продолжительностью около 150 лет. По его мнению, каждый такой цикл начинается с периода «сильной гегемонии» какой-либо мировой державы, возникающего после очередной эпохи войн за мировое наследство. За минувшие 500 лет (в более раннюю эпоху циклы проследить не удалось из-за недостатка сведений) такими господствующими державами были Венецианская республика, Нидерланды (после 1648 г.), Великобритания (после 1815 г.) и США (после 1945 г.). Преобладание одной страны над другими, однако, со временем уменьшается, и вся система движется к более конкурентному и многополярному мировому порядку, который, увы, заканчивается появлением очередного претендента (или претендентов) на господство в мировой экономике и политике и новой эпохой войн. Весь цикл продолжается 150 – 200 лет, причем на него накладываются «рябь» более коротких периодических процессов, в частности, длинные волны Кондратьева, характеризующие состояние мировой экономики.

Итак, с точки зрения Голдстайна, мир в конце 1980-х находился в первой фазе очередного, уже четвертого гегемонистского цикла, и движется от периода «сильной гегемонии США» к еще более долгой эпохе, когда господство этой страны в мире будет клониться к упадку. Одновременно на конец 1980-х пришелся, по теории «длинных волн», период экономического спада. Исходя из этого, Голдстайн предположил, что где-то после 1995 г. в мире начнется интенсивный экономический рост, который продлится примерно до 2020-х годов. Этот рост приведет в первой трети XXI века к значительному возрастанию военной опасности. «Хотя сроки эти чрезвычайно приблизительны, - пишет он, - ход циклов предполагает, что в структурном отношении первые десятилетия XXI века могут отличаться опасным сочетанием экономического роста и упадка гегемонии. Такой период... более будет напоминать ситуацию, складывавшуюся в мире в период с 1893 по 1913 г., которая в конечном счете разрешилась Первой мировой войной».1 (Заметим, что Голдстайн, как некоторые другие аналитики, считает Первую и Вторую мировые войны двумя фазами одного глобального конфликта, в результате которого и возник нынешний мировой порядок.)

Риск военного столкновения между великими державами будет особенно велик к концу текущего периода – то есть, где-то около 2020 – 2030 г. Борьба эта не разрешится в одном-единственном конфликте, но может затянуться даже на десятилетия. Средняя длительность цикла предполагает, что нового гегемона, которым станет страна, выбравшаяся из глобального конфликта с наименьшими потерями, человечество увидит не ранее второй половины XXI века. Но до тех пор нам предстоит жить в крайне нестабильном мире. Многие аналитики обращают внимание, что, как и в случае с Первой мировой войной, человечество может «не заметить» приближение нового конфликта. К августу 1914 г. привела причудливая цепочка кризисов (названия некоторых из них ничего не говорят современному читателю – к примеру, «второй марокканский кризис 1911 г.»), каждый из которых отнюдь не казался современникам чем-то ужасным.

Циклы мирового лидерства Джорджа Модельски

К сходным выводам приходит Джордж Модельски, развивающий теорию приблизительно столетних циклов мирового лидерства. Из нее следует, что новая фаза военно-политической активности начнется после 2030 г. По мнению Модельски, в настоящее время мировым лидером, в чьих руках находятся клю-чи от мирового порядка, являются Соединенные Штаты. Они заняли это поло-жение после периода «глобальных войн», продолжавшегося с 1914 по 1945 г. (всего он насчитывает пять таких периодов, начиная с 1494 г.). Модельски, тем не менее, не утверждает, что глобальная война неизбежна – так уж получалась, что минувшие века смена мирового лидера не могла произойти мирно. Он подчеркивает, что его циклы – не военные, но политические. Поэтому вполне возможно, что в будущем мировой лидер – а им, в любом случае, станет страна, оказавшаяся на гребне экономических и политических новшеств, – займет свое положение мирным путем.

Существует еще несколько циклических теорий смены военно-политического господства. Большинство из них исходят из того, что цикл продолжается 100 или более 100 лет (с отклонением ±10 лет), при этом очередной цикл начался после 1945 г, и господствующей державой в мире являются США. Из этого с необходимостью следует, что Соединенные Штаты приближаются к периоду упадка своего могущества, поэтому середина и вторая четверть XXI века станут эпохой серьезных международных конфликтов, а может быть, и мировой войны; наконец, после войны место США займет какая-то другая страна.

Будущий гегемон

Кому суждено стать этим таинственным наследником? В большинстве работ, опубликованных до 1990 г., главным претендентом на эту роль с завидным постоянством называли Советский Союз. Другие авторы были осторожнее, говоря, что трудно делать какие-то обоснованные предположения, заглядывая на 100 лет вперед. В самом деле, отмечает Голдстайн, Нидерланды, оказавшие-ся в выигрыше после Тридцатилетней войны (первой «войны за гегемонию», завершившейся в 1648 г. Вестфальским миром), за сто лет до этого были в руках испанских Габсбургов. Британию, унаследовавшую мировое лидерство после Наполеоновских войн, в 1648 г. раздирала гражданская война и никто не предрекал ей великого будущего; точно так же, в 1815 г. Соединенные Штаты были еще очень маленькой страной и немногие предполагали, что через сто лет им предстоит играть значительную роль в Европе.

Сам Голдстайн в конце 1980-х осторожно предположил, что на роль будущей доминирующей в мировой политике державы больше подходит Китай. СССР, по его мнению, уготована судьба державы, которой предстояло бросить вызов слабеющему «гегемону» – США – и, как следует из исторического опыта, потерпеть (вместе с прежним «гегемоном») неминуемое поражение, чтобы главенствующее положение заняла какая-то третья страна, оставшаяся в стороне от конфликта. Китай отвечал этим требованиям. Он встал на ноги после последней войны за гегемонию, в которой, хотя и участвовал, но играл пассивную роль, будучи жертвой агрессии. Население Китая молодо, ресурсы огромны, а индустриализация страны на основе высоких технологий способна быстро превратить Китай в передовую экономическую державу. И если бы Китай смог остаться в стороне от будущей войны между СССР и США, которая теоретически ожидалась где-то после 2020 г... Но Советский Союз неожиданным образом исчез с карты мира, и все прогнозы повисли в воздухе.

Значит ли это, что прогнозы на основании циклических теорий вообще бессмысленны? Очень вероятно, что дело не в качестве теорий, а в том, что одна эпоха сменяет другую, и прежние циклы больше «не работают». Нет больше системы «великих держав», существовавшей несколько столетий, трансформируется понятие национального государства и само понятие мирового господства. Тем не менее, процессы, начавшиеся в прошлом, продолжают осуществляться. Мы все равно мыслим мир как систему государств, говорим о национальных интересах, и понадобится, может быть, не менее двух поколений, чтобы люди начали по-другому думать. Можно сколько угодно говорить о том, что реальная власть переходит от национальных государств к транснациональным корпорациям, но корпорации пока что не начинают войн. Войны начинают правительства, и военные аналитики рассматривают пока традиционные сценарии – вполне в духе известной мудрости, что генералы всегда готовятся к предыдущей войне. Вот у нас недавно проводили учения, в которых отражали вторжение с Запада. Очень актуально. Политически, может быть, и оправдано. Но реальная-то война давно идет на юге. И все эти южные войны ужасно похожи друг на друга: Афганистан, Балканы, Таджикистан, Карабах, Курдистан, Чечня, теперь вот Киргизия...

Надо сказать, что российские генералы не одиноки. Их коллеги за океаном до сих пор всерьез рассматривают сценарий, в котором наши – теперь уже российские – танки стремительным броском выходят к Атлантическому океану, обрушивают ядерные удары на Германию, оккупируют Францию и основывают новую Российскую империю (в которую почему-то не включают Эстонию, Латвию, Молдавию, Румынию и Балканы)... Зачем? А вот придет к власти русский националист и славянофил, и решит восстановить былое величие России – и вперед... Естественно, не на устаревших танках, а располагая всей мощью воен-ных технологий, основанных «на новых физических принципах», например, «радиочастотного оружия», разработки которого начались в середине 1980-х, бесшумного и смертоносного, равно уничтожающего и солдат противника, и его электронику.



НАЧАЛО
©Петр Дейниченко, 2000, 2002, 2009