Петр ДЕЙНИЧЕНКО

XXI век: история не кончается
Часть вторая. Тупики и пропасти

[Все книги] [Главная] [Новости] [Вокруг текстов: блог]
1.Будущее, которое никогда не наступит
Пространство выбора
Почему ошибаются пророки
Теория, мелочи и случайности
Мир циклов
Принцип поколений
Существует ли прогресс?
Дом с прозрачными стенами
Апокалипсис – сегодня!
На пороге

2.Тупики и пропасти
Когда погода портится
Тепло или холод
Парниковый эффект
Земля становится меньше
"Человеческий фактор"
"Русский крест": пионеры депопуляции
Когда кончаются запасы
Царь-голод
Век болезней и старости?
Возвращение чумы
Живите долго!
Судьба безумных идей
Неведомые технологии
Зачем машине мыслить?
Живые машины
Пришейте мне новые уши...
Боги и демоны
Искусственные миры
Выжить на краю бездны
Цена спасения
После Бога

3.Сколько полюсов у мира?
Разделенное человечество
Интересы и идеалы
Конец стабильности и "век капитализма"
Виртуальная политика
Подъем или спад?
Свет с Востока или "желтая опасность"?
Учить ли китайский?
Усталые тигры
Закат Запада
Прощание с Европой
Америка – латинская?
Горячие точки
Беспокойный век
Неустойчивая Европа
Исламский фактор
Пылающий континент
Заледенелый конфликт
Бесконечная война
Время боевиков
Битвы за мировое господство
Чем воевать?
Война как шоу и игра
Мишура повседневности
Мир—город
Иероглифы мысли
Этот ненужный космос
Оторваться от Земли
Пыльные тропинки

Вероятное и невероятное
Немного мужества и удачи
Будущее – это кошмар
"Все просто замечательно!"
"Кое-как справляемся..."
Приложение
Вехи грядущего века

Заключение





Rambler's Top100

Разделенное человечество

Виртуальная политика

Есть люди, которые любят гонять на «Харлеях» – байкеры. Другие предпочитают коллекционировать мягкие игрушки – всяких там розовых пушистых зайчиков и симпатичных мишуток. Когда два таких качества сочетаются в од-ном человеке, последствия бывают непредсказуемыми.

В один прекрасный день два года назад стокилограммовый татуированный детина в черной коже зашел в один из магазинов, принадлежащих извест-ной американской торговой фирмег, чтобы подкупить к своей коллекции како-го-нибудь милого бельчонка. Что уж там вышло, за давностью лет никто не помнит – может, он пил пиво или его обсчитали, но получился скандал. Он не стал крушить витрины или въезжать в магазин на мотоцикле. Не таков совре-менный байкер, чтобы опускаться до примитива. Нет, он нанял веб-дизайнера, заказав тому сайт, на котором он разместил все добрые слова об этой торговой фирме и ее сотрудниках. Сайт существует до сих пор и пользуется большой по-пулярностью – желающих сказать пару ласковых оказалось более чем достаточ-но.

Общее количество таких сайтов неизвестно, но только против компании «Microsoft» направлено не менее двадцати. По сути, они превратились в виртуальную жалобную книгу, и многие компании с успехом используют ее, чтобы контролировать деятельность своих филиалов. Встречаются там и дельные со-веты. Разумеется, пока это, как и весь «Интернет», на 90 процентов американ-ский феномен. Но с далеко идущими последствиями. Аналогичные технологии, как мы уже успели убедиться в ходе нашей предвыборной кампании, с успехом применяются в политической борьбе и вполне могут использоваться в ходе эт-нических и межгосударственных конфликтов.

Главный политический эффект Сети заключается в том, что фактически каждый желающий, приложив самые незначительные усилия, способен сколотить «группу поддержки», и оказывать с ее помощью давление на политические круги и общественное мнение, а также добывать средства для своей политиче-ской деятельности. Появление таких «виртуальных организаций» меняет всю природу политики. Во-первых, политические организации существуют только в киберпространстве. Сотни тысяч одновременных обращений к парламенту ка-кой-либо страны с требованием принять или отменить тот или иной закон, рас-сылка соответствующих статей или «компромата» по всем средствам массовой информации, – все это может исходить из самых разных точек земного шара, причем люди, объединившиеся в этой кампании, могут вовсе не подозревать друг о друге. Их объединяют лишь общие убеждения и желание действовать. В считанные дни можно организовать давление на владельца какой-нибудь фабрики в Никарагуа, закрывшего ее из-за нерентабельности. Его обзовут жадным буржуем, некомпетентным менеджером, бездушным человеком, призовут всех людей доброй воли не покупать продукцию других предприятий и, не исключе-но, организуют согласованную атаку на него на мировых финансовых рынках. Бедняга разорится. Уволенным рабочим легче не станет, но благополучные оби-татели Сети уснут с чувством выполненного долга – до следующего раза, когда выяснится, что уволенные с никарагуанской фабрики рабочие организовали сельскохозяйственный кооператив и, распахав под него 30 гектаров, поставили под угрозу выживание редкого вида многоножек. Снова поднимется всемирный шум, и в конечном счете все кончится кампанией по сбору гуманитарной помо-щи для лишившихся средств к существованию рабочих...

Отличие виртуальных политических и пропагандистских акций в том, что участники их, как правило, почти анонимны, почти всегда некомпетентны (так как обычно не в состоянии проверить информацию на месте) и часто нахо-дятся вне пределов юрисдикции той страны, против граждан, организаций или компаний которой проводят свою атаку. Подобные акции часто спонтанны и не имеют реальных организаторов. Более того, они могут вовсе не иметь рацио-нального обоснования – в известном смысле, срабатывает инстинкт толпы. До-бавим, что Сеть дает пристанище любым политическим и общественным груп-пам – от самых радикальных до самых экзотических – и все они находят какое-то число сторонников, которые получают возможность координировать свои усилия.

Роль Сети в развитии конфликтов в Косово и на Тиморе нельзя недооце-нивать. Тысячи людей, плохо разбирающихся в сути этих застарелых и сложных конфликтов и воспринимающих все в черно-белых тонах, организовывали ми-тинги и демонстрации, бомбардировали своими посланиями мировых лидеров и дипломатов, оказывали давление на средства массовой информации... Диплома-ты могли бы решить их «по-тихому», но дипломатия теперь спектакль, в кото-ром «публика диктует все дальнейшие повороты сюжета и нюансы игры».

Возможно, перспективы политического влияния Всемирной паутины не-сколько преувеличены. Первыми ее «жителями» были молодые, творческие и активные люди, часто с достаточно оригинальными политическими воззрения-ми. Чем шире будет Сеть, тем чаще будут попадать в нее «мирные обыватели», далекие от политики и от участия в массовых акциях. Тем не менее, относи-тельная анонимность многим может прийтись по вкусу, и в общем политическая активность в Сети будет возрастать.

Усилится и роль Сети как независимого средства информации. Трудно сказать, насколько эту информацию можно будет считать объективной, ибо ка-ждый пользователь может формировать свой информационный канал на основе совершенно субъективных предпочтений, игнорируя все противоречащие им факты. Тем не менее, очевидно, что несмотря на все попытки государственного и общественного контроля, практически любой пользователь может разместить в Сети практически любую информацию, вопрос лишь в технических и финан-совых возможностях. Сегодня Сеть в основном отражает западный (в более уз-ком смысле, американский) взгляд на события в мире. Это связано прежде всего с преобладанием в Интернете английского языка и с отсутствием программ пе-ревода, которые позволили бы моментально переводить любой текст на язык пользователя. Работа над такими программами ведется, и несмотря на то, что они вряд ли будут пригодны для перевода сложных научных и художественных текстов, в сфере информации это может произвести подлинную революцию. По некоторым оценкам, к 2005 году самое большое число пользователей Интернет будет в Китае. Предположим, что к этому времени (или несколько позже) поя-вятся программы моментального перевода для основных языков мира. Нет со-мнения, что среди них будут и китайский, и японский, и арабский. Информаци-онная картина мира в Сети моментально изменится, и преобладающим станет восточно-азиатский взгляд. Конечно, и жители Восточной Азии получат воз-можность узнать точку зрения европейцев и американцев из первых рук. Это значит, что уже в конце первого десятилетия XXI века в мире резко усилится обмен идеями, и вряд ли этот обмен будет односторонним. Дополнительным фактором, способствующим обмену идеями станет появление примерно в это же время интерактивного телевидения и распространение автоматического пе-ревода на обычное спутниковое вещание. На практике это значит, отмечает Тоффлер, что российское или турецкое телешоу в Германии будут сразу смот-реть на немецком языке. Или на любом другом – кто как захочет. Это касается и программ новостей – очевидно, на них-то это новшество распространится пре-жде всего. Новое измерение обретет религиозное вещание – проповеди ислам-ских фундаменалистов и папского престола зазвучат во всем мире – от Москвы до Калифорнии. При этом информационное пространство Всемирной паутины, скорее всего, сохранит свои основные черты и по-прежнему будет пристанищем для всех возможных идей, виртуальных политических групп и общественных организаций. Это позволит по-настоящему выйти на мировую арену таким стра-нам, как Япония, которая сегодня, в сущности, замкнута на себя (всего 125 млн. человек в мире говорят по-японски), Индонезия, арабскому миру, выйти не только со своими деньгами, технологиями и ресурсами, но с оригинальными идеями, многие из которых недоступны остальному человечеству только из-за языкового барьера.

Развитие Сети радикальным образом изменит мировую экономику. Двойственное влияние виртуальной экономики уже испытывают Соединенные Штаты. Журнал «Бизнес Уик» отмечает, что в США сейчас сосуществуют две экономики – традиционная, для которой характерен медленный рост инвести-ций и производства, в которой почти не растут доходы и заработная плата, и быстро растущая новая, в которую входят компании-производители компьюте-ров и программного обеспечения, интернет-компании, занятые в сфере финан-сов, торговли и услуг. Для этих отраслей характерны огромные доходы и сверх-высокая заработная плата. Они готовы приглашать программистов из самых разных стран мира и платить им хорошие деньги, и вовсе не желают расходо-вать их на подготовку и переподготовку специалистов их числа американских трудящихся (последнее обойдется дороже, а качеством выйдет хуже – уж лучше позвать русских или китайцев). Они с удовольствием вкладывают средства в развитие промышленности – но отнюдь не в США. Наконец, они трансформи-руют американскую экономику под свои нужды, причем процесс этот происхо-дит настолько быстро, что «проглоченные» новыми акулами фирмы даже не ус-певают понять, кто их собственно, проглотил. Главная причина – сверхбыстрая концентрация капитала в этих новых отраслях. В 1997 году под именем «Yahoo!» скрывалась всего лишь поисковая машина и небольшая фирма. За два года она превратилась в компанию стоимостью 40 миллиардов долларов, рабо-тающую на рынке средств массовой информации. То же касается и многих дру-гих Интернет-компаний. Их роднит то, что еще пять лет назад о них никто ниче-го не знал, появление этих новых капиталов не учитывалось ни в каких прогно-зах – и это тот капитал, который уходит из «традиционных» отраслей. Новые, по большей части молодые предприниматели – многим нет и 40 лет – предпочита-ют размещать его совершенно иначе, чем их старшие коллеги. В результате американская экономика растет, динамика ее стремительно меняется, и тради-ционные отрасли американской промышленности становятся все менее конку-рентоспособными. В других странах, в том числе и в Европе, влияние «виртуальной экономики» пока не слишком заметно, но приход ее не за горами.

Результат может оказаться самым плачевным – в настоящий момент, ра-зумеется, прежде всего для Соединенных Штатов – страна может войти в глу-бокий экономический спад. В этом не будет ничего удивительного. История по-казывает, что технологические новшества, приводившие к быстрому экономи-ческому росту, одновременно становились причиной очень глубокого спада. Со временем баланс восстанавливался, но на этот раз все может быть иначе, ибо нынешний спад совпадет с формированием глобальной экономики, для успеш-ного функционирования которой положение той или иной страны значит не слишком много.


ДАЛЕЕ...

НАЧАЛО
©Петр Дейниченко, 2000, 2003, 2009