СЛОВОСФЕРА: история будущего. Реальные угрозы

[Все книги] [Главная] [Новости] [Вокруг текстов: блог]

Ссылки по теме:


Петр ДЕЙНИЧЕНКО
XXI век: история не кончается
М., 2000; веб-версия: 2002

Что несет с собой новый век? Справятся ли люди с угрозами, которые порождает глобальная технологическая цивилизация? Можно ли вообще заглянуть в будущее?
Эта книга – не предсказание, но попытка задуматься над этими вопросами и, может быть, распознать те ловушки, что несет с собой завтрашний день.


Россия под ударом
О международных конфликтах, в которые может быть вовлечена Россия.

Назад за железный занавес?
Геополитические перспективы России смущают политологов.

Обзор книг о геополитической ситуации России.

Сумерки человечества: последнее предупреждение
Высокие технологии - угроза существованию человечества, считает Билл Джой, один из ярчайших умов в компьютерном мире, человек, чьи работы привели к возникновению Всемирной Паутины. К его мнению стоит прислушаться.


Rambler's Top100


Озаренные адским пламенем

Эта заметка написана в 2000 году. С тех пор много воды утекло и немало крови. Обновлять эту страничку - довольно печальное дело. Можно только добавлять ссылки.

О терроризме и борьбе с ним сегодня не говорит только ленивый. Кажется, все внимание общества сосредоточено на этой проблеме. В самом деле, в российских СМИ полным-полно материалов, посвященных терроризму. Но есть и другой показатель, на первый взгляд не очень заметный: на полках наших книжных магазинов почти нет книг об этом феномене. Книжный рынок - чуткий барометр. Раз нет книг, значит нет и спроса на них. Значит, пропускаем мимо ушей все, что говорят нам с телеэкрана, словно живем в какой-нибудь спокойной стране.

В самом деле, в интернет-магазине «Озон» обнаружилось не более десятка книг, как-то касающихся проблемы терроризма. И лишь одна из них затрагивает существующее положение дел: это сборник «Современный терроризм: состояние и перспективы» (М.: Эдиториал УРСС, 2000). Остальные посвящены войскам СС, Марии Спиридоновой, Якову Блюмкину... Заметим, что крупнейший англоязычный интернет-магазин Amazon.com предлагает более 2000 книг по этой проблеме - от триллеров Нельсона Демилля и Тома Клэнси до практических пособий типа «Как не стать жертвой теракта». Среди бестселлеров - книга Синтии Комбс «Терроризм в XXI веке» - анализ действий террористических организаций и контртеррористических мер, обзор законодательства в этой области. Но самый большой интерес у посетителей сайта вызывает книга Саймона Рива «Один день в сентябре», посвященная транической гибели команды Израиля от рук палестинских террористов на Олимпийских играх в Мюнхене в 1972 г. и ответной операции израильских спецслужб, получившей название «Гнев божий».

Значение книг нельзя недооценивать. Революции, как известно, совершаются в умах читающей публики. В отличие от простых бандитов, террористы редко бывают безграмотными. Тихую Веру Засулич «царские сатрапы» ничем не обидели - всю свою ненависть к ним она подчерпнула из книг. И даже не столько ненависть, сколько стремление принести себя в жертву. М.Могильнер в работе «Мифология «подпольного человека» (М.: Новое литературное обозрение, 1999) говорит, что Засулич взахлеб читала литературу «о подвигах» (в том числе и Евангелие), и мечта о «терновом венке» последовательно вела ее к «стану погибающих». Вся деятельность террористов-народников была проникнута совершенно религиозной экзальтацией, и в этом смысле они не так уж отличаются от исламских террористов-самоубийц.

По сравнению со своим «классическим» предшественником, современный терроризм безлик, скучен и, на первый взгляд, бессмысленен. В нем есть только жертвы - но нет героев. Это скорее «террор» в исконном пониманиии этого слова, чем тот идейный «терроризм», который уже полтора века пытаются оправдать. Террор известен уже многие тысячелетия и, подобно войне, представляет собой всего лишь политический инструмент, предназначеный для того, чтобы наводить ужас на те или иные социальные группы и тем самым лишать их воли к сопротивлению. Оружие террора - репрессии. Личность жертв не имеет никакого значения, главное - количество.

Между тем, «терроризм», в сложившемся понимании, предполагает прежде всего террористический акт, отчаянные действия одиночки или небольшой группы лиц во имя некой великой цели.

Смысловое различие между терроризмом и террором возникло не без влияния самих террористов, всегда мысливших себя своего рода «белой костью», и въелось в наше сознание. Может быть, причиной тому школьный курс истории, да и вся советская мифология, делавшая из народовольцев героев-провозвестников нового мира. Но не подлежит сомнению, что терроризм «классический» всегда индивидуален, он не прячет лица. Террорист столетней давности убивал конкретного человека за конкретное преступление (пусть и невидимое тем, кто по другую сторону баррикад) и готов был взойти на эшафот. Причем зачастую убийца был, что называется, «одной крови» с жертвой, был ей ровней по происхождению и воспитанию. То есть, террористический акт был лишь последней точкой на пути жертвенного отречения. В таком террористическом акте есть нечто театральное. Сначала общественное внимание захвтывает «отчаянность», то есть вызывающая нерациональность теракта. Исполнители словно намерно не считаются ни с риском для себя, ни с возможными случайными жертвами. Сразу вознкает вопрос - что же это за цель, ради которой не страшно переступить через кровь? И наконец, в центре внимания оказывается сам террорист - герой, «сумрачная фигура, озаренная точно адским пламенем», как писал когда-то Степняк-Кравчинский... Иными словами, классический террористический акт по всем законам драматургии обеспечивал интерес и к самому «делу», за которое террористы боролись.

Не то сейчас. Совершенно анонимные взрывы с огромным количеством жертв, конечно, способны посеять страх в обществе, но по сути это не террористические акты, а всего лишь один из способов ведения войны - такой же грубый и неэффективный, как неприцельное бомбометание.

«Классический» терроризм по-прежнему привлекает общественное внимание. Только в сентябре магазины предлагали книгу Анны Гейфман «Революционный террор в России. 1894 - 1917» (М.: Кронпресс, 1997), монографию О.В.Будницкого «Терроризм в российском освободительном движении» (М.: РОССПЭН, 2000), сборник «Женщины-террористки в России» (Ростов-на-Дону, Феникс, 1996). Да и более актуальные работы, такие, как книга Евгения Кожушко «Современный терроризм. Анализ основных направлений» (Минск, Харвест, 2000), в значительной мере посвящены жизнеописаниям знаменитых террористов. Впрочем, в книге Кожушко представлены и разнообразные сведения о всевозможных организациях, практикующих террористические методы борьбы. Еще больше сведений о терроризме можно найти в Интернете.

Самое удивительное, что в наших книжных магазинах прктически нет книг об исламском терроризме. Почему? Ответ напрашивается сам собой: да потому что общество, что бы там ни говорили о контртеррористической операции, воспринимает события на Северном Кавказе как колониальную войну, причем для России не слишком важную.

Есть еще одно обстоятельство. Чеченская война остается на периферии общественного сознания не столько из-за нашей привычки к кровопусканию, сколько из-за глубочайшх культурных различий противоборствующих сторон. Что с того, что жизненный путь какого-нибудь Хаттаба вполне соответствует канонам биографии террориста: порвал с семьей, отказался от учебы в США, бросил спокойную и обеспеченную жизнь во имя победы истинного ислама, который большинство богословов отказываются признавать за истинный... Подавляющему большинству наших сограждан эти кипящие в мусульманском мире страсти абсолютно непонятны, и чеченских боевиков мы воспринимаем либо как бандитов, либо как политическое неудобство, либо как агентов каких-то внешних сил. Именно это и заставляет нас воспринимать события в Чечне как войну. Между тем, с точки зрения наших противников, они бьются на переднем крае и приносят себя в жертву во имя торжества своих идеалов. Для многих мусульман пример Хаттаба или Осамы бин Ладена так же заразителен, каким был для наших прадедов пример народовольцев. В начале века члены Боевой организации эсеров сражались с мировым злом - точнее с тем, в чем они видели мировое зло, - так же беззаветно, как какие-нибудь талибы. В этом смысле, терроризм - феномен не только политический, но и культурный.

С точки зрения нормального здравомыслящего человека, всякий террорист попросту ищет смерти. Но, как гласит арабская надпись на ордене Шамиля, «кто предвидит последствия, не сотворит великого». Что ж, под этим подписались бы многие - от Наполеона до барона Унгерна, от бин Ладена до Ивана Каляева. Подписались бы и тысячи террористов калибром поменьше - и еще больше террористов потенциальных, которые пока только читают книжки. Потому что «великое» для нас все еще важнее любых «последствий». А если что не так - рядом армия борзописцев, готовых оправдать величием цели любое преступление. Какая уж там слезинка ребенка...

Современный терроризм давно перестал быть уделом одиночек. Куда как легче отправлять на смерть экзальтированных юнцов, чем самому собирать бомбы или стрелять. Война с терроризмом во всем мире все больше походит на войну обыкновенную: командиры сидят в штабах, солдаты сражаются. Но психология террориста - пусть он сроду не брал в руки ничего более смертоносного, чем перо и бумага - остается прежней. В основе ее - совершенно первобытная убежденность в том, что мир делится на «наших» и «не наших», а против «не наших» все средства хороши.

И тогда у "молодых штурманов будущей бури" просто дух захватывает. Они предрекают непримиримое столкновение между двумя системами ценностей.

Одну представляют собой «"Новый мировой порядок", "открытое общество", планетарный рынок, общечеловеческие ценности, ... универсализация Запада и его модели, либерализм, канонизация идиота-обывателя в качестве нормального среднестатистического представителя человечества».

С другой стороны выступают «Наши». Они выходят на битву во имя «Евразийской Империи», свободы наций и народов на сохранение своей самобытности, духовной иерархии, национальной дифференциации, сверхчеловеческих ценностей, «за Восток против Запада, исключительное право называться человеком, предоставляемое только герою, мудрецу, подвижнику, воину».

"Анархисты, фашисты, коммунисты, левые националисты, нонконформисты оказываются в одном лагере, несмотря на все внутренние противоречия. Конформисты слева и справа, социал-деократы и либералы, республиканцы и крайне правые, обыватели и послушное мурло - в другом...
Две несводимые друг к другу позиции, два всеохватывающих супермировоззрения, два взаимоисключающих проекта будущих человечества.
Между ними только вражда, ненависть, жесточайшая борьба по правилам и без правил, на уничтожение, до последней капли крови. Между ними горы трупов, миллионы жизней, бесконечные века страданий и подвигов.
Кто из нас подытожит Историю? (...)
Кто всадит последнюю пулю в плоть поверженного врага?

Это из недавнего выпуска журнала "Элементы". Оценить это иначе как апологию терроризма невозможно. Однако найдутся доброхоты, скажут - это-де интеллектуальная игра. Писатель, так сказать, пописывает... А читатель, увы, почитывает - и что там откладывается у него в голове, какие семена прорастают - одному Богу известно. Но точно - не добрые... Желающих железной рукой привести человечество к счастью еще более чем достаточно - в том числе и в нашей стране.

Вся надежда лишь на то, что человек ко всему привыкает, а уж наш - особенно. В книге А.Лазарчука "Все способные держать оружие" (которая, кстати сказать, представляет собой описание почти непрерывно следующих один за другим террористических актов) пылающая над Москвой телебашня вырастала в апокалиптический символ. В реальности все обернулось едва ли не фарсом (и обернулось бы, если бы обошлось без жертв): стоял погожий августовский вечер, люди пили пиво, катались в речных трамвайчиках, а над городом мирно курилась Останкинская башня. Взрывы в многолюдных местах - это, конечно, ужасно, но, наверно, мы воспринимаем их так же, как наши предки набеги степняков - как неприятную повседневность.


P.S. Одна моя знакомая, дама весьма интеллигентная и утонченная, любит на досуге полистать журнал "Солдат удачи". Что-нибудь об операциях наемников в Бельгийском Конго в 1960 году. Даже подшивку хранит. Журнал и в самом деле небезынтересный. Практичный такой. Самое сильное впечатление производит статья паталогоанатома о разрушительном воздействии пулевых ранений на человеческий организм. Всякому полезно знать, ккой путь проделывает пуля, входя в теменную область под углом 30 градусов...

©Петр Дейниченко
© Книжное обозрение №39, 2000.
(опубликовано с изменениями и сокращениями).