СЛОВОСФЕРА: история будущего

[Все книги] [Главная] [Новости] [Вокруг текстов: блог]


Петр ДЕЙНИЧЕНКО
XXI век: история не кончается
М., 2000

Что несет с собой новый век? Справятся ли люди с угрозами, которые порождает глобальная технологическая цивилизация? Можно ли вообще заглянуть в будущее?
Эта книга – не предсказание, но попытка задуматься над этими вопросами и, может быть, распознать те ловушки, что несет с собой завтрашний день.

Россия под ударом
О международных конфликтах, в которые может быть вовлечена Россия.

Озаренные адским пламенем
Современный терроризм безлик и скучен. В нем есть только жертвы, но нет героев.

Сумерки человечества: последнее предупреждение
Высокие технологии - угроза существованию человечества, считает Билл Джой, один из ярчайших умов в компьютерном мире, человек, чьи работы привели к возникновению Всемирной Паутины. К его мнению стоит прислушаться.

Ссылки по теме:







Rambler's Top100


Обновлено 4 ноября 2003 г.

Сумерки человечества:
последнее предупреждение

Высокие технологии ставят под угрозу существование человечества, предупреждает Билл Джой. Скажи это кто-нибудь другой, и мир пожал бы плечами. Но Билл Джой – один из ярчайших умов в компьютерном мире, основатель знаменитой компании «Sun Microsystems» и крестный отец операционной системы UNIX, человек, чьи работы привели к возникновению Всемирной Паутины. К его мнению стоит прислушаться.


Против прогресса

«Будущее обойдется без нас», утверждает Джой в эссе, опубликованном в авторитетном журнале «Wired». (Теперь его можно прочесть и по-русски). Мыслящие машины станут принимать за нас решения, армады автономных микрокомпьютеров будут поступать по собственному усмотрению, а генетически измененные организмы могут привести к глобальной экологической катастрофе. Человеку просто не останется места мире. Следует немедленно разработать правила, ограничивающие бесконтрольное распространение знаний в области нанотехнологии (разработке микроскопических машин и компьютеров размером в доли миллиметра и даже с молекулу) и генной инженерии.

Джой опасается, что работы на стыке этих двух направлений могут привести к появлению самовоспроизводящихся микроскопических роботов, причем фантастически дешевых. Дело в том, что эта «ГНР-технология» (Генная инженерия+Нанотехнология+Робототехника) изначально относится к технологиям двойного назначения: крошечные роботы с равным успехом смогут и «ремонтировать» наши сосуды, и уничтожать живую силу противника. К тому же, вмешательство в механизмы наследственности может привести к тому, что контролировать размножение самовоспроизводящихся микроскопических механизмов окажется невозможно, а какая-нибудь устойчивая к внешним воздействиям супербактерия, выведенная в лаборатории для борьбы с промышленными загрязнениями, выйдет из-под контроля и в считаные дни уничтожит все живое на планете.

Громадный коммерческий потенциал и сравнительная дешивизна ГНР-технологий привели к тому, что работы в этих областях ведутся в самых разных научных центрах, преимущественно в лабораториях крупных корпораций. Ни общественность, ни государство почти их не контролируют. Джой предлагает относиться к ГНР-технологиям так же строго, как к биологическому оружию. Необходимо резко ограничить число участников, ведущих такие исследования – стран, научных центров и отдельных ученых, – причем ученых следует еще и связать серьезными обязательствами. Естественно, говорит Джой, что ученые и бизнесмены отнесутся к ограничениям без восторга. Но жесткость оправдана, ибо последствия быстрого распространения ГНР-технологий могут быть гораздо страшнее, чем те проблемы, с которыми столкнулось человечество с появлением ядерного оружия.

Вокруг эссе Джоя разгорелась дискуссия, в которую сегодня включились нобелевские лауреаты, теологи, школьники, общественные деятели и высокопоставленные представители администрации США. Не удивительно: один из ведущих ученых мира поставил под сомнение дело всей своей жизни и идеалы технократической утопии, которые разделяют миллионы людей в промышленно развитых странах. Нет сомнения, что итоги дискуссии окажут самое непосредственное влияние на политику США в области распространения высоких технологий и скажутся в конечном счете на всей мировой экономике. Даже если правительство США не разделяет опасений Джоя, оно вполне может пойти на ограничения – просто, чтобы замедлить развитие ГНР-технологий в других странах мира и обеспечить Америке технологический отрыв на десятилетия вперед. Заинтересованы в ограничениях и те компании, что уже добились существенных успехов – куда выгоднее продавать генетически измененный рис, не позволяя никому развивать собственные генно-инженерные технологии.

Но так ли опасны ГНР-технологии и как далеко успели зайти ученые?

«Пища Франкенштейна»

Генетики манипулируют с молекулами ДНК, передающими наследственную информацию. Несмотря на то, что трансгенные растения называют «пищей Франкенштейна», специалисты видят в них единственное спасение от голода. Трансгенные растения неуязвимы для вредителей и болезней, жизнеспособнее любых сорняков, могут расти на любых почвах даже без их предварительной обработки – и при этом быть значительно питательнее и полезнее существующих сортов.

На основе генетически измененных микробов создаются средства защиты растений. Их применяют, чтобы улучшать свойства почв, защищать растения от заморозков, вредителей и болезней. Генетически модифицированные бактерии способны очищать почву от промышленных загрязнений – фенолов и углеводородов, причем, разрушая загрязняющее вещество, бактерии погибают сами, а значит, их распространение можно контролировать. Такие микроорганизмы пользуются большим спросом на рынке (в США его объем в 1995 г. превысил 150 млн. долларов).

Семена трансгенных растений появились на рынке в середине 1990-х. Сегодня ими засеяны десятки миллионов гектаров. Только в США в 1999 г. половина площадей сои, кукурузы и хлопка была отдана под генетически измененные сорта этих растений, а всего в этой стране выращивается 64 трансгенные культуры. Ожидается, что объем рынка генетически измененных растений достигнет к 2005 г. 20 млрд. долларов, а к 2020 возрастет до 75 млрд. Крупнейшие химические компании – такие, как «Монсанто», «Рон-Пуленк», «Доу Кемикл», «Дюпон», – производившие пестициды и удобрения, вкладывают огромные деньги, покупая фирмы, которые занимаются выведением новых сортов растений. Только «Монсанто» потратила на это в последние три года около 8 млрд. долларов. Ставки высоки, ибо перестройка сельскохозяйственного производства влияет на всю экономику: к примеру, жители США ежегодно тратят на еду более 800 млрд. долларов.

В микромир!

Нанотехнология началась с микроэлектромеханических приспособлений – МЕМов, – которые часто называют микромашинами. Они уже широко применяются, например, в автомобилестроении (подушки безопасности) или в струйных принтерах. У МЕМов масса преимуществ. Для столь малых механизмов практически теряют значение силы тяготения и инерции. Благодаря своей чрезвычайно малой массе, приспособления эти невероятно прочны. В Национальной лаборатории Сандия (Sandia National Laborotories) (США) разработан электромотор, способный вращать колесико диаметром 0,3 миллиметра со скоростью 350 тыс. оборотов в минуту. Уже сейчас предполагают, что емкость рынка для подобных устройств составит около 100 млрд. долларов в год. Трудно предположить, как их появление повлияет на мировую экономику, но очевидно, что в течение какого-то времени монополией на эту технологию будут располагать лишь некоторые промышленно развитые страны.

Сейчас МЕМы функционируют в основном в составе более крупных устройств. Настоящая же революция произойдет, если удастся найти способ использовать микромашины автономно. Нужно только создать для них столь же маленький источник энергии. В прошлом году министерство энергетики США выделило 450 тыс. долларов специалистам Висконсинского университета на разработку миниатюрных ядерных элементов. Ученые надеются расположить элементы питания на площади, равной срезу человеческого волоса. Задача эта представляется вполне достижимой – ожидается, что прототип такой батареи появится уже через год-два. Возможно, проблему энергоснабжения МЕМов удастся решить, используя энергетические механизмы живой клетки – их мощности вполне достаточно, чтобы привести в действие двигатель размером в десятые доли миллиметра.

Джеймс Элленбоген из военного научного центра The MITRE Corporation (США) полагает, что в перспективе в микроэлектронике не будет разницы между «софтом» и «железом» – сама программа одновременно и будет машиной. Каким образом? Сегодня, когда вы загружаете в свой компьютер программу, вы изменяете структуру вещества на вашем диске, изменяя магнитные свойства групп молекул. Если бы размеры деталей компьютера были бы сравнимы с размерами этих групп, то изменяя их структуру, можно было бы создавать компьютерные чипы. Ученые уже сейчас работают над компьютерами размером с булавочную головку, детали которых значительно меньше, чем те физические структуры, которые мы изменяем, записывая информацию на жесткий диск.

«Умная пыль»

Как далеко может зайти миниатюризация? Летом 1999 г. в журнале «Sсience» появилось сообщение о том, что создан компьютерный компонент размером с молекулу. Ведется работа над созданием сверхтонких проводников поперечником не более нескольких атомов, которые позволят соединять молекулярные чипы в полноценные компьютеры.

В перспективе такие чипы можно будет просто печатать на листе пластика. Их можно будет гнуть, сминать в складки, вытягивать в линию (что, очевидно, позволит изменять и их назначение). Таким образом можно сделать едва ли не все электронные устройства: например, сотовый телефон, включая все его детали – динамик, микрофон и т. д.

Как только появится технология, позволяющая создавать автономные компьютеры не больше, чем крупинка соли, наш мир изменится самым коренным образом. Наномашины будут дешевле грязи, и они будут повсюду. Все они, по-видимому, будут до некоторой степени связаны друг с другом и с более мощными компьютерами. Консультационная фирма «Эрнст энд Янг» прогнозирует, что к 2010 г. на каждого человека на планете будет приходиться около десяти тысяч различных телеметрических устройств – термометры, микрофоны, барометры, телекамеры, медицинская и промышленная измерительная аппаратура... Связи между ними могут возникать спонтанно, и со временем возникнет некая сеть, которая, вероятно, превратит электронную сферу планеты в самонастраивающийся организм с обратной связью. В принципе, ученые сегодня не видят ничего невозможного в том, что пылинки, оборудованные сенсорами, процессорами и системой связи, смогут легко объединяться и функционировать как единое облако «умной пыли». Не исключено, что из нее сформируется глобальный искусственный интеллект... если только энтузиасты не создадут его раньше.

Мыслящие машины

Хьюго де Гейрис (Hugo de Garis) до недавнего времени работал в Институте передовых исследований в области телекоммуникаций в Киото (Япония). Теперь он перебрался в Бельгию . Он пытается создать искусственный разум и убежден, что к 2050 году машины подчинят себе человечество. В самом деле, быстродействие компьютеров удваивается примерно каждые 18 месяцев. Одновременно они становятся все более сложными и компактными (и дешевыми). Если тенденция сохранится, еще до середины XXI века удастся создать модель человеческого мозга – 200 миллиардов нейронов, соединенных триллионами связей. С недавних пор работы де Гейриса привлекают все больше внимания и все шире обсуждаются научным сообществом .

Плод усилий де Гейриса – электронный котенок, который проявляет некоторые признаки интеллекта. В его кремниевом мозгу 40 миллионов нейронов. Это промежуточный шаг к созданию искусственного мозга из одного миллиарда нейронов. Котенок де Гейриса мяукает, играет с шариком, ловит свой хвост, бегает. Прыгать пока не умеет – технически слишком сложная задача. Похоже, что он от обычной кошки отличается еще и тем, что не умеет проявлять сочувствие к человеку – не придет на колени, когда у вас болит голова. Иными словами, получилась механическая игрушка с вычислительными способностями десяти тысяч Пентиумов-II и ценой в 300 тыс. долларов. В сущности, де Гейрис сам это признает, когда говорит, что котенок может делать практически все, что вам захочется. Те, у кого хоть раз жил настоящий котенок, прекрасно знают, что котята отличаются как раз прямо противоположным стремлением: делают то, что им нравится, нисколько не считаясь с вашим мнением. Следовательно, говорить об искусственном разуме можно, когда машина не повинуется, а поступает по своему усмотрению.

«Я читаю о людях, которые создали атомную бомбу, потому что я в глубине души отождествляю себя с ними, – сказал де Гейрис корреспонденту «New York Times Magazine» (см. номер от 1 августа 1999 г.) . – Днем моя работа мне нравится. Но я просыпаюсь по ночам в ужасе от того, что она может привести к гибели человечества». Не потому, что разумные машины вдруг решат уничтожить людей. Де Гейрис боится, что люди сами начнут разрушительную войну, стремясь положить конец дальнейшему развитию искусственного интеллекта. В этом случае, считает он, мы обречены: нельзя становиться на пути эволюции.

Без остановки

Многие ученые убеждены, что эра роботов сулит людям благо. Таковы взгляды видного кибернетика Рэймонда Курцвейла , основателя компании «Курцвейл Текнолоджиз» и автора совершенно поразительных разработок – вроде компьютера, позволяющего слепым читать.

К 2050 г. Курцвейл предрекает появление нейроимплантов – приспособлений, позволяющих непосредственно подключать к мозгу различные устройства. Например, дополнительную память, обучающие программы, средства, позволяющие видеть другие области спектра. С их помощью мы сможем практически беспредельно расширять наши знания и восприятие мира. Очевидно, тогда же станет возможно перевести человеческую личность в электронную форму... Вполне может быть, что кто-то захочет перезаписать свое сознание в кремниевый супермозг и посвятить свою практически вечную жизнь странствиям по отдаленным планетам или межзвездным путешествиям – но вряд ли эти существа могут называться людьми.

Все это сегодня выглядит утопией, но отнюдь не невероятной. Такой же утопией показалось бы в 1900 г. телевидение или компакт-диск. Более того, может статься, что главной проблемой XXI века окажутся вовсе не «ГНР-технологии», а нечто неведомое: на заре XX века все обсуждали перспективы дирижаблей, но никто и не думал о ядерной энергии. Несомненно, что любые технологии могут быть использованы во зло или привести к непредсказуемым последствиям. Но это не останавливает тех, кто работает сегодня в самых передовых областях.

...Отвечая Биллу Джою, основатель компании «3Com» Боб Меткалф , (человек, не менее авторитетный в компьютерных кругах) заметил: «Я не понимаю завлений, что у новых технологий нет тормозов. Тормозов сколько угодно. Мне куда интереснее, где педаль газа. Или вы думаете, что тех, кто сегодня приходит с новыми идеями, встречают с распростертыми объятиями?»


©Петр ДЕЙНИЧЕНКО
©Актуальная информация, 2001

Эта статья - сокращенная и переработанная версия некоторых глав моей книги "XXI век: история не кончается"