СЛОВОСФЕРА: люди


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Rambler's Top100

Демократия и хаос
(на смерть Сэмюэля Хантингтона)

В канун григорианского Рождества, за неделю до 2009 года умер политолог Сэмюэль Хантингтон. Ему шел 82 год. Миру он стал известен поcле небольшой статьи - "Столкновение цивилизаций", вышедшей в свет в 1993 году в американском журнале "Foreign Affairs". Статья эта стала откликом на появившуюся годом ранее книгу его ученика и оппонента Фрэнсиса Фукуямы "Конец истории и Последний человек", и название ее завершалось вопросительным знаком, позже утраченным. Знак вопроса исчез в 1996 году , когда Хантингтон переработал эту статью в книгу "Столкновение цивилизаций и создание нового мирового порядка".

Хантингтон всегда был кабинетным ученым. Он почти шестьдесят лет преподавал в Гарвардском университете, писал на разные политико-стратегические темы и, в общем, мало выделялся из общей массы политологов. Как у нас когда-то принято было говорить, "грамотный специалист". Но в 1993 году он оказался на гребне волны - ведь в том самом выпуске журнала были опубликованы статьи нескольких видных политиков и политологов. И все они, как и статья Хантингтона, были посвящены одной и той же проблеме - как описать мир, возникший после окончания "холодной войны" и распада СССР? Какова его конфигурация? Где его центры силы?

Хантингтон обратился к классике, которую к тому времени начали уже подзабывать - к цивилизационной теории, детально разработанной в середине XX века Арнольдом Тойнби (который, в свою очередь, не был пионером). Только слегка упростил теорию, сделав ее доступной пониманию широкой публики. И попал в точку. Мир, разделенный противостоянием двух сверхдержав, выглядел слишком уж просто и плоско, это было заметно многим. А тут - простая и ясная модель, девять цивилизаций - западная, православная, латиноамериканская, исламская, африканская, китайская, индийская буддийская и японская, каждая со своими ценностями, каждая - вполне самодостаточная... В дальнейшем Хантингтон вносил в свою схему коррективы, но в главном не изменил ей - главный источник конфликтов и развития современного мира он видел в этой цивилизационной несовместимости. "Вера и семья, кровь и предания - вот с чем идентифицируют себя люди и вот ради чего они будут сражаться и умирать. И вот почему столкновение цивилизаций вытесняет холодную войну как центральное явление мировой политики, а цивилизационная парадигма (лучше, чем любая ее альтернатива) обеспечивает полезную исходную точку для понимания происходящих в мире изменений и для того, чтобы с ними справиться".

Говорить о том, что Хантингтон был великим провидцем, не приходится. В середине 1980-х он утверждал, что в ближайшей перспективе мир больше не увидит переходов от авторитаризма к демократической форме правления - и это всего за пять лет до падения Берлинской стены. Но трудно предположить, как сложилась бы судьба стран Восточной Европы и бывшего СССР без интенсивного вмешательства западных держав. Демократия, как известно, бывает не только европейская или американская, но также и суверенная, украинская, грузинская, абхазская и даже албанская. И Хантингтон вполне справедливо считал, что для освобождающихся от авторитарных или тоталитарных форм правления стран демократия - отнюдь не безусловное благо; более того, она с легкостью может ввергнуть их в политический и экономический хаос. И острее всего эта опасность на межцилизационных границах, в зонах, где давно конфликтующие между собой традиции сталкиваются с глобальными процессами - экономическими, социальными и политическими. Собственно, о возможности такого хаоса он предупреждал еще в давней своей книге "Политический строй в меняющихся обществах" (Political Order in Changing Societies), впервые опубликованной в 1968 году. В 1997 году Фукуяма назвал ее одной из пяти важнейших книг по международной политике, опубликованных за минувшие 75 лет - именно тогда Хантингтон подметил, что демократия в сочетании с экономическими свободами скорее опасны для развивающихся стран и могут ввергнуть их в кровавый хаос; а вот авторитарный режим в сочетании с рыночной экономикой куда скорее ведет к процветанию, о чем свидетельствовал опыт восточноазиатских "драконов". К сожалению, демократические идеологи предпочли об этом забыть - и всякий раз натыкались на грабли, бросая семена свободы в неподготовленную землю.

©Петр Дейниченко
Книжное обозрение