СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]






Rambler's Top100
Маруся Лапотушинская

Эмансипе в Галиции

Захер-Мазох Л. фон. Змия в раю. Роман из русского быта / пер. с нем. Е.Воропаева. М.: Текст, 2009. - 538 с. (п) ISBN 978-5-7516-0810-1

Леопольд фон Захер-Мазох неплохо потрудился на ниве остромодной тогда темы женской эмансипации. Роман «Змия в раю» написан в 1890 году, на вершине писательского успеха. Сюжет - идеально водевильный, прямо-таки невозможный с точки зрения «серьезной литературы». Хоть сейчас можно забабахать телесериал не хуже какой-нибудь «Бедной Насти». Еще бы – персонажи, наряды и обстановка даны столь щедрыми красками, что на эскизы костюмов можно времени не тратить, а для реквизита сгодится все позолочено-рюшечное.

Итак, привлекательный холостой помещик возвращается в родные пенаты из долгого путешествия. По пути он знакомится с необычайно привлекательной молодой вдовой, прожигающей жизнь в провинциальном Лемберге (стоит ли напоминать, что ныне этот город зовется ьвов?) Да, все действие происходит на Львовщине, сиречь в Галиции, восточной окраине Австро-Венгрии, населенной главным образом малороссами, евреями и русскими. Колорита в романе видимо-невидимо – писатель родные края знал и любил. Вот в это-то сонно-добродетельное галицийское захолустье, этот тихий рай и обращает в веселое подобие бедлама неотразимая красавица Зеновия Федорович. Впрочем, действует она не по злонравию, а в угоду собственным капризам и из эгоизма самого добродушного свойства, поэтому ничего ужасного и даже по-настоящему скандального не происходит, не считая, конечно, пары дуэлей, отчаянного флирта между теткой и племянником и действительно вызывающего визита сливок дамского общества в церковь в специально для этого пошитых щегольских мужских костюмах. Дамские манипуляции над мужским сознанием и поведением никому вреда не приносят. К счастью для всех действующих лиц все улаживается, долги уплачиваются, пары идут к венцу.

Но кто сказал, что романы для горничных не имеют права на существование? Читающей публике этот пласт изящной словесности знаком мало – то, что уцелело, покоится в старинных изданиях и номерах некогда популярных журналов. Даже непонятно, почему бы не переиздавать такие романы чаще? Развратить они сегодня уже вряд ли кого-нибудь смогут, а как чтение ничем не уступают новейшей продукции: авторы уровня Захер-Мазоха писали если и шаблонно, то хотя бы косноязычием не страдали. А картина цветения эмансипации на рубеже веков дорогого стоит. Новая женщина - тема и фигура огромного множества сочинений популярных авторов того времени, от Шницлера до Михаила Кузмина, с его незабываемой Полиной Добролюбовой-Черниковой из «Плавающих-путешествующих». Образ эмансипированной женщины обыгрывался писателями-мужчинами, кажется, во всех оттенках, от безобидно-чудаковатого до зловеще-трагичного. И ничего обидного, даже для феминисток, тут нет! Скорее приятно сознавать, что, пусть и век назад, дамы так стопудово-искренне удивляли и ставили в тупик сильный пол, и двигателем сюжета модных романов становились не рок и обстоятельства, а женские капризы в чистом виде. сегодня даже трудно с ходу понять, что изощренные игры персонажей – не вычурная авторская фантазия, а добросовестная экстраполяция в пространстве романа передовых идей того времени. И не вина писателя, что идеи, сулившие, казалось, такой расцвет в будущем, свернули не туда.

Во всей этой высококачественной писанине есть лишь одна не водевильная, а по-настоящему печальная нота, кстати, совершенно для писателя невольная. Но прозвучит она лишь для читателя начитанного. «Этот пейзаж, радующий глаз, будто сошел с небольшого, законченного полотна Клода Лоррена. В нем не было ничего от меланхолического уныния галицийских ландшафтов, все здесь было лучезарно и весело, солнце, казалось, никогда не заходило над этим дивным краем, а осень никогда не сбрасывала с деревьев лиственного убранства». Ах, любезное сердцу писателя Прикарпатье… Захер-Мазоху повезло – он умер в 1895 году, так и не узнав, что есть на свете вещи пострашнее эмансипации, что дальняя окраина Австро-Венгрии совсем скоро станет полем битвы... И он, и его персонажи, проживи они еще, не дай Бог, лет двадцать, обратились бы в героев пьесы совсем иного жанра…

© Валентина Дейниченко
веб-версия:Петр Дейниченко