СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Чай в России
  • Русские самовары
  • Чайные традиции мира
  • Rambler's Top100

    Мир, нарисованный чаем

    Виногродский Б. Путь чая. – М.: Издательство Жигульского, 2006. – 160 с. Тираж не указан. (п) ISBN 5-902617-23-5

    Чай пьют по-разному. В чайном мире кипят страсти, поражающие непосвященных не меньше, чем споры «остроконечников» и «тупоконечников». Заваривать в чайнике или в чашке? Зеленый или черный? Кипяток или почти доведенная до кипения вода? Существуют десятки способов употребления чая – и у всякого свои сторонники и противники; есть даже адепты чая со льдом. Можно вкушать этот чудесный напиток так, как делают в Англии. Можно так, как в России. Есть японский и есть монгольский способы употребления чая. И есть китайский «Чайный канон».

    Автором его был Лу Юй, изучавший и, как сказали бы сегодня, продвигавший чай в Поднебесной на протяжении двух десятилетий. После нескольких лет изучения чайных обычаев, исследований воды и разных сортов чая, в 760 году он стал жить в горах отшельником. «Там он писал свой Ча Цзин» - «Чайный канон». Одевался просто, на ногах носил сандалии из лиан, гулял на природе в одиночестве, беседовал с крестьянами, собирал чай, пробовал воду в источниках, декламировал каноны и стихи. Уходил на рассвете и гулял до самого заката, без всякой цели бродя по просторам, ударяя посохом по лесным деревьям, играя с водой из потока». И был возведен после смерти «в статус ча шэнь, чайного божества».

    Эта книга – популярный очерк китайской чайной культуры. В принципе, она нам даже ближе, чем многие другие – хотя бы потому, что чай в Россию пришел именно из Китая. Но, конечно, все эти наши самовары, конфетки-бараночки, сахарок-варенье и даже мед к настоящему китайскому чаепитию отношения не имеют. Тут только чайной утвари посвящено несколько страниц. Но самое главное и самое сложное для русского человека – это не нужная утварь и нужный сорт – в конечном счете, сегодня можно купить даже самые дорогие и редкие сорта, - а тонкое сочетание воды и огня при приготовлении чая. В самом деле, как отмечал Сюй Цышу в трактате «Ча Шу», или «Объяснения чая», «качества отборного чая и мягкий аромат могут быть поняты только через посредство воды. Если нет воды, то о чае нечего и говорить». Вода из определенного источника сочетается с определенным видом чая – и «порой в старом Китае за хорошей водой для чая отправлялись на расстояние в несколько дней пути». А хорошая вода – это вода «сладкая, чистая, прозрачная и легкая». Живая.

    И вот эту-то живую воду надо с особым тщанием и искусством кипятить. Понадобится древесный уголь из твердых пород дерева, прокаленный, «чтобы он стал красным и чтобы не было дыма… Сосуд с водой ставится только на разогретые докрасна угли, и тут нужно сильно махать веером. Чем скорее машешь, тем лучше, нельзя останавливаться, потому что, если остановился, лучше заново начинать делать воду».

    Все эти тонкости связаны с тем, что, согласно древнекитайской философии, приготовление чая рассматривается как взаимодействие пяти типов трансформации материй-энергий, именуемых в традиции «у син», «пять образов». От баланса этих пяти образов – «дерева» чая, «воды» кипятка, «почвы» чайника, «огня» жаровни и «металла» человека – и зависит качество чая. Говорят, что все это возможно соблюсти и располагая обыкновенной газовой горелкой и стеклянным чайником (стеклянным – потому что нужно наблюдать за поведением воды в процессе кипячения). Но все же в русской традиции, с ее культом самовара, такой подход выглядит странноватым – особенно странно звучат утверждения, будто металл «убивает» дерево чая. Не исключено, впрочем, что дело лишь в том, что качество воды в центральной и северной России выше, чем в Китае (не случайно в Нижнем Поволжье распространился монгольский способ чаепития – там «предпочитали плиточный чай с добавлением молока, в том числе овечьего, кумыса и масла».

    В любом случае, «приготовление чая – занятие не из обыденных. Для этого потребен подходящий человек, который достоинством своим был бы равен достоинству чая. Такой человек должен обладать душой возвышенного отшельника, хранящего в себе красоту туманной дымки, горных ключей и могучих скал», - писал в XVI веке Лу Шушэн. Но много ли среди нас людей, способных сравниться достоинствами с упомянутыми в этой книге сортами чая? С «Беловолосыми Серебряными Иглами», со «Свежестью Бамбуковых Листьев с Горы Эмей», с «Железной Бодхисатвой Гуанинь из уезда Аньси»?..

    ©Петр Дейниченко
    Ранее опубликовано в газете "Книжное обозрение"