СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



Обложка



  • Петр Столыпин
  • Столыпинские реформы
  • Русская революция 1905-1907 гг.
  • Озаренные адским пламенем. Политический терроризм в России вчера и сегодня
  • Святослав Рыбас о Столыпине
  • Борис Федоров
  • Земельный вопрос в России
    Начало XX века в СЛОВОСФЕРЕ:
    - Бенуа А.Н. Мой Дневник: 1916-1917-1918 - М.: Русский путь, 2003.
    - Гучков А.
    Московская сага: Летопись четырех поколений знаменитой купеческой семьи Гучковых. 1780 – 1936.

    СПб.: Лимбус-Пресс, 2005.
    - Лурье Л.
    Преступления в стиле модерн.

    - М.: Амфора, 2005.
    - Мальгин А.В.
    Русская Ривьера.

    – Симферополь: СОНАТ, 2004.
    - Муравьева И.А.
    Век модерна: панорама столичной жизни.
    - СПб.: Издательство "Пушкинского фонда", 2001.
    - Объединенное дворянство:
    Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. 1906-1916 гг.
    В 3 тт.
    - М.: РОССПЭН, 2001.
    - Осбринк Б.
    Империя Нобелей: история о знаменитых шведах, бакинской нефти и революции.
    - М.: Текст, 2003.
    - Перегудова З.И.
    Политический сыск России (1880-1917 гг.)
    М.: РОССПЭН, 2000.
    - Руга В., Кокорев А.
    Война и москвичи. Очерки городского быта 1914 - 1917 гг.

    - М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008.
    - Соловьев С.М.
    Воспоминания.
    М.: Новое литературное обозрение, 2003.
    - Трубецкой Е.Н.
    Из прошлого. Воспоминания. Из путевых заметок беженца.
    - Томск: Издательство «Водолей», 2000.
    - Юхименко Е.М., Фалалеева М.В.
    Русский парадный обед. Меню из коллекции Государственного Исторического музея.
    - М.: Интербук-бизнес, 2002.
    Книги о Столыпине

  • Rambler's Top100

    Битва с демонами революции

    Федоров Б.Г. Петр Аркадьевич Столыпин. - М.: РОССПЭН, 2002. - 696 с., 1000 экз.
    ISBN 5-8243-0355-X

    Такие книги пишут только дилетанты. То есть, люди, стоящие в стороне от любых ученых институций, вне так называемого «академического сообщества». Для профессионального историка иногда историография вопроса, авторитетность чужих суждений важнее предмета исследования: недостаточный пиетет - и ты выброшен из профессионального круга, с тобой здороваются, но не цитируют. Дилетанту все эти соображения не важны: он открывает давно известное и восхищенно смотрит на чудеса, давно намозолившие взгляд профессионалам. Словно турист и экскурсовод, дилетант и профессионал следуют одной тропой - но видят по-разному.

    Бывший министр финансов России Борис Федоров взялся писать о Столыпине, желая рассеять «полузабытые штампы и мифы из советских учебников». Со Столыпиным действительно вышла странность: вот уже сто лет его имя «на слуху», он неким непостижимым образом остается «действующим политиком», тогда как имена подавляющего большинства его коллег, соратников и противников помнят лишь знатоки истории.

    Потянув эту ниточку, можно было бы вытянуть настоящий исторический триллер. Но Федоров предпочел путь более прямолинейный. Есть архив и возможности человека государственного, есть злопыхатели советских времен, которых можно легко опровергнуть - и книга сделана. Отнюдь не плохая - Федоров написал подробнейшую биографию Столыпина с экскурсами в историю его рода и рассказами о судьбах потомков. Образцовое генеалогическое исследование - настоящая столыпинская энциклопедия, отвечающая на все возможные вопросы, кроме самого главного - кем стал Петр Аркадьевич для России? Почему нам почти через сто лет так важно о нем помнить?

    Разумеется, Федоров отвечает на этот вопрос - плохо лишь то, что ответ он дал себе заранее. Столыпин, по Федорову, «реформатор и патриот», а бытуют о нем «извращенные представления». Надобно их опровергнуть и спасти честь достойного человека - потому что быть реформатор и патриот не может не быть достойным человеком. Кто может сравниться со Столыпиным? Петр Великий «и, быть может, Григорий Потемкин и Александр II». Надо ли говорить, что репутация всех перечисленных фигур очень противоречива? Общее, впрочем, есть: как и Столыпина, их помнят.

    К счастью, документы сильнее всех предвзятых суждений, и увлекают автора и читателя на совсем иной путь. Книга Федорова - глубокое погружение в Россию столетней давности. Его собственное путешествие во времени - и оно-то по-настоящему увлекательно. Поиски любимой Столыпиными усадьбы Колноберже в Литве - вместо изящного дома на старинных снимках перед Федоровым предстала руина. Разговоры с потомками, которых судьба разбросала по всему миру. Подлинная «фрактальность» истории - взрыв на даче Столыпина все очевидцы передают по-своему, расходятся сведения о числе террористов, о количестве убитых и раненых... Страшные картины революционного террора: жить в России серебряного века было куда опаснее, чем в сегодняшнем Израиле - хотя бы потому, что лучшие умы и таланты приветствовали надвигающийся хаос, полагая его за очистительную бурю... О «столыпинских галстуках» Федоров ничего не пишет, ибо никаких свидетельств особой жестокости своего героя при подавлении бунтов не видит: «основным методом были аресты, а не расстрелы», «вокруг грабят и убивают, а губернатора (в годы первой русской революции Столыпин был саратовским губернатором - П.Д.) упрекают в самых обычных в таких случаях полицейских мерах».

    Меры, конечно, были не совсем обычные - как и ситуация. Погромы, пылающие усадьбы, десятки убитых озлобленными толпами и не меньше - при разгоне озлобленных толп... Какие-то «повстанцы» забивают корову в алтаре деревенской церкви, крестьяне хватают осквернителей и забивают насмерть более 40 человек... В декабре 1905 года Столыпин предостерегает: «дома, из которых раздадутся выстрелы по войскам, будут разрушены артиллерией». Звучит, словно недавнее сообщение из Чечни, Израиля или любой другой точки, где ведут «контртеррористическую операцию»...

    Конечно, Федоров лукавит не хуже тех советских авторов, которых берется опровергать. Лукавство - в языке. Столыпин, в соответствии с законом, ведет «борьбу с разбоем» - как можно равнять его действия «с кровавым подавлением большевиками крестьянских выступлений». Помнится, при советской власти писали об уничтожении кулацких банд в соответствии с революционной законностью...

    Напоминаем: Федоров не претендует на объективность, он заведомо пристрастен - и тем интересен. Книга о Столыпине - одно из немногих в современной России свидетельств последовательного антикоммунизма и антибольшевизма. Яростного настолько, что Федоров всячески подчеркивает свое неуважение к идейным оппонентам - прежде всего, к Ленину. (Собственно, Ленин точно также относился к Столыпину, и сегодня ему отплатили той ж монетой). Федоров перечисляет яростных противников Столыпина и его идей: тут и «традиционные коммунисты», и «современные крайние либералы и демократы, которые органически не переносят идей государственности и стремления к укреплению России», и западные консерваторы, - и с горечью добавляет, что серьезных политических союзников в сегодняшней России у Столыпина нет. Вряд ли с этим можно согласиться: идейные союзники есть, но они никак не представлены в нынешней политике. Они не любят лезть в политику - и могут за это поплатиться. Сказано ведь: если вы не занимаетесь политикой, это еще не значит, что политика не займется вами...

    Значит ли это, что наша Гражданская война (ох, надо писать это словосочетание с большой буквы - слишком уж велико ее значение) все еще не закончилась? По-видимому, да. За минувшие сто лет Россия так и не решила вопрос о собственности. И окончательно раскололи ее столыпинские реформы. Самая деятельная часть народа согласилась со Столыпиным - и приняла предложенную им западническую концепцию собственности - и тем самым принцип «опоры не на убогих и пьяных, а на крепких и на сильных». К несчастью, последние оказались в меньшинстве. Может быть, их выкосила Первая мировая - недаром Столыпин так не хотел никакой войны...

    «Нельзя ставить преграды обогащению сильного для того, чтобы слабые разделили с ним его нищету», - говорил Столыпин. Революционеры говорили иное; хуже того, тезис этот противоречил и противоречит всему многовековому российскому опыту: не высовываться. Спустя четверть века «убогие и пьяные» взяли реванш. Это их дети «кулачили» крепких хозяев, писали доносы, гнали своих односельчан на смерть, морили голодом... Большевики всего лишь чуть-чуть приоткрыли крышку - и демоны революции, которых до самого конца пытался сдержать Столыпин, вырвались на свободу. Они еще среди нас - и война продолжается. Коммунизм не потерпел исторического поражения - он в моде, и общество все еще кокетничает с монстрами...

    ©Петр Дейниченко
    "Книжное обозрение"