СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



обложка Зинаида Степанищева. Неокончательная правда



- Владимир Христофоров о "Неокончательной правде" Зинаиды Степанищевой
- Фонд Сергея Дубова
создан вдовой Сергея Дубова, издателя и предпринимателя, погибшего от руки наёмного убийцы. Выпускает уникальные документальные книги абсолютно не коммерческого характера.
О Сергее Дубове


- Другие книги серии "Народный архив"
Rambler's Top100

Оправдание жизни

Степанищева З. Неокончательная правда. – М.: Фонд Сергея Дубова, 2005. – 432 с. (Народный архив. Век XX. Противостояние: Человек – Система) 750 экз. (п) ISBN 5-94177-019-7

Крошечный тираж делает эту книгу фактически недоступной для большинства читателей, но забвение ей не грозит: труд ее уже не раз упоминался в исследованиях повседневности и «внутренней жизни» советского общества.

Зинаида Степанищева прожила очень долгую жизнь – родилась в год трехсотлетия дома Романовых, а умерла совсем недавно, в 2004. Воспоминания свои она передала в Центр документации «Народный архив» - в 1998 году первую часть, и в 2000 году – вторую. Зачем бралась за перо? Да просто есть что рассказать. «Так получилось, что мои родные и близкие, а с ними и я, оказались – нет, не героями, но и не сторонними наблюдателями, а теми “щепками”, которые летели, когда “рубили лес”», - пишет она в самом начале своего труда. Так вот, это – точка зрения «щепки» – одной и из многих миллионов.

У Степанищевой нет изначальной концепции – сейчас, мол, расскажу вам историю России и с этой колокольни определю свое место в ней. Ее рассказ – это живые картины, сквозь которые удается заглянуть в прошлое. Вот Гражданская война глазами ребенка: «…через наш двор бежали солдаты. Я, разумеется, не разбиралась, кто они – белые или красные. Помню, как они перепрыгивали через плетень. Среди них был молодой парнишка. Он бежал, подоткнув полы шинели за пояс. Когда он занес ногу, чтобы перемахнуть через плетень, его настигла пуля, и он сполз на землю».

Ясный и трезвый взгляд, ироничная память и острый слог превращают советскую историю в страшноватый гротеск. Вот коммуналка середины тридцатых, в которой какие-то сомнительные типы, пожилые супруги Тройченки вершат суд и расправу. «Просыпались Тройченки в шесть утра и начинали петь революционные песни. Пели они их очень громко и со значением. Слова, которые они хотели довести до нашего сознания, они повторяли бесчисленное множество раз, как "Господи, помилуй" или "аллилуйя":

"Пролетарии всех стран соединяйтесь!
Наша сила, наша воля, наша власть!
В бой последний, как на праздник собирайтесь.
Кто не с нами, тот наш враг, тот должен пасть!"»
Венцом всего стали самочинные проверки документов в квартире – все жильцы, трясясь, выстраивались со своими бумажками… Пока вдруг не оказалось, что Тройченки – в общем-то, никто. При первой же серьезной угрозе проверить их личности они просто бесследно исчезли.

А вот уже 1970-е – Зинаида Степанищева приезжает в Саратовскую область, в родную деревню Свинуха, о которой у нее сохранились самые теплые воспоминания – и не узнает ничего. Исчезли сады, снесены церкви, на месте кладбища – свинарники. Но страннее всего счастливые местные жители – пьяненькие, но счастливые. «Ну вот, тетя Зина! Мы тебе рассказываем, как хорошо живем, а ты плачешь», - удивляются родственники. – «Как вы могли допустить, чтобы у вас по кладбищу свиньи бегали?!» - «Да такой приказ был. Во всех соседних селах на кладбищах свинарники построили. У нас-то кресты деревянные были, так они скоро сгнили, и свиньи их посшибали. А в соседнем селе кладбище было богатое, кресты были железные. Так они до сих пор стоят, и свиньи об них чешутся».

Таких историй в книге множество – да мы все такие случаи знаем и помним, только рассказывать не любим.

Значительная часть книги посвящена печальным страницам истории отечественной биологии. Зинаида Степанищева – видный миколог, специалист по грибковым инфекциям, доктор биологических наук. В микологию она пришла достаточно случайно, но волею судьбы оказалась причастна к разработке новейших препаратов, которые смогли ограничить распространение грибковых инфекций. Она прошла через все безумие лысенковщины и борьбы с космополитизмом – которое в итоге вылилось просто в огульную травлю врачей. «Сообщалось, что врачи травят больных лекарствами, что все лекарства отравлены, что через вату заражают женщин раком», - это, знаете ли, повседневность полувековой всего давности.

Счет себе Зинаида Степанищева предъявляет очень высокий – и это понятно: женщины ее поколения привыкли во всем полагаться только на себя. Но мира в душе автора так и нет: «Я старалась прожить так, чтобы не было стыдно за прожитые годы… Я построила дом, вырастила сына, посадила два дуба… Что же осталось от моих многолетних усилий? Почти ничего! Очень многое из того, чему была посвящена моя трудовая жизнь, разрушило и разметало наше смутное, жестокое и бестолковое время… Словом, жизнь прошла, а в итоге ничего не осталось: одинокая старость и жалкое пенсионное существование в чужом углу».

Горькие строки – и Зинаида Степанищева, оглядываясь на прожитую жизнь, видит «одни руины и несбывшиеся надежды». Как объяснить это? Как понять и принять? «Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под Солнцем?»