СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Георгий Константинович Гинс
  • Авенир Геннадьевич Ефимов
  • Викторин Михайлович Молчанов
  • Адмирал Колчак
  • Ижевско-Воткинское восстание
  • Rambler's Top100

    Красный шторм над Сибирью

    Гинс Г. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918 – 1920. М.: Айрис-пресс, 2008. – 672 с. 3000 экз. (п) (Белая Россия) ISBN 978-5-812-3010-5
    Ефимов А. Ижевцы и Воткинцы. Борьба с большевиками 1918 – 1920. М.: Айрис-пресс, 2008. – 416 с. 3000 экз. (п) (Белая Россия) ISBN 978-5-8112-3360-1

    Выход на экраны фильма «Адмиралъ», этакого «Чапаева» навыворот, апологетически, в романтическом духе рисующего адмирала Колчака на фоне эпохи, еще раз привлек внимание к событиям девяностолетней давности. Колчак действительно представлял собой реальную угрозу большевизму. Не в военном отношении – в гражданских войнах собственно военная сила редко оказывается решающим фактором. Дело в идеях. Колчак действительно предлагал альтернативу Советам, и его вариант развития страны находил поддержку в широких слоях населения Урала и Сибири. Но сил было недостаточно, а времени оказалось еще меньше.

    Две книги известной серии «Белая Россия» дают четкое представление о том, как разворачивались события на Востоке страны с белой точки зрения. Авторы видят разное и по-разному. Профессор Георгий Константинович Гинс – член Омского правительства, писал свои воспоминания по горячим следам (они были изданы в Пекине в 1921 году). Полковник Авенир Геннадьевич Ефимов – начальник штаба Ижевской стрелковой дивизии Генерального Штаба - уже на склоне лет, в США, начал работать над книгой (она так и осталась не оконченной), привлекая все возможные документы, в тесном общении с участниками событий – прежде всего со своим другом и боевым товарищем, генералом Викторином Михайловичем Молчановым, начальником той же дивизии, а позже – командующим Белоповстанческой армией. Его труд был впервые издан в Сан-Франциско в 1975 году.

    Таким образом, работа Гинса – это прежде всего политическая история белого движения в Сибири, книга Ефимова – взгляд участника событий, сражавшегося бок о бок с простыми солдатами.

    Тут надо заметить, что Гинс всегда остается ученым, а потому значительное место в его книге занимает анализ феномена большевизма и причин, способствовавших успеху большевиков в Сибири. Ситуацию он видит так: «Если о сибирском крестьянстве в массе можно сказать, что оно оставалось чуждым большевизму, то о кругах городского населения будет правильно противоположное… Большевизм, с его деморализирующими приемами и покровительством низким инстинктам, не мог, конечно, не прийтись по душе городской черни. Грабежи при реквизициях и конфискациях и просто на улицах, и среди бела дня и среди мрака ночи, захват дворцов, вселение в барские квартиры, комиссарство – этот дьявольский соблазн власти и наживы – не могли не большевизировать городов». При этом Гинс отмечает, что сибирские города были даже более подвержены «этой заразе» - сказывалось большое количество «ссыльно-каторжного элемента» и резкое имущественное расслоение.

    Но на Руси что ни город, то норов. А потому в Ижевске и Воткинске большевиков не приняли. Советские историки говорили о «кулацко-эсеровских элементах», втянувших рабочих в антисоветское восстание. Правда, однако, в том, что основной силой Ижевско-Воткинского восстания были квалифицированные рабочие. В предисловии к книге Ефимова научный сотрудник Библиотеки-фонда «Русское зарубежье» А.А,Петров точно определяет причины такого положения дел: «Стабильные заказы и высокие заработки, сознание важности своего труда для России и ее армии, - все это выработало особый склад характера ижевского рабочего, достаточно образованного, домовитого, уверенного в себе, независимого в своих суждениях… Взятый же новой властью курс на передел собственности означал для ижевских металлистов лишь потерю подсобных хозяйств и уравнение в зарплате классных мастеров с последними пьяницами». Как отмечает Ефимов, «образовавшиеся большевистские комитеты, сплошь из пришлого элемента, очень враждебно… относились ко всем порядкам на заводе, и к частной жизни рабочих с ее “буржуазным” укладом».

    «Враждебность» тут – мягкое слово, на самом деле речь идет о последовательной политике устрашения, с самого начала характерной для большевиков. «Из всех декретов советской власти видно, что законодатель не верил в сознательность населения и издавал для него устрашающих скорпионов», - пишет Гинс. Немудрено, что борьба с этими «скорпионами» подняла на борьбу довольно широкую коалицию. Но в Сибири все было сложнее. Оценивая шансы противников большевиков летом 1918 года, Гинс замечает: «Все, что так сильно возмущало широкие круги населения в Европейской России, в Сибири давало себя знать очень слабо». Здесь не было голода, не было продотрядов, да и большевиков-то практически не было. А потому к ним поначалу были равнодушны – если большевики за революцию, то почему бы и не большевики? Собственно, из книги Гинса следует. Что Сибирь была равнодушна к любой власти – и отчасти этим объясняется невероятный административный беспорядок в деятельности всех правительств на этой территории. То есть, можно было бы собраться и организовать сопротивление – ситуация в Поволжье и на Урале ясно говорила, к чему идет дело, там уже вовсю воевали. Потом уже было поздно что-то предпринимать – всё лето 1918 года антибольшевистские силы попросту проболтали. И в Сибирь пришла война. Здесь следует обратиться к книге Ефимова – подробнейшему, со схемами военных действий, отчету боевого пути ижевцев и воткинцев, трагическому, потому что это было долгое отступление, с жестокими боями и высочайшим подъемом духа. Вот сестра милосердия Ижевской бригады гимназистка Лидия Попова при наступлении «выскочила перед цепью и начала танцевать. Пулеметный огонь красных перебил ей обе ноги и надолго выбил ее из строя». Словом, шли в атаку яростно, под гармошку и с песнями, теснили красных – но отступали, отступали, отступали…

    Гинс еще верил, что «волны контрреволюции опять забушуют», что «русский народ выдвинет на арену новые политические силы» и начнется новый этап русской истории - вот только, будучи убежденным демократом и либералом, никак не мог предположить, что выбор русского народа будет связан с большевизмом. Полковник Ефимов и генерал Молчанов, работая в США грузчиками (один потом стал электриком, другой – кем-то вроде управдома или завхоза), уже понимали, что проигравшим остаются только воспоминания да надежда на то, что будущие поколения поймут и оправдают их выбор.