СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



Мэри Шелли. Франкенштейн. Последний человек

Английская классика в СЛОВОСФЕРЕ
  • Мэри Шелли

Вокруг "Франкенштейна"
Rambler's Top100

Путь одиночества

Шелли М. Франкенштейн, или Современный Прометей; Последний человек / пер. с англ. М.: Ладомир: Наука, 2010. - 667 с. (Литературные памятники)

Скоро уже двести лет, как в европейской культуре присутствует «Франкенштейн». Роман, почти на спор сочиненный в 1818 году юной Мэри Шелли, породил целую мифологию. Помните? Где-то во льдах Арктики полярный исследователь Уолтон встречает ученого Виктора Франкенштейна, преследующего странное существо. Тот рассказывает, как его попытка создать совершенного человека привела к появлению чудовища, сеющего смерть на своем пути. Еще бы — Франкенштейн сделал свое творение из соединенных вместе кусков мертвых тел, оживив его с помощью гальванических сил. Монстр был могуч, разумен, но мучился от одиночества, от обиды на создателя в нем поселилась ненависть ко всему человечеству, и помыслы его устремились «на разрушение и смерть». Франкенштейн многие годы пытался уничтожить монстра, но тщетно... Франкенштейн умирает на борту корабля — и тут Уолтон видит монстра, склонившегося над телом. Чудовище рассказывает ему свою версию истории — и удаляется к полюсу, дабы найти счастье в небытии — и с тем, чтобы останки его «не послужили для какого-нибудь любопытного ключом к запретной тайне». В свою очередь, Уолтон сворачивает свою экспедицию, виня себя в малодушии и нерешительности, разочарованный тем, что вынужден возвращаться, так ничего и не узнав.

Даже из такого поверхностного пересказа видно, сколько слоев в этой небольшой книге. Сколь глубоко наука может подходить они к «запретным тайнам» и какие тайны можно считать запретными; что есть человек; что такое зло, где грань между живым и неживым, человеческим и нечеловеческим. К этому стоит добавить несколько не столь заметных, но важных линий: положение женщины, конфликт христианской и исламской культур, место науки в обществе... «Франкенштейн» прямо перекликается с такими шедеврами, как «Потерянный рай» Милтона, «Сказание о Старом Мореходе» Кольриджа и «Фауст» Гете. А позднейшие психологи нашли в книге и тревожные переживания беременной женщины, и явные проявления некрофилии, и неизбывное чувство вины и сиротства...

Как это все вместилось в роман, написанный 19-летней женщиной, пусть и чрезвычайно образованной (работы Франкенштейна — не досужая выдумка, но переосмысление изысканий, шедших на переднем крае науки того времени)? Конечно, Мэри Шелли была человеком не совсем обычным — как и ее круг. Только Перси Биши Шелли, сбежав из ханжеской Англии с новой невенчанной женой Мэри на берега Женевского озера, мог догадаться завести тесную дружбу с Байроном, бывшим в ту пору в полном блеске своей поэтической и скандальной славы. Даже для Мэри, чей свободный нрав развалил первый брак Шелли (брошенная жена Гарриет покончила с собой, последовал скандал и лишение поэта родительских прав), это было немного слишком. Общество на вилле Диодати и отдаленно не напоминало идиллию. Два гения день и ночь обсуждают животрепещущие темы, семнадцатилетняя Клэр, сводная сестра Мэри, вешается на шею Байрону... А с другого берега озера праздные английские туристы устремили свои подзорные трубы и бинокли в сторону обиталища наших героев. Еще бы! Две женщины из знаменитой своим свободомыслием семьи (родителями Мэри были предтеча анархизма Уильям Годвин и первая феминстка Мэри Уолстонкрафт), два гениальных поэта-ниспровергателя общественной морали, да еще врач Байрона Полидори, увлеченный вампирами (он, кстати, тоже написал свой роман)... Режиссерам и литераторам до сих пор бог весть что мерещится. По меньшей мере, любовь с привкусом сатанизма и оргии в древнеримском вкусе.

В такой взвинченной обстановке Мэри и придумала своего «Франкенштейна». В некоторой степени это — ответ на сложную жизненную ситуацию. Но есть мотив, который роднит первый роман Мэри Шелли и самое маштабное ее произведение — антиутопию «Последний человек», и под одной обложкой они сегодня оказались отнюдь не случайно. Мотив этот — экзистенциальное одиночество. В «Последнем человеке» тема эта доведена до предела: мало того, что герой, Лайонел Вернэ, - с раннего детства остался сиротой, так ему еще и суждено стать свидетелем гибели всего человечества в ходе эпидемии. Трехтомный футуристический эпос, охватывающий события с 2070-х по 2100 год, при появлении своем в 1826 году вызвал полное недоумение — критики увидели в нем не более чем «изысканный образчик мрачного безумия» и просто «тошнотворное нагнетание ужасов». Современный читатель, разумеется, ничего такого ужасного не заметит, тема гибели человечества — одним из стандартных фантастических сюжетов. И все же картины зарастающего травой и деревьями Лондона и опустевшего Рима впечатляют.

Но, конечно, тема одиночества в «Последнем человеке» прямо связано с судьбой самой Мэри Шелли — как и главный герой книги, она к этому времени осталась наедине со своими вопоминаниями. И Перси Шелли, и Байрон к тому времени уже ушли из жизни, канула в прошлое и экзальтированная романтическая эпоха. «Почему мне суждено жить и видеть, как все вокруг меня умирают? В возрасте двадцати семи лет я ощущаю себя пожилым человеком — все мои друзья покинули меня», - пишет она в своем дневнике.

И еще несколько замечаний. Романы Мэри Шелли — не для быстрого чтения. Пусть проблематика их более чем современна, но язык целиком принадлежит дням юности писательницы. Особенность данного издания «Франкенштейна» - полнота: в нем учтены все варианты и разночтения разных редакций романа, которые подчас очень значительны. «Последний человек» на русский язык переводится впервые.

©Петр Дейниченко
Читаем вместе