СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Сидни Шелдон
  • Rambler's Top100

    Голливудская молотилка

    Шелдон С. Обратная сторона успеха / Пер. с англ. Т.А.Перцевой. - М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006. - 318 с.

    Сидни Шелдону повезло – в 17 лет он увидел Бога. «Я барахтался в бездне отчаяния и больше не видел смысла в своем существовании. Чувствовал себя потерянным и выбитым из колеи. Несчастным и одиноким», - вспоминает он. Как-то ночью, когда дул сильный ветер, а небо было затянуто облаками, он шел по берегу озера Мичиган. «Я поднял голову и громко сказал:

    - Если Бог есть, пусть покажется мне!

    И тут же, к моему изумлению, тучи стали стягиваться. Сливаться, образуя гигантское лицо. Внезапная вспышка молнии – и лицо словно глянуло на меня грозными сверкающими глазами. Я в панике бежал до самого дома».

    С тех пор и продолжается эта гонка.

    Есть вещи, которыми отчего-то положено восхищаться. Хотя на самом деле они очень на любителя. Вот, к примеру, голливудская кинопродукция. Никто не думает, что все без исключения должны млеть, скажем, от Макдольнадса. А вот поди ж ты, от Брэда Питта или Мела Гибсона вроде как обязаны.

    Автобиография Сидни Шелдона для недоброжелателей Голливуда - очередная беспроигрышная возможность увериться в своей антипатии к фабрике грез. С непосредственностью американца старого закала суперуспешный сценарист и писатель Шелдон, отдавший Голливуду лучшие годы, повествует о множестве вещей, о которых люди более осторожные склонны умалчивать. Штампы, которыми он, как обычно, пользуется для описания своих взлетов и падений, картины не портят: в жанре автобиографии «голые факты» смотрятся куда выразительнее...

    Поденная работа автора синопсисов, произвол вздорных хамов-директоров студий, а тут еще деятельность сенатора Маккарти по искоренению коммунистической пропаганды в творениях голливудских сценаристов... И бешеное стремление сделать карьеру, прорваться наверх, любой ценой. Не удивительно, что коммунизм искореняли в Голливуде с таким размахом – здесь многие готовы были утопить ближнего. «Карьеры в Голливуде были подобны лифтам, идущим вверх и вниз, и фокус заключался в том, чтобы не выпрыгнуть из лифта, когда он внизу», - замечает Шелдон. Собственно, об этом и многие его романы.

    "Обратная сторона успеха"? Бросьте. В успехе сценариста, как и любого другого кинодеятеля Голливуда, нет обратной стороны. Вся его жизнь, работает он или в простое - обычный конвейер. Мельница, которая перемелет все - любой талант, любую идею, любую личность. Лишь те, кто в силу обстоятельств приходится здесь ко двору, принимают такую жизнь как должное. К таким "счастливчикам" можно отнести и Сидни Шелдона. Судите сами. Парню совершенно нечего было терять, кроме своей нищеты. На дворе Великая депрессия, родители скандалят, денег вечно нет. Работай одновременно в трех местах - гардеробщиком в две смены и парковщиком автомобилей, и считай, что тебе крупно повезло. Но всю жизнь торчать в гардеробе скучно. Особенно когда ты молод и сочиняешь песни, а единственная отрасль, где по-прежнему крутятся большие деньги - это шоу-бизнес...

    Они нашли друг друга. Бедный, талантливый, работоспособный и безотказный еврейский юноша из семьи эмигрантов и Империя грез. Да это ж идеальное совпадение. Разговоры о том, что "настоящий успех" Шелдону принесла именно литература, можно смело отнести в пользу бедных: не будь у автора за плечами десятков сценариев к успешным фильмам и еще десятков к менее заметным картинам, славу писателя ему пришлось бы вкушать в лучшем случае к концу жизни.

    В 30 - 40-е на Голливуд трудились писатели первого ряда, а уж амбициозным неучам только туда была и дорога. Оставались, конечно, еще радио и Бродвей. На Бродвее Шелдон тоже имел немалый успех как сценарист, лишь на радио обломался: подающего надежды автора песен подвел приступ психического заболевания, с которым ему предстояло бороться всю жизнь.

    Маниакально-депрессивный психоз, ныне переименованный в биполярный синдром,- это вам не фунт изюма: «Отклонения в психике, сочетающие элементы мании и депрессии, когда настроение резко меняется - от эйфории до отчаяния. Словно между вами и окружающим миром существует тонкий экран...», - объясняет психолог. Похоже, именно этот экран и спас Шелдона от эйфории, не позволил окончательно превратиться в живой экспонат музея Фабрики грез.

    Когда вышла эта книга, Шелдону было под 90. Память его иной раз подводила, поэтому получился в некотором смысле роман воспоминаний. Но «лифт по-прежнему поднимается вверх»