СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Сибирь в СЛОВОСФЕРЕ:
  • Сибирский шаманизм
  • Rambler's Top100

    Сила сибирских шаманов

    На грани миров. Шаманизм народов Сибири (Из собрания Российского этнографического музея. Альбом) М.: Художник и книга, 2006. – 296 с. 5000 экз. (п) ISBN 5-98940-007-1

    Народник Иван Худяков, по «Каракозовскому делу» сосланный в 1867 году на вечное поселение в Верхоянск, оставил нам первое сколько-нибудь систематическое описание шаманизма, еще мало затронутого влиянием христианства и русской культуры. Вывод его прост: «Всякий шаман – страшный человек; простые якуты не только боятся подходить к нему близко или дотронуться до его бубна, они страшатся даже смотреть… Есть шаманы, которые и теперь ездят в полтора часа из Верхоянска в Якутск».

    Худяков оставил уникальные свидетельства о воспитании души шамана, записи камланий – но увидеть все это долгое время удавалось немногим. Лишь в на рубеже XX века подлинные шаманские атрибуты, священные предметы, фотографии шаманов и шаманских действ стали попадать в распоряжение ученых. Разумеется, это связано было с упадком шаманизма – вместе с тем, именно свидетельства той эпохи, когда камлание было настоящим священнодействием, а бубен и посох шамана наполняла настоящая магия, представляют собой особую ценность. Традиционная культура народов Сибири стремительно распалась за два предвоенных десятилетия, и практически все, что могли наблюдать ученые после 1920 года – это представления, которые устраивали люди, сами не слишком в них верившие.

    Предметы шаманского культа - ритуальные маски и одежды, бубны и колотушки, изображения духов, особые «шаманские картины», на которых представлены образы Верхнего и Нижнего миров, - а также фотографические свидетельства первоначально собирались в Этнографическом отделе Русского музея Александра III, из которого впоследствии вырос Российский этнографический музей. В материалах музея – коллекции, представляющие духовную культуру народов Алтая, прибайкальских бурят, эвенков, якутов, ненцев, народов Приамурья и Приморья… Краткий очерк истории этнографического исследования Сибири на заре XX века с характеристикой экспедиций Императорского Русского географического общества представляет особый интерес.

    Сегодня в музее около 170 бубнов, 105 колотушек, свыше 60 шаманских костюмов. Книга впервые представляет долю этой коллекции широкой публике – с кратким научным комментарием. В основном это экспонаты, привезенные из экспедиций в 1900 – 1920-е годы – начиная с 1930-х годов, когда в стране развернулась борьба с религией, «культовые предметы у шаманов, как правило, отбирались и уничтожались». К слову, с шаманизмом активно боролись и до советской власти – в Забайкалье многие уникальные предметы были уничтожены ламаистским духовенством…

    Сто лет назад изучать шаманизм было подчас рискованным делом – так, «особенно опасным считалось изъятие предметов культа со священных мест и погребений». Да и костюм шамана соглашались продать исследователям разве что люди нехорошие, «нестойкие в верованиях». К счастью для науки, таковых становилось все больше и больше… Между тем, полный шаманский костюм обладает поистине чудесными свойствами: «так, шаман С.Урканов, считавшийся по представлениям эвенков, специалистом по регуляции погоды и водоустройству на земле, мог совершать в своем костюме… полеты в Верхний и Нижний миры».

    Наблюдаемое кое-где «возрождение шаманизма» - на самом деле чаще всего имитация на потребу публике, возникшая сравнительно недавно на базе постмодернистского интереса к «мировому наследию» и политкорректного признания вклада автохтонных народов в мировую культуру – такая же имитация, как коммерческая world music по отношению к традиционной музыке.

    Впрочем, сообщает Худяков, и шаманы «пасуют перед силою волшебников или колдунов».

    ©Петр Дейниченко
    "Книжное обозрение"