СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Горячие точки Европы
  • Распад Югославии
  • Балканский вопрос в истории
  • Иосип Броз Тито
  • Rambler's Top100

    Призыв старого генерала

    Кадиевич В. Контрудар. - М.: Освобожденная Сербия, 2007. - 192 с. 3100 экз. (п) ISBN 5-85167-011-8

    Для автора этой книги, последнего министра обороны Социалистической Федеративной республики Югославия Велько Кадиевича, распад его страны стал личной катастрофой. Когда все рухнуло, он был уже немолод, и вот уже 15 лет, с того момента, как оставил свой пост в 1992 году, вынужден наблюдать, как гибнет дом, на строительство которого он положил жизнь. Дом этот - Югославия. Недаром в предваряющей книгу краткой биографии автора сразу после даты рождения автора (1925) следует гордое: "Отец - серб, мать - хорватка, национальность - серб и югослав, гражданство - Сербия". И один из первых своих невоенных орденов - орден Братства и единства Велько Кадиевич получил еще в 1944 - "за политическую работу в развитии братства и единства в СФРЮ". Кто-то может сказать, что Кадиевич - прежде всего комиссар и политработник, но едва ли в жестокой партизанской войне это имело определяющее значение. Тем не менее, Кадиевич сражался за идею - за социализм (в его югославской версии) и за Югославию. Собственно, югославская идея в значительной степени скрепляла и Югославскую народную армию - но не в столь значительной, чтобы армия могла противостоять центробежным тенденциям, охватившим Югославию в середине 1980-х. Причина тому - в особых конституционно-правовых условиях, возникших после принятия Конституции 1974 года, из-за которых армия Югославии "стала армией без собственного государства".

    Для многих сегодня Югославия смешивается с Сербией - тому есть исторические и политические причины. Тем не менее, это не так. Югославия всегда была больше, чем Сербия; вместе с тем, считать ее некой политической химерой, рожденной к жизни колоссальной политической волей Иосипа Броз Тито, никак нельзя. Югославская идея - это идея славянского господства на Балканах, восходящая к панславистским построениям еще XVIII века и оформившаяся в ходе борьбы между Россией, Австро-Венгрией и Османской империей. Великие державы сходили с исторической сцены, но интерес к стратегически важному региону сохранялся всегда. Относительно независимым государствам на Балканах удавалось существовать лишь в недолгие периоды глобального баланса сил. Полвека холодной войны - вот срок, который выпал на существование единой и независимой Югославии. И этого времени не хватило, чтобы в стране появилось чувство принадлежности к единой державе. Что говорить - для этого и столетий мало. Империи только выглядят величественно, а живут недолго.

    Велько Кадиевич - человек военный, а потому распад своей страны он объясняет кознями внешнего врага, причем врагом этим несколько неожиданно оказывается Германия, а вовсе не США. Достается от Кадиевича и Ватикану, и австрийцам, и французам, и всему Евросоюзу в целом, и, конечно же, Горбачеву. Разумеется, в построениях его немалую роль играет "теория заговора", в соответствии с которой спецслужбы США (или скажем проще - Запада) активировали "спящих" агентов, многие десятилетия назад внедренных в "партию власти". Этой забавной точки зрения придерживаются многие и у нас в стране, пытаясь объяснить этим крах СССР. Полемизировать с ней бессмысленно, ибо невозможно заставить идейно убежденного человека поверить в то, что миллионы людей могут так же искренне, без всякого внешнего влияния придерживаться "неправильных" взглядов. Нет, однако, сомнения в том, что в случае с Югославией такие внешние влияния имели место. Кадиевич приводит обширную цитату из книги бельгийского журналиста Мишеля Колона, который, в частности, указывает, что причиной развала Югославии стала "острая конкурентная борьба между Германией и США с одной стороны и европейскими государствами - с другой". Кто там с кем был в союзе, кто кого использовал - большой вопрос; бывший федеральный канцлер Германии Шредер в своих мемуарах красноречиво говорит о степени "независимости" внешней политики Германии. Факт в том, что стремительный отход СССР, а потом и России от конфронтации с Западом резко ослабил позиции Югославии, в годы холодной войны сидевшей на двух стульях (тот же Кадиевич с отличием окончил Академию сухопутных войск США, а позже прошел в США курс высшей командной подготовки), чем не замедлили воспользоваться давние их противники.

    Впрочем, корень зла произрастал в самой Югославии, и сам Велько Кадиевич констатировал это в речи, с которой он обратился к гражданам Югославии 6 июля 1991 года. С югославской идеей было покончено еще в марте 1962 года, отмечает он, когда "на закрытом заседании исполнительного комитета ЦК Союза коммунистов Югославии, возобладали силы, желавшие видеть республики в качестве самостоятельных государств". Фактически, пишет Кадиевич, решение принимал Тито - и "здесь он впервые провалился на экзамене истории". Уже тогда Тито высказывался "не столько как югослав, сколько как хорват", уже с тех пор "гражданам было запрещено именовать себя югославами, так как это идентифицировалось с унитаризмом". В итоге "вместо федеративного государства возник доселе неизвестный конгломерат", противостоять распаду которого конституционными методами было невозможно. Да почти никто и не хотел. О том, почему армия все же не вмешалась, Кадиевич подробно пишет в главе "Военный путч". Главная военная причина - слабость армии, также пораженной национализмом. Но был и политический фактор: "начать военный путч после тех результатов, которые продемонстрировали первые многосторонние выборы и референдумы в Югославии, означало противопоставить ЮНА не националистическим лидерам, а всем народам, высказавшимся против Югославии как единого государства". Напомним, речь идет о начале 1991 года - а после этого время было безнадежно упущено. Скажут, что сама идея военного путча и учет народного мнения как-то плохо между собой сочетаются. Но военные просто просчитали последствия: в той ситуации путч на деле означал бы, "что ЮНА, тогда уже по своему составу сербская армия, оккупировала бы большинство несербских народов Югославии". С соответствующими международными и военными последствиями - в духе тех, с которыми позже столкнулась Югославия Милошевича. В начале 1990-х позиция армии не спасла страну от кровопролитной гражданской войны, но, возможно, крови пролилось меньше, чем могло бы.

    И все же - почему "Контрудар"? Кадиевич убежден, что враги, внутренние и внешние, окончательно развалили его страну, и теперь предстоит бороться за освобождение нынешней, уменьшенной Югославии "от оккупантов и их ставленников". Он предлагает довольно абстрактную национал-либеральную программу возрождения Сербии в духе "за все хорошее", но против "оккупантов". Услышит ли кто-нибудь призыв старого генерала?

    ©Петр Дейниченко
    Книжное обозрение, с сокращениями