СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Вселенная в СЛОВОСФЕРЕ:
  • Карл Саган
    - статья В.Г. Сурдина о жизни и научной деятельности Сагана на сайте Астронет
  • Иосиф Шкловский
  • Разумная жизнь во Вселенной
    - программа SETI
  • Этот ненужный космос
  • Ионийская научная традиция
  • Rambler's Top100

    Хранитель ионийского духа

    Саган К. Космос / пер. с англ. А.Сергеева. СПб.: Амфора, 2008. - 370 с. 5000 экз. (п) ISBN 978-5-367-00829-6

    Перечитывать знаменитую книгу столь же знаменитого американского астронома - дело ностальгическое и немного грустное. Особенно, если в детстве увлекался космосом и научной фантастикой. Потому что книга Карла Сагана - вся оттуда, из эпохи первопроходцев, когда казалось, что вот-вот космические корабли станут бороздить просторы Вселенной, а есть ли жизнь на Марсе - это мы сейчас проверим.

    Проверили. Жизни не обнаружено. В космос летать - дорого, да, вообще говоря, не слишком понятно, чего ради. У ученых и военных, понятно, свои резоны, но мирный обыватель видит в этом в лучшем случае укрепление национального престижа, в худшем - пустую трату денег. Открытия состоялись - мы неплохо обследовали Марс, ознакомились со спутниками планет-гигантов - Юпитера и Сатурна, космический аппарат даже совершил посадку на одном из самых загадочных тел Солнечной системы - на Титане. Но Луна безжизненна и пуста, настолько, что и лететь туда скучно, Венера - страшна как преисподняя, внешние планеты негостеприимны, а их спутники - чудовищно холодны (хотя, если и есть какая жизнь, кроме земной, рядом с нашим Солнцем, то найти ее можно как раз в тех суровых краях), а звезды... Звезды молчат.

    Сагану и его единомышленникам такое казалось невозможным. Он принадлежал к когорте счастливых оптимистов, убежденных в мощи разума и науки, в том, что человечество в целом следует по пути нравственного прогресса... И рассказывал об этом людям при каждом удобном случае, растолковывая сложнейшие концепции буквально "на пальцах". Что даже раздражало коллег, полагавших, что от непосвященных лучше держаться подальше. Но, возможно, они просто завидовали Сагану - в конечном итоге он был человеком поистине энциклопедических знаний, профессионально разбиравшимся в столь далеких друг от друга областях, как астрофизика и биология (в студенческие годы он работал лаборантом у лауреата Нобелевской премии генетика Г.Мёллера). Сагана завораживало космическое единство всего сущего, и, как всякий астроном, он не испытывал паники, когда приходилось рассуждать о промежутках времени длительностью миллионы и мииллиарды лет. Между прочим, замечает он, именно этот психологический барьер мешает многим согласиться с теорией эволюции. "Что может значить срок в семьдесят миллионов лет для существ, чья жизнь в миллион раз короче?" - спрашивает Саган. - "Мы подобны бабочкам-поденкам, выпорхнувшим в мир на день и полагающим, что это и есть вечность". Размышления об эволюции Вселенной и об эволюции жизни привели его к мысли, что мы не можем быть одиноки в нашей звездной системе. Саган был убежден в существовании "братьев по разуму" и искренне полагал, что ничего, кроме пользы, встреча с ними не принесет. (Кстати, он написал об этом фантастический роман "Контакт"). Недаром широкой публике он был известен как один из самых активных участников и пропагандистов программы поиска радиосигналов от внеземных цивилизаций SETI по поиску радиосигналов от внеземных цивилизаций. Не обязательно направленных - достаточно и обычных радиосигналов, телепередач, а также сигналы, направляемые радиотелескопами - "в проекции на небо размер радарного луча значительно больше любой планеты, и сигнал.. уходит в глубины межзвездного пространства, где может быть обнаружен любым досточно чувствительным детектором". К настоящему времени такие сигналы распространились на десятки световых лет от нашей собственной планеты, причем мощность их год от года нарастает. В эту сферу входит уже немало звезд, возле котрых возможна жизнь. Программа, однако, не принесла результатов: то ли никаких инопланетных цивилизаций вовсе не существует, то ли они не используют радио (взять ту же Землю столетней еще давности), то ли расстояния между ними поистине космические, и потому рассуждать о братьях по разуму можно только умозрительно. Поэтому программа по поиску инопланетян перешла из "большой науки" в ведение частных лиц, а многие серьезные ученые, такие, как советский астроном Иосиф Шкловский, выразили глубокие сосмнения в существовании разумной жизни вне нашей планеты (знаменитая статья Шкловского, вызвавшая в 1976 году сенсацию, так и называлась "О возможной уникальности разумной жизни во Вселенной"). Насколько изменился мир, видно из того, что сегодня ряд авторитетных ученых (не говоря уже о политиках) считает поиски инопланетного разума не только бессмысленными, но и опасными. В конечном счете, кто сказал, что "братья по разуму" хоть как-то заинтересованы в нашем даже не процветании, но даже существовании? Не исключено, впрочем, что инопланетяне не спешат обнаруживать себя ровно из тех же самых соображений. Кстати, сам Саган признавал, что вряд ли "две галактические цивилизации будут взаимодействовать на одном уровне" - надеясь, что "нет смысла опасаться возможной злонамеренности высокоразвитой цивилизации, с которой мы можем войти в контакт". Но это в том случае, если высокоразвитые инопланетяне разглядят в нас цивилизацию. Но что если в их мире для нас не будет места? Если они станут обходиться с нами так же, как мы с садовыми муравьями или, в лучшем случае, с бобрами? Тем более, что и сам Саган высказывает некоторые сомнения в разумности человечества - и последняя часть его книги, "Кто отвечает за человечество?", проникнута антивоенной направленностью. Что толку в разуме, если он способен сам себя уничтожить? Саган был уверен, что полномасштабная ядерная война, которую он считал вополне вероятной, неминуемо приведет к "ядерной зиме" и гибели цивилизации.

    Выход Саган видит в объединении - в тех процессах, которые теперь называют глобализацией, и которые тридцать лет назад казались прекрасным идеалом (у нас сходных позиций прихдерживался академик Сахаров). Появление сверхдержав, в которых этнические и культурные общности самого разного происхождения "работают плечом к плечу" ученый считал "гуманизирующим и значимом в воспитательном смысле" опытом, который в дальнейшем должен распространиться на всю планету. Не без сопротивления: "Мы услышим много слов об измене и вероломстве. Богатым государствам придется поделиться своим достоянием с бедными", - предупреждает Саган... Увы, сейчас мы наблюдаем последствия - а кроме того, как всегда в истории человечества. обнаруживается, что и самые светлые идеи имеют темную сторону.

    Но четверть века назад, когда создавалась эта книга (а с ней - и одноименный телесериал, кадры из которого воспроизводятся в настоящем издании), господствовал оптимизм. Никто еще не говорил о "столкновении цивилизаций", и многим казалось, что человечество следует по пути свободы к всеобщему счастью. Конец света виделся где-то невероятно далеко - хотя Саган писал и о закате жизни на Земле спустя многие сотни миллионов лет, все же главное внимание он уделял чудесам Вселенной. Ему и его единомышленникам страстно хотелось, чтобы она была наполнена жизнью - и картины этой причудливой жизни мы находим в книге на фантастических полотнах художников. "Флоатеры" и "хантеры", плывущие в атмосфере Юпитера, пейзажи планет у незнакомых звезд - о, как это все завораживало еще в 1970-х!

    Менее всего книга Сагана интересна там, где он рассказывает о Солнечной системе - хотя сам он посвятил себя планетологии, слишком много открытий сделано в последние годы. Да и красочные современные панорамы Марса ни в какое сравнение не идут с первыми снимками "Викингов" и "Вояджеров". Зато глава о путешествиях к звездам читается лучше любого фантастического триллера - потому что в реальности мы не продвинулись к ним ни на шаг. Технологии не позволяют нам пока вырваться за пределы Солнечной системы - остается лишь создавать схемы звездолетов, которым не суждено отправиться в путь - как не суждено было взлететь аппаратам Леонардо да Винчи. Саган в связи с этим размышляет о том, как развивалось бы человечество. если бы сохранилась сформировавшаяся в Древней Греции ионийская научная традиция. "Если бы ионийский дух победил, я думаю, что мы могли бы сейчас путешествовать к звездам. Наши первые разведывательные корабли, отправленные к альфе Центавра и звезде Барнарда, к Сириуса и тау Кита, уже давно вернулись бы назад. На околоземной орбите строились бы огромные эскадры межзвездных кораблей..." - пишет он. Увы, это только фантастика. Но надежда еще остается - потому что, несмотря ни на что, "мы воплощаем собой Космос, достигший самосознания".