СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Снорри Стурлуссон
    - "Круг земной"
    - "Младшая Эдда"
  • Стурла Тордарссон
  • История Исландии
  • Исландские саги
  • Сага об исландцах - оригинал
  • М.Стеблин-Каменский

  • Rambler's Top100

    Честь предков

    Тордарсон С. Сага об Исландцах / пер. с древнеисл. языка, общ. ред., вступ. ст. и коммент. А.В. Циммерлинга. - СПб.: Алетейя, 2007. - 512 с. 1000 экз. (Памятники древнеисландской литературы). ISBN 978-5-903354-90-0

    В этой книге много смертей. Она начинается убийством и завершается жестоким убийством. Герои ее считают убийство врага доблестью, однако и сами всегда готовы принять достойную смерть.

    Что же, перед нами сага, а, как замечал выдающийся исследователь саг М. Стеблин-Каменский, "действительность интересовала людей того времени в одном определенном аспекте: интересовали события. А событием в исландском обществе было прежде всего нарушение мира, распря". Так вот, это рассказ о распрях, из-за которых Исландия утратила независимость. И самое непосредственное участие в этих событиях принимали родичи автора, Стурлы Тордарсона.

    Принято считать, что исландские саги анонимны, что создатели их не осознавали своего авторства. До известной степени это так - но все же это касается преимущественно ранних саг.

    "Сага об Исландцах" - произведение уже иного времени, и автор ее хорошо известен. Это Стурла Тордарсон - племянник знаменитого скальда Снорри Стурлуссона, которого считают автором знаменитого собрания саг "Круг земной" и "Младшей Эдды". Стурла по всем меркам был человеком выдающимся. Скальд, выдающийся знаток и исполнитель саг, крупный политик, добрый христианин (что в Исландии XIII века значило отнюдь не то же самое, что в давно христианизированной Европе), он, к тому же, соблюдал все традиционные правила и обычаи - такие, скажем, как кровная месть. В сущности, именно это и привело его в политику. После убийства своего дяди, совершенного по приказу норвежского конунга Хакона Старого именно Стурла предпринял попытку отомстить убийцам - и вскоре обнаружил себя во главе антинорвежской партии. Почти двадцать лет Стурла боролся против власти конунга за древнее народовластие. Но сохранить независимость Исландия не смогла - не хватало ресурсов. В 1262 году исландцы присягнули конунгу, и Стурла сдался своему давнему врагу. Выбор у него был небольшой - смерть в Исландии или королевский суд. Случилось так, что Хакон Старый умер раньше. И Стурла оказался в Норвегии на положении почетного пленника - поскольку новый конунг, Магнус Исправитель Законов, личных претензий к нему не имел, а саги и скальдическую поэзию очень уважал. И тут же пожелал поставить таланты Стурлы на службу престолу. Он поручил ему составить сагу о конунге Хаконе "на основе грамот и рассказов важных свидетелей - разумеется, из числа ветеранов и руководителей правящей партии Берестяников, которые говорили Стурле, что именно и как ему надо писать". Деятельность этого цензурного комитета нисколько не помешала Стурле создать объективную и насыщенную деталями историческую хронику; удивительно, что первый свой шедевр он создал, когда ему было за 50. Через семь лет Магнус отблагодарил его - в 1271 году Стурла возвращается на родину в должности наместника норвежского конунга. Карьера его этим не завершилась - вершиной ее стал чин королевского стольника. Сам Стурла относился к этому без должного почтения и на собственноручно составленной им летописи ("Аннал Ресена") свой титул не указал. Впрочем, отблагодарил Магнуса, сложив о нем сагу и несколько поэм.

    Пик творческой деятельности Стурлы Тордарсона пришелся на последние годы его жизни. После смерти Магнуса он сложил с себя все титулы, отказался почти от всей собственности и уединился на хуторе на небольшом островке. Там-то, вероятнее всего, и составил он два грандиозных своих текста: "Книгу о заселении Земли" (так называемую "Книгу Стурлы", своего рода генеалогическую историю Исландии) и "Сагу об Исландцах". Как отмечает Циммерлинг, многие приписывают Стурле также Сагу о Христианстве и редактуру многих родовых саг.

    "Сага об исландцах" входит в состав "Саги о Стурлунгах" и в некотром смысле является прообразом полноценной исторической хроники. Не случайно публикатор счел возможным проставить на полях даты: описанные события и в самом деле имели место. Историки чтут в Стурле своего великого собрата, но считать "Сагу об Исландцах" только хроникой невозможно - как невозможно считать только хроникой карамзинскую "Историю государства Российского". Перед нами достоверное, но драматизированное изложение событий, с тщательным отбором фактов, стилизацией, литературными аллюзиями, рассчитанными на очень продвинутого читателя - по меньшей мере, знающего саги, эддическую и скальдическую поэзию, Священное Писание и древнегерманские героические сказания. В числе ее персонажей - призраки, легендарные предки и герои древнегерманского эпоса. Пророческие висы произносят загадочные фигуры в серых капюшонах, героям в снах являются предки - и как раз таким образом Стурла, обычно скрывающийся под маской отстраненно-объективного повествователя, высказывает свою историческую концепцию. По Циммерлингу, стихи и видения в "Саге об Исландцах" - это голос прошлого. Героическая эпоха ушла, постоянно подчеркивает Стурла, и его "Сага об Исландцах" - история краха традиционного общества, сломавшегося под соединенным натиском христианских ценностей и королевской власти, не выдержавшего испытания властью и богатством. Под конец "Саги" Стурла сообщает о видении, котрое было 16-летней Йорейд в церкви: явилась ей всадница в темных одеждах и поведала, что пришла с Севера, из обители мертвых. "Значимо ли то, что ты говоришь мне?" - спросила девушка. "Здесь знак для тебя / и отца твоего, / и для вас всех: / недостойны вы предков", - отвечала женщина в сером. Похоже, так думал и Стурла на склоне лет...

    ©Петр Дейниченко
    Книжное обозрение