СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Контркультура
  • Философия бунта
  • Курлански М. 1968. Год, который потряс мир. - М.: АСТ: АСТ МОСКВА; Владимир: ВКТ, 2008.
  • Rambler's Top100
    Владимир Березин

    Почём контркультура?

    Хиз Дж., Поттер Э. Бунт на продажу. – М.: Добрая книга, 2007. – 456 с. 3000 экз. ISBN: 978-5-98124-147-5

    «Бунт на продажу» написали канадец и американец, не старые, в общем-то, еще люди: Эндрю Поттер 1970 года рождения, а Джозеф Хиз – 1967-го. То есть, это люди, на детской памяти которых происходили довольно значимые социальные процессы конца ХХ века. (Впрочем, самое веселье они все же не застали — П.Д.)

    Речь в книге, собственно, идёт о том, что легко укладывается в её подзаголовок: «Как контркультура создаёт новую культуру потребления». Очень легко говорить о продажности оппозиции (или оппозиционной культуры) в терминах «cвятая борьба против власти (общества) не завершилась успехом, оттого что вожди этой борьбы пошли на компромисс или были подкуплены». Но это очень оптимистический взгляд на вещи – конспирология вообще очень оптимистична, потому что говорит об управляемости и рациональности человечества.

    Хиз и Поттер пишут о другом – о том, что стремление выделиться чем-то мгновенно приводит к обслуживанию этого желания обществом. Желание носить необычную «протестную» одежду тут же приводит к развитию индустрии, обслуживающей это желание. «Борьба за экологию» тут же отправляет в движение мощные финансовые армии, которые используют не доказуемые выводы (их вообще нет), а носящиеся в воздухе желания. Контркультура мгновенно превращается в унылую обыденность потребления:

    «Вот краткий перечень вещей, которые в течение последних 50 лет считались экстремальными средствами, подрывающими систему: курение, длинные волосы у мужчин, короткие — у женщин, бороды, мини-юбки, бикини, героин, джаз, рок, панк-рок, рэгги, рэп, татуировки, волосы под мышками, граффити, серфинг, мотороллеры, пирсинг, узкие галстуки, отсутствие бюстгальтера, гомосексуализм, марихуана, рваная одежда, гель для волос, прически «ирокез» и «афро», противозачаточные пилюли, постмодернизм, клетчатые брюки, овощи, выращенные на органике, армейские ботинки, межрасовый секс. В наши дни любой пункт из этого перечня можно увидеть в рядовом видеоклипе Бритни Спирс (разве что за исключением волос под мышками и овощей, выращенных на органике)».

    Вот программное заявление авторов:

    «В этой книге мы утверждаем: десятилетия контркультурного бунта ничего не изменили, потому что теория, на которой зиждется идея контркультуры, ложная. Мы не живем в Матрице, и мы не живем в спектакле.

    На самом деле мир, в котором мы живем, намного прозаичнее. Он состоит из миллиардов людей, каждый из которых следует более или менее состоятельной концепции добра и зла, пытаясь сотрудничать с другими людьми и делая это с разной степенью успеха.

    Не существует всеохватывающей системы, которая интегрирует все это воедино. Современную культуру невозможно подорвать, поскольку не существует таких вещей, как культура или система. Существует лишь мешанина социальных институтов, развившихся в совершенно случайном порядке и распределяющих блага и бремя, связанные с социальной кооперацией, такими способами, которые мы порой признаем справедливыми, но которые, как правило, явно несправедливы. В таком мире такого типа контркультурный бунт не только бесполезен, но и контрпродуктивен. Он не только отнимает энергию и силы, которые могли бы направляться на инициативы, приводящие к конкретному улучшению жизни людей, но еще и порождает огульное презрение ко многим позитивным изменениям в современном обществе».

    Авторы кратко пересказывают фрейдизм и марксизм, а также пару других учений, приводят знаменитую «Дилемму арестанта» (замечая, что она интуитивным образом была решена мафией с помощью омерты). Но дело в том, что это не собственно пересказ, а рассказ о бытовании этого учения в массах. Понятно, что очень малая часть людей, пересказывающая анекдот про банан вообще открывала Фрейда, а, несмотря на повсеместное преподавание диамата и истмата в СССР нынешние сорокалетние имеют довольно смутное представление о марксизме. Слова «бессознательное» и "прибавочная стоимость" остаются смысловой загадкой для большинства тех, кто их употребляет. Слово «революция» тоже слово беглое - беглое от своего понятия.

    За контркультурой кроется неосознанное желание революции, овладевающее каждым новым поколением. Интуитивно кажется, что "революция" это хорошо. Меж тем, это ниоткуда не следует (как и то, что она - зло). Более того, совершенно непонятно, что понимать под революцией. Смену элит? Смену уклада жизни? Смену социального строя? Множество теоретиков предлагают нам сотни конструкций, в которых это слово различно. И дело в том, что все эти конструкции вьются над нами как мухи, жужжа одновременно.

    При этом происходит быстрая подмена, быстрые скачки из абстрактного в конкретное, от случая случившегося вчера к общему этическому выводу. Оттого обыватель думает, что он исповедует некую идеологию, а на самом деле ориентируется лишь на фонетику. Но большинство людей всё время оперирует этими и другими понятиями контркультуры, будто бьёт в шаманский бубен. Дело, конечно, не в знании сути философских учений, а в нарушении логической связки между действием и его оценкой, действием и его результатом, и, наконец, оценкой результата.

    Протестующий против общества человек всегда занимается экстраполяцией неких правил поведения на остальное человечество. Меж тем, известной народной истины «Господь в лесу деревьев не уравнял, не то что людей» никто не отменял.

    Я бы отнёсся к книге Хиза и Поттера с осторожностью – проповедуя вполне вменяемые ироничные идеи, в частностях они высказывают довольно резкие суждения. Проверить их русскому человеку, а особенно не специалисту-социологу, очень сложно. В таких случаях всегда есть опасность служить некритическим резонёром, пересказывая частные оценки и детали.

    Но сами по себе детали эти очень интересны – например история строительства под Нью-Йорком в 1947 году типовых домов по конвейерному способу, своего рода американского варианта «хрущоб» - только в варианте отдельного дома. Или рассуждение об униформе – которая демократична (уравнивая бедного и богатого, аристократа и плебея), и одновременно тоталитарна, обязательна. Не говоря уже об очень интересном обсуждении экзотики как товарной ценности.

    ©Владимир Березин
    веб-версия: Петр Дейниченко