СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



Обложка Топильская. Мягкая лапа смерти

Обложка Топильская. Амнезия

Обложка Незнанский. У каждого свое зло

  • Фридрих Незнанский
  • Елена Топильская
  • Генеральная прокуратура
  • Rambler's Top100

    Люди, похожие на прокуроров

    Топильская Е. Мягкая лапа смерти. - СПб.: Издательский дом «Нева»; М., ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - 527 с., 5000 экз. (Русский проект)
    ISBN 5-7654-1961-5
    ISBN 5-224-03315-2

    Топильская Е. Амнезия. Установление личности. - СПб.: Издательский дом «Нева»; М., ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - 319 с., 10000 экз. (Детектив глазами профессионала)
    ISBN 5-7654-2132-6
    ISBN 5-224-03506-6

    Незнанский Ф.Е. У каждого свое зло... - М..: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Агентство «КРПА «Олимп», 2002. - 318 с., 25000 (Агентство «Глория»)
    ISBN 5-17-007096-9 (ООО «Издательство АСТ»)
    ISBN 5-7390-1095-0 (КРПА «Олимп»)

    Я знаю государственную тайну. У нас в стране не одна генеральная прокуратура, а две. В первой работает следователь-«важняк» Александр Борисович Турецкий. Его каждый день показывают по телевизору, а писатель Фридрих Незнанский пишет о нем книжки. Турецкий ездит на приличной иномарке, дела разбирает солидные: убийство в особняке у моря или в элитном коттедже или вот, кражу уникальных книг из частной коллекции. Красивые, хоть и нервные слегка, дамы, эксцентричные миллионеры, бывшие спецназовцы, аромат духов, хорошего виски и коньяка, командировки к теплому морю и прочие брызги шампанского... Все по закону - но для пользы дела его можно иной раз и обойти - для того и существует частное детективное агентство «Глория», располагающее всем арсеналом техники для слежки и прослушивания...

    Наверно, именно в этой прокуратуре работали люди, «похожие на генеральных прокуроров». Их тоже в свое время показывали по телевизору вместе с шикарными дамами – вся страна ахала.

    А есть другая прокуратура, в которой работает питерский следователь-«важняк» Маша Швецова. Для Маши мобильный телефон - роскошь, она «вещдок» - пистолет - возит в хозяйственной сумке на трамвае, лазает по каким-то загаженным чердакам, в командировку ездит в исправительно-трудовое учреждение на Кольский полуостров, присутствует при вскрытии трупов полуторагодичной давности, грошовую зарплату получает с задержкой на месяц... И все делает по закону, до такой степени по закону, что начальникам ее тошно становится, и они лепят ей взыскание за взысканием... Ее тоже показывают по телевизору - в сериале «Тайны следствия», а Елена Топильская - в прошлом сама следователь прокуратуры - пишет про нее романы.

    Прокуратура Незнанского и прокуратура Топильской - символы двойственного отношения в нашем обществе к криминалу.

    У Незнанского как у Киплинга - «сильный с сильным лицом к лицу». Бандиты сильны и даже благородны, детективы - круты и тоже благородны. Стильный боевик. Автоматные очереди, антикварная мебель, редчайшие книги, 15 килограммов долларов (по Незнанскому, это два миллиона). «Марина подошла к книжному шкафу, поставила на свободные места тома «Истории птиц», альдину, не известно откуда взявшиеся книги Кинга и Гоббса». «Специалисты из общества книголюбов уверяют, что собрание может потянуть на миллион баксов».

    Топильская подчеркнуто натуралистична: «Неужели там что-то осталось, доктор? - спросила я, с трудом заставляя себя смотреть на отвратительно воняющую жижу, к буро-зеленому колеру которой прибавились еще бежевые блестки костяных опилок». Бандиты у нее страшны (хотя иной раз красивы) и нисколечко не благородны, убийства подлы и грязны, деньги - жалкие, иной раз и вовсе не доходит до денег, все одни иллюзии. Начальники Маши дружны с преступниками, а сидящий в соседней комнате коллега в любой момент может взять взятку, чтобы развалить все дело. Но, несмотря ни на что, вор должен сидеть в тюрьме, и не все дозволено.

    Обе книги Топильской легко встают рядом с западным полицейским романом - только тут вместо пьющего одинокого героя с массой проблем - непьющая измотанная женщина с уймой комплексов. Напиши эти книги мужчина, все феминистки мира кричали бы о мужском шовинизме и сексизме. Уж не знаю почему, но главные злодейки у Топильской - бабы. Да к тому же еще и лесбиянки. Убивают за просто так: встал на пути – умри. Сущие ведьмы, даже профессиональный киллер и у автора, и у читателя вызывает больше сочувствия. Между прочим, Топильская много лет работала следователем прокуратуры, написала ряд научных работ по криминологии и, надо полагать, знает, о чем говорит. Если дело темное - ищите женщину...

    Как ни странно, при всей натуралистичности, у Топильской получились отличные детективы. Может быть потому, что в основе их лежат подлинные дела (точнее, комбинация из нескольких дел). Повороты совершенно непредсказуемы - но, в духе «черного полицейского романа», главные злодеи уходят от возмездия.

    У Незнанского зло наказано, но детектива, по существу, нет: тайна разгадывается чуть ли не на первых страницах, а потом до конца книги идет обыкновенная игра в догонялки, описанная, впрочем, со вкусом. Зло наказано – но герои в печали: ведь, в отличие от Маши, они уважают своих противников – как охотники уважают волков. «Ну что, парни! Какого зверюгу завалили…»

    Линии Топильской и Незнанского, кажется, никогда не пересекутся – разве что имена персонажей почему-то иногда совпадают. Да и как им пересечься, если наш народный герой вот уж сколько лет вор и разбойник Стенька Разин. Был еще, правда, такой следователь – Порфирий Петрович…

    ©Петр Дейниченко
    "Книжное обозрение" №18, 2002