СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





Причерноморье в Словосфере:

  • Карпов С. История Трапезундской империи.
  • Крымский альбом 1999. Сост. Лосев Д.А. (Выпуск 4).
  • Крымский альбом 2000. Сост. Лосев Д.А. (Выпуск 5).
  • Крымский альбом 2001. Сост. Лосев Д.А. (Выпуск 4).

    Историческая география в СЛОВОСФЕРЕ:
  • Цуциев А.
    Атлас этнополитической истории Кавказа (1774 – 2004).
    – М.: Европа, 2006.
  • Туран на старинных картах. Образ пространства - пространство образов. - М.: ИПЦ "Дизайн.Информация.Картография", 2008.
    - Историческая география Причерноморья

  • Rambler's Top100

    Эвксинский путь

    Фоменко И. Образ мира на старинных портоланах. Причерноморье. Конец XIII –XVII вв. — М.: Индрик, 2007. – 408 с. 800 экз. (п)
    ISBN 978-5-85759-402-5

    Мореплавание всегда было и остается делом нелегким – море коварно, жестоко и непредсказуемо. Но в распоряжении современных мореходов – прочные корабли, современные средства связи и навигации. Проще говоря, если все приборы технически исправны, всегда можно определить местоположение судна. Не так было на заре эпохи Великих географических открытий. Вот что в конце XIII века пишет Раймонд Луллий о том, как мореходы измеряют расстояние в море: «Они учитывают четыре основных ветра, а именно восточный ветер, западный, южный и северный, которые соответствуют основным ветрам, таким как grecum, exalochum, leibeg и maestre. И все ветры сходятся в центре круга, образуя углы; и оттуда в направлении восточного ветра, если туда плывет корабль, отмерить сто миль к центру, и столько же миль отмерить в западном направлении… Вдобавок имеются еще инструменты: карта, буссоль, игла, Полярная звезда». Раймонд Луллий высказывается несколько туманно, он все же теоретик, а не практик. Практики напоминали, что еще у морехода есть в распоряжении песочные часы, и писали свои наставления более четко: надлежит с помощью специальных линеек-делителей найти линии, наиболее параллельные курсу, «которым идет корабль, между двумя любыми точками карты, и затем прочесть направление с ближайшей компасной розы».

    Итак, главное – это карта. , - писал Леонардо (Горо) Дати в поэме «Сфера». Старинным морским картам – портоланам и посвящена работа Игоря Фоменко. Строго говоря, портолан это не столько карта, сколько подробное навигационное описание маршрута. Как отмечает автор, «термин “морская карта - портолан” употребляется также для того, чтобы указать особый, характерный тип навигационной карты XIV – XV вв. и не смешивать ее с картографической продукцией, которая стала использоваться в XVI в., когда на картах уже появились параллели широт». Такие старые карты легко узнать – «вся их поверхность пересечена линиями румбов, которые расходятся радиально от центра по направлению ветров или компасных точек». При этом такие карты весьма точны и лишены всевозможных мифологических черт, присущих «ученым» картам того времени, составлявшимся в монастырях или отдельными эрудитами. Они были вполне надежны: даже в XVII веке, «когда в Европе уже в полной мере восторжествовало книгопечатание, мореплаватели нередко предпочитали пользоваться портоланами, рисованными от руки на пергаменте».

    Несмотря на то, что навигационные карты во все времена считались секретными, а потому подлежали уничтожению в случае захвата судна противником, их сохранилось очень много. Объем материала, содержащего ценнейшие сведения по исторической и политической географии, а также экономической истории, колоссален. Поэтому автор сосредоточился на хорошо знакомом отечественному читателю регионе – Причерноморье и прилегающих территориях. Таким образом, книга отражает историю взаимодействия в этом регионе великих морских держав прошлого – итальянских торговых республик, Византии, Османской империи, Трапезундской империи и отчасти Золотой (а позже – Большой) Орды и других государственных образований. Всего их за триста лет здесь насчитывается, по меньшей мере, тринадцать. Материалы карт дают массу информации по этно-лингвистической, конфессиональной и экономической ситуации в Причерноморье – что отражено в интереснейших картах-реконструкциях, сопровождающих книгу. Наконец, автор проливает свет на создателей карт. Выяснилось, что картографами были самые разные люди – и дворяне, и ремесленники и даже лица духовного звания. Объединяло их одно – средневековые картографы в большинстве своем «отнюдь не были кабинетными учеными, являясь мореходами, судовладельцами и патронами кораблей, изготовителями навигационных приборов».

    Карты стоили дорого – . Это, конечно, исключительный случай, но все же картография в те времена была высоким и отчасти тайным искусством. Помимо собственно картографических и географических знаний, картограф того времени «хорошо владел в равной мере мастерством писца, рубрикатора, иллюминатора». Труд картографов оплачивался очень щедро, знаменитый Диего Рибейра, назначенный в 1523 году испанским правительством «космографом и маэстро по изготовлению навигационных карт», получал годовое жалование в 30 тысяч мараведи». Картограф Абрахам Креск получил от короля Педро Арагонского особые права и привилегии – несмотря на то, что в те годы его соплеменники-евреи подверглись в Испании гонениям.

    Подробнейшая библиография и свод источников делают честь автору – кажется, мы впервые встречаем перечень наиболее полных каталогов и изданий старинных карт - такие, как шеститомник португальских карт, выпущенный в 1960 г. к 500-летию смерти Энрике (Генриха) Мореплавателя, пять томов картографии Африки и Египта принца Юсуфа Камаля (Каир, 1926 – 1951), четырехтомное издание средневековых карт из коллекции Ватиканской Апостольской библиотеки. А богатая подборка иллюстраций позволяет понять, каким видели мир мореплаватели средневековья.