СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]






Последние годы СССР в СЛОВОСФЕРЕ:

  • Норвежский взгляд в книге
    Нильсен Ф.С. Глаз бури.
    – СПб.: Алетейя, 2004.
  • Британский взгляд в книге
    Брейтвейт Р. За Москвой-рекой. Перевернувшийся мир
    - М.: Московская школа политических исследований, 2004.


  • Rambler's Top100

    Хроники пикирующей державы

    В Политбюро ЦК КПСС… По записям Анатолия Черняева, Вадима Медведева, Георгия Шахназарова (1985-1991) / Сост. А.Черняев (рук. проекта), А.Вебер, В.Медведев. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. – 784 с.

    Читать эту книгу временами жутко. Светлому образу "советской империи", лелеемому новым поколением публицистов, нанесен сильнейший удар. Впрочем, с публицистов что взять - самые зрелые из нового поколения в горбачевские времена в лучшем случае бегали в школу. И это не пошло им на пользу - легко представить, какая каша получилась у них в головах. Трудно представить, однако, что точно такая же каша была и в головах у тех, кто управлял огромной ядерной державой.

    Теперь часто говорят, что не так плоха была советская система, как ее руководители. Вот уж нет - это система была так устроена, что в руководители выходили люди определенного склада, нрава и кругозора. Исключения были, но... В итоге СССР оказался колоссом на глиняных ногах, да к тому же пустоголовым и слепым. Тем не менее, Политбюро горбачевского времени было отнюдь не худшим - оно хотя бы сознавало, что кое-что нужно срочно исправить, а курс слегка скорректировать (если говорить всерьез, десяток лет до Горбачева страна благополучно прожила вовсе без всякого курса - торговали себе нефтью и делали вид, что едем). Так вот, эти исправления и корректировки были очень точно названы "перестройкой". Осуществлялась она в полном соответствии со старым советским анекдотом, в котором сантехник берется заменить подтекающий кран и, потерпев неудачу, горестно восклицает: "Да тут всю систему надо менять!"

    Нельзя сказать, что члены Политбюро не понимали, какая ситуация складывается в стране. Вся информация была им доступна и обсуждалась практически постоянно. Записи, которые вели на заседаниях Политбюро помощники Генерального секретаря ЦК КПСС, будущие составители этой книги, производят сильное впечатление. А ведь это не полная стенограмма заседаний и даже не полная публикация самих записей. Как сообщают публикаторы, в полном виде рукопись составляет более трех тысяч страниц. Она хранится в архиве Горбачев-фонда. Здесь – лишь избранные места, которые ярко свидетельствуют: перестройка была настоящей революцией. И, как все революции, она стала величайшей исторической трагедией. Как замечает в предисловии один из авторов и руководитель проекта Анатолий Черняев, трагедия перестройки в том, что «страна, столь очевидно и давно нуждавшаяся в перемене образа жизни и направления развития, оказалась неспособной и бессильной совладать со своим прошлым».

    Тем, кто не в курсе, напомним некоторые приметы советской действительности по состоянию на 1985 год.

    Абсолютная бедность значительных слоев населения. Повышение копеечных цен на хлеб на 3-4 копейки могло вызвать взрыв. ("Повышение цены на 25 копеек в месяц - это для некоторых пенсионеров недельный рацион хлеба!" - говорил Горбачев). Причем сами пекари в 1986 году получали 86 рублей в месяц.

    Тотальный дефицит продовольствия и товаров самой первой необходимости. Некоторое исключение составляли Москва и ряд так называемых "закрытых" городов. Как бы то ни было, тема "человек приходит в магазин, и ничего там нет: ни молока, ни мяса, ни стройматериалов" всплывала на заседаниях Политбюро регулярно, иной раз даже вне зависимости от обсуждаемой темы.

    Сверхцентрализация, требовавшая от высшего руководства страны заниматься буквально всем. Удивительно, но даже вопрос снабжения Москвы и Ленинграда овощами решался на уровне Политбюро. Надо сказать, необходимость заниматься такими мелочами членов Политбюро очень раздражала. Такая централизация причудливо сочеталась с всевластием, апатией и почти полной безнаказанностью руководителей на местах - будь то партийные начальники или "командиры производства". А потому первые же попытки слегка поделиться полномочиями, добавить чуть-чуть "социалистической демократии" привели к тому, что система пошла вразнос. Джинн вырвался из бутылки. Ужасный погубитель СССР (с точки зрения юного и печально знаменитого публициста Хинштейна) Ельцин - лишь одно из порождений обрушившейся "командно-административной" вертикали, на деле процесс этого административного распада продолжается и в наши дни. В него вписывается и знаменитая фраза Ельцина "берите суверенитета, сколько сможете", и региональные князьки разного пошиба, и даже тяжелая ситуация на Северном Кавказе. Собственно, одна из главных задач администрации Владимира Путина все последние годы состоит в том, чтобы преодолеть эту разрушительную тенденцию. Можно предположить, что и перед любым следующим президентом будет стоять эта задача - хотя многое удалось сделать.

    Зашоренность сознания, присущая практически всем советским людям - от руководителей страны до самых темных и отсталых слоев населения, от блестящих ученых до диссидентов. Исключений было невероятно мало - многолетняя работа пропагандистской машины дала плоды. Правда, совсем не те, что надеялись получить ее создатели: вместо убежденных коммунистов в стране сформировались два поколения, искренне принимающие собственные иллюзии за реальность. И всякий раз, когда страшная в своей обыденности действительность врывалась в этот иллюзорный мир, люди выбирали иллюзию. Шок от распада СССР был так силен, что многих заставил считаться с действительностью, но все же именно эта странность советского сознания еще долгие годы будет определять политическую и общественную жизнь нашей страны. Кстати, это обстоятельство отчасти объясняет нынешнюю уверенную позицию "силовиков" во многих сферах жизни страны - что ни говори, но с реальностью они обязаны были считаться хотя бы по долгу службы...

    В суждениях - а часто и в решениях - деятелей горбачевского Политбюро эта зашоренность заметна и в вопросах идеологии, и внешней политики, и даже в пресловутых "мелочах". Всякое соприкосновение с реальностью (а от нее лидеров страны отделяли не только кремлевские стены, но и многочисленные препоны на пути информации), оборачивалась шоком. Заслуга Горбачева как раз в том, что он (а вовсе не Гайдар) ввел "шоковую терапию" в повседневное употребление. Тогда это называли "гласностью". На протяжении своего правления он систематически приучал нас к великому отказу от иллюзий - просто потому, что сам вынужден был от них отказываться.

    Говорят, что Горбачев развалил страну. Но он пришел к власти, когда все уже рушилось, когда великая держава полностью зависела от закупок зерна у наиболее вероятного противника и покупала себе в убыток. Думается, когда в июле 1986 Горбачев говорил, что от этого зависит судьба государства, он уже понимал, к чему идет дело. Образно говоря, он взялся за штурвал самолета, оказавшегося без горючего и с нарушенными системами управления. Можно было просто падать. А можно было перейти в режим управляемого падения и попытаться посадить машину. Посадка получилась жесткой. Крылья отвалились, хвост. Не обошлось без жертв - но все же ничего не рвануло, большинство пассажиров остались живы и даже невредимы. И вот это - самое удивительное.