СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





Еще об Антарктике:
книги
тексты

Еще о Лавкрафте:
книги
тексты
Rambler's Top100

Страшные тайны Антарктики

Загадка Артура Гордона Пима. — Пер с англ., фр. – СПб.: Азбука-классика, 2006. – 896 с.

Смелый издательский проект – собрать под одной обложкой Эдгара По «Повесть о приключениях Артура Гордона Пима и все ее продолжения – безусловно удался. Успех гарантировал уже круг авторов: Эдгар По, Жюль Верн, Говард Филипс Лавкрафт, Чарльз Ромин Дейк и Чарльз Стросс. Как-то не приходило в голову, что их можно встретить в одном ряду, но в контексте Эдгара По Жюль Верн очень даже близок к Лавкрафту… Возможно, какие-то малоудачные и безвестные продолжения остались за бортом этого внушительного тома, но, кажется, добавить к этому списку больше нечего. Заодно книга отражает тот путь, что проделала мировая фантастика за почти два столетия, позволяет увидеть, как менялось отношение к научному знанию. Да и много чего еще можно разглядеть в этом волшебном зеркале.

Вряд ли мы когда-нибудь узнаем, сознательно ли Эдгар По поставил себе цель написать самую загадочную повесть в мировой литературе или она действительно не закончена и перед нами – всего лишь эскиз, набросанный рукой гения. Исследователи творчества По, а также целая армия поклонников всего неясного и нерешенного бьются над этим многие десятилетия. Каких только интерпретаций не предлагали! И психоаналитическую, и алхимическую, и мистическую… Но все оказались недостаточными – повесть глубже. Может быть, поэтому многим хотелось ее продолжить и как-то разрешить загадку, рассказать о том, что было дальше, вслед за фразой «Мы мчимся прямо в обволакивающую мир белизну, перед нами разверзается бездна, будто приглашая нас в свои объятья. И в этот момент нам преграждает путь поднявшаяся из моря высокая, гораздо выше любого обитателя нашей планеты, человеческая фигура. И кожа ее белее белого». Они видят в повести По тоску по иным мирам и новым континентам на планете, где все уже открыто (таковы Жюль Верн и Чарльз Дейк), видят в ней предупреждение против извечного зла, что таит человеческая природа (таков Лавкрафт), наконец, Чарльз Стросс использует ее как фундамент для мрачноватой постмодернистской игры, продолжая уже не По, а Лавкрафта, причем в жанре альтернативной истории.

Но вот исследователь творчества Эдгара По Харолд Бивер полагает, что сам По играл прежде всего со своей собственной жизнью. Очень многие ее факты вписаны в текст. «Кем был отец Пима, этот "почтенный торговец морскими товарами", кроме как не Джоном Алланом? Где жили Алланы, кроме как не "на холме", в этом престижном квартале Ричмонда? Даже "старый мистер Рикетс, однорукий джентльмен", происходит от ричмондского учителя с одной рукой», - пишет Бивер в своей статье. Да и многие реалии той эпохи добросовестно отражены в повести – тут и широко распространившиеся идеи об утопических землях на полюсах и полой Земле, вызванные к жизни остановкой экспансии, начатой эпохой Великих географических открытий. Прожили они довольно долго – помните нашего Обручева с его «Землей Санникова» и «Плутонией?». Как отмечает Бивер, первым их сформулировал отставной пехотный капитан из Сент-Луиса Джон Клевс Симмс, изучивший «отчёты плававших по южным морям и совершенно не связанную с ними миграцию птиц близ полюсов и в итоге пришёл к следующему заключению: земля, сформированная вращением, состоит из пяти концентрических сфер, доступ в которые возможен через такие широкие "отверстия в полюсах", что мореплаватель "мог бы пройти с внешней стороны по краю на внутреннюю и проплыть по ней огромное расстояние, прежде чем понять, что же произошло". Ему нужна была"сотня храбрых спутников", чтобы из Сибири дойти до Северного Полюса и найти "тёплую и плодородную землю, полную буйной растительности и животных - а может, и людей…"».

Вместе с тем, отмечает Бивер, вся повесть – «это просто сказочное приключение в шифре», и действительно, книгу можно расшифровывать с помощью самых разных ключей – в частности, язык тсалальцев поддается расшифровке с помощью как полинезийских языков, так и древнееврейского. Выбирайте, что вам по вкусу…

Жюль Верн составляет поразительный контраст с повестью Эдгара По. Вторая половина XIX столетия рациональна, полна веры в мощь разума, который все тайны может объяснить, со всеми загадками справиться – вот только человеческая воля по-прежнему загадочна. Но именно эта воля и ведет великих путешественников и ученых, ведет человечество, и она же становится причиной грядущих, еще невнятных угроз, спрятаться от которых можно лишь в нетронутом цивилизацией мире – утопических островах блаженных. Там последние наследники великих цивилизаций еще хранят тайны прошлого, где вечное тепло, растительность пышна и великолепна, девушки изысканны и стройны и. конечно же, сразу влюбляются в пришельцев… в общем «нет слов, чтобы описать красоту города, сравнимую лишь с неземной красотой видений, возникающих в мозгу поэта, грезящего во сне об идеалах своей души», - пишет Чарльз Дейк. Что же, так на рубеже XX века многие писали…

Утопии оказались лишь сном – в 1931 году Говрад Лавкрафт пишет классические «Хребты безумия». Здесь Антарктида – уже классическая страна смерти, ледяной ад, и ужасы, которые встречают герои за недоступным горным хребтом, не так уж и страшны. Во всяком случае, в саркастической парафразе Чарльза Стросса «поистине космические тайны» Лавкрафта, что таила Антарктида, становятся главной ударной силой советских вооруженных сил, и вся политика сдерживания строится на том, что у Советов – немыслимое оружие древних, воплотившееся в проекте «Кощей», а у США – «триста мегатонн водородных бом, нацеленных на одну-единственную цель, - и никто не мог дать гарантии, что этого хватит». В альтернативном мире Стросса не было Горбачева – и ружье все же выстрелило…

Эдгар По и Лавкрафт угадали главное - Антарктида действительно страна смерти. Иной раз кажется, будто это кусок другой планеты, случайно застрявший вблизи южного полюса. Там нет прекрасных девушек, говорящих на древних языках (возможно, конечно, что в какой-нибудь из антарктических экспедиций случится такое исключение), там нет пышной растительности изысканных оттенков, там нет туземцев, ни злых, ни добродушных. Мы до сих пор не знаем, что таят воды озера Восток, скрытого под трехкилометровым ледяным щитом. Но вот на ледниковом куполе, на станции «Восток» отличная, просто нечеловечески прекрасная погода. Ясно, слабый ветер, минус 70 градусов…

©Петр Дейниченко
Читаем вместе