СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



Перипл Эритрейского моря

Античность в СЛОВОСФЕРЕ:

  • Мореходы Римской империи
  • Международная торговля в Древнем Риме
  • Rambler's Top100

    Бизнес древних моряков

    Бухарин М. Неизвестного автора «Перипл Эритрейского моря»: текст, перевод, комментарий, исследования. СПб.: Алетейя, 2007. – 440 с. 1000 экз. (п) («Античная библиотека. Исследования»). ISBN 978-5-903354-83-2

    Давным-давно, когда Аравию называли Счастливой, когда на берегах Красного моря не было ни Хургады, ни Шарм-эш-Шейха, когда никто не еще не слышал о пророке Мухаммеде, а проступающее из песков на берегах Персидского залива «земляное масло» использовалось в очень ограниченных целях, международная торговля уже была. И библиотека в Александрии еще работала, и пирамиды стояли на месте – только с них смотрело не сорок, а всего двадцать веков. Да и первая «глобализация» уже себя во всю проявляла – корабли римских купцов бороздили воды от Геркулесовых столбов до устья Ганга и Занзибара. Потому что в Римской империи спрос был на самые экзотические вещи. Не беда, что купцы эти, как правило, не имели никакого отношения к гордым потокам Ромула – в большинстве своем это были греки, сирийцы и даже потомки извечных врагов Рима – карфагенян. Зато все – прирожденные мореплаватели и торговцы. Но международный бизнес всегда был наукой точной. Чтобы не прогадать, нужна была точная информация. Агентства «Рейтер» тогда тоже не было – но его с успехом заменяли периплы - нечто среднее между навигационным и бизнес-справочником с элементами путеводителя. Разумеется, они были разного качества. Но «Перипл Эритрейского моря» - один из лучших. Неизвестный его автор умудрился в небольшой объем вместить столько сведений о ситуации на территории от Красного моря до устья Ганга, что по сей день историки используют его не только как источник по экономической и исторической географии, но и при обсуждении таких проблем, как «механизм рождения искусства гандхарской школы или происхождение корицы». Словом, впервые на русском языке – «важнейший источник практических географических знаний в эпоху ранней Империи».

    Отметим, что перед нами строго научное издание: краткая вступительная статья, история рукописей и изданий, публикация оригинального греческого текста, перевод, обширнейший комментарий, вопросы датировки и большая статья «Торговля и навигация от Нила до Ганга: стереотипы в историографии». О стиле памятника дает представление фрагмент, касающийся самых дальних пределов известного мира: далее «на восток, если держать океан по правую руку, и проплыть, оставив по левую руку остальные части, встречаются Ганг и Золотой остров – крайняя часть восточного берега, лежащая возле нее. Возле него есть река, называемая Ганг, и она, самая большая в Индии, опускается и поднимается, как Нил; на ней есть рынок Ганг, одноименный реке, через который везут малабатр, и гангитийский нард, и жемчуг, и тонкое полотно, самое роскошное, называемое гангитийским. Говорят же, что есть в этих местах и золотые шахты…» Все точно, ясно, без домыслов. Никаких псоглавцев, драконов и прочей мифологии: «За этой страной, на самом севере, в одном из самых дальних мест, где море заканчивается, лежит в глубине материка огромный город, называемый Тины, из которого в Баригазу через Бактры везут шерсть, пряжу и тонкий серикский хлопок по суше… До этой Тины добраться нелегко: ведь редко кто из нее приходит. Лежит это место под самой Малой Медведицей, говорят же, что граничит с частями Понта и Каспийского моря, лежащее возле которого Меотийское болото изливается в Океан». Собственно, под Тинами понимается некий крупный торговый город в Китае времен династии Цинь – от нее и происходит название. Что же до более дальних краев, то здесь автор пишет просто: «Области же за этими местами из-за жестокости штормов и сурового мороза, и труднодоступности мест, и также некоей божественной силы богов не исследованы».

    Пожалуй, главный вывод, который следует из «Перипла», заключается в том, что римская внешняя торговля начала Империи была по преимуществу торговлей товарами массового спроса. Это противоречит суждению, попавшему во многие учебники, будто в Рим из Индии ввозили в основном предметы роскоши, доступные лишь верхушке общества. Ничего подобного – именно спрос толкал торговцев на то, чтобы осваивать новые рынки. Благовония, ткани, перец и другие специи из стран Востока были товарами если не повседневного, то достаточно широкого спроса (их, например, применяли при заготовке продуктов впрок). Впрочем, из Индии везли и железо, и сталь, и ценные породы дерева. А что же привозили взамен? Вино, медь и другие металлы, стеклянные сосуды, в пустынные местности – дерево, иногда – оружие, часто специально сделанное «на местный манер», ювелирные изделия. Любопытно, что довольно активно торговали готовой одеждой – «как без рисунка, так и с местным орнаментом». Разумеется, огромное количество товаров приобреталось за деньги. Любопытно, что, вопреки привычному мнению, в списке товаров рабы встречаются очень редко, очевидно, что не торговля, а война была основным способом пополнения «человеческого материала».

    Как бы то ни было, публикация «Перипла» в переводе на русский язык открывает новую главу в исследовании этого уникального памятника и дает нам возможность заглянуть в повседневную жизнь самой блестящей эпохи Древнего Рима.