СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Александр Панарин
  • Судьба России в XXI веке
  • Rambler's Top100

    Партизан идейной войны

    Панарин А.С. Стратегическая нестабильность в XXI веке. – М.: Алгоритм, 2003. – 560 с. 3000 экз. ISBN 5-9265-0111-3

    В интеллектуальном пространстве бывшего Союза потерявшие всякие ориентиры философы-марксисты спешат приткнуться к любой опоре, представляющейся им хоть сколько-нибудь прочной. Они давно уже не марксисты и уж тем более не философы: философ ищет истину, они же жаждут сообщить ее нам. Сообщить буквально следующее: вот, мы нашли точку опоры, и пусть мир катится ко всем чертям, потому что реальность нас больше не интересует. Теперь у нас в голове – совершенно новый порядок.

    Истина в устах этих людей выглядит простой и понятной, благо сформирована незамысловатым «оборонным сознанием»: СССР потерпел поражение в «холодной войне», его развалили злонамеренные люди, Россия унижена, но злые силы на этом не остановятся – они уже начали третью мировую войну, и должно готовится к последней битве, битве за ресурсы. «Либо "неадаптированное большинство" человечества заново мобилизуется, выработав эффективное средство самозащиты, либо его ожидает гетто в новой системе глобального апартеида», - пишет Александр Панарин, лауреат премии Александра Солженицына 2001 года. Глобальное наступление на всех угнетенных ведут США (а точнее – мировой капитал), а России предстоит выбирать, на чьей стороне сражаться. В этом смысле политику российского руководства Панарин подвергает жесткой критике, в выражениях не стесняясь: «Путин пошел на соучастие в американском преступлении против Афганистана», «новый атлантизм Путина» ведет к передаче бывшей социалистической собственности «номенклатуре глобального мира», «настоящая цена реставрированного капитализма в России – антирусский расизм»...

    Эта проповедь на протяжении вот уже десяти лет имеет постоянный успех. Причем успех это явно никак не связан с реальностью, данной нам в ощущениях: песнь о неминуемой погибели России звучит совершенно одинаково что в 1992, что в 2002, и, полагаю, на тот же мотив будет исполняться в 2012. Тут ничего не поделаешь – авторы и читатели таких книг и впрямь ничего хорошего не видят. Зато обладают поразительной способностью всюду находить врагов. Собственно, они заранее знают, кто во все виноват: Запад, Америка, мировая закулиса, евреи, либералы, ну и Чубайс, разумеется, как же без Чубайса. Впрочем, в последние годы этот список пополнили "чечены" и, кажется, вот-вот снова добавятся "ляхи".

    Нет сомнений, что литература такого рода играет существенную роль в формировании современного политического климата России. Большинство авторов прямо заявляют свою позицию как национал-патриотическую. О том, что такое «национал-патриотизм» и каково политическое наполнение этого термина, стоит порассуждать отдельно, пока же отмечу, что термин этот успешно работает как брэнд. Однако по-настоящему сильных авторов, работающих в этом жанре, немного.

    Панаринская «Стратегическая нестабильность» - краеугольный камень «национал-патриотической» историософии, итоговый труд (вскоре после публикации автор скончался). Панарин – публицист яркий, хотя и склонный изъясняться тяжеловесными учеными словесами; в текстах его, предрекающих, ни много ни мало, «глобальную гражданскую войну», кипит подлинная страсть. По правде говоря, автора легко поймать на подмене понятий, плохой логике, подтасовывании фактов. Примечательно, например, что по отношению к своим оппонентам, «радикал-реформаторам» (опять-таки, оставим в стороне вопрос о точном значении этого понятия), автор использует терминологию, насыщенную отрицательными эмоциями; он ругает их практически теми же словами, которыми советские пропагандисты ругали империалистов. Панарин говорит о «расизме» реформаторов, о либеральной идеологической «репрессии», о «погроме культуры и традиции», наконец, ставит им в вину «геноцид народного большинства»… Как водится, в середине книги возникает тайный заговор, к которому причастны – кто бы мог подумать – разумеется, евреи… Ах, стоило ли ради такого вывода читать Маркса, Фрейда, французских постмодернистов и даже Глазьева (есть такой экономист, претендовавший лет десять назад на оппозиционность и самостоятельное политическое значение)?.. Разумеется, заговор велик и многосторонен. Силы зла всемогущи: в «погроме культуры и традиции»

    «задействованы профессионалы из министерства культуры, министерства образования, из новых литературно-художественных театральных, журналистских объединений. Созданы новые виды театра, специальное назначение которого – такая "реинтерпретация" национальной классики, которая должна превратить наших классиков в пособников безоговорочной национальной капитуляции пред криминально торгашеским духом "современности" и ее сомнительными "эротическими играми"».
    Наконец, утверждает Панарин, создана "новая критика", призванная показать, что Пушкин, Гоголь, Толстой вовсе не таковы, какими они «традиционно представлялись» русскому человеку – искателю правды и справедливости…

    Прошу прощения за обширную цитату, но sapienti sat – прочитав нечто подобное, «свои» узнают в этом пассаже родное, а «чужие» с раздражением закроют книгу. И это очень плохо, ибо подтверждает одно из панаринских положений, которые очень бы хотелось опровергнуть – о том, что общество уже разделено, и диалог уже невозможен, «требуется вполне осознанное и решительное размежевание среди интеллигенции. Прежние недомолвки и увертки более недопустимы. Те, кто не принимает перспективы духовной и физической гибели России, должны прямо заявить, что более не будут терпеть деятельности духовных погромщиков…», - призывает Панарин, не указывая, впрочем, что именно следует делать несогласным…

    Надо сказать, что сам Панарин был открыт для диалога, и, будь он жив, такой диалог, несомненно, имел бы смысл. К сожалению, философ скончался в сентябре 2003 года. Нам осталась только «политическая нестабильность» – трагическое и злое завещание, проникнутое неверием в современную Россию – и верой в Россию умозрительной Традиции, где православные воины-земледельцы ведут праведную жизнь под недреманным оком обновленной Церкви, более смахивающей на идеологический отдел какой-то вполне тоталитарной партии.