СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



обложка



  • Brita Asbrink. The Nobels in Baku - Swedes' Role in Baku's First Oil Boom [En]
  • Как создавалась империя Нобелей
    (по существу, краткое изложение книги Осбринк [Ru])
  • Всё о Нобелях и Нобелевской премии: Nobel e-museum [En]
  • Нобелевская премия
  • Жизнь Альфреда Нобеля [En]
  • Бакинская нефть: краткая история [Ru]
  • История компании "Бранобель" [Ru]
    Ссылки на редкие издания
  • Очерки истории отечественной нефтяной промышленности [Ru]

    Рецензия на книгу Осбринк в "Известиях"
    Еще книги об этой эпохе на сайте:
    - Соловьев С.М.
    Воспоминания.
    М.: Новое литературное обозрение, 2003.
    - Бенуа А.Н. Мой Дневник: 1916-1917-1918 - М.: Русский путь, 2003.
    - Федоров Б.Г. Петр Аркадьевич Столыпин. - М.: РОССПЭН, 2002.
    - Юхименко Е.М., Фалалеева М.В.
    Русский парадный обед. Меню из коллекции Государственного Исторического музея.
    - М.: Интербук-бизнес, 2002, 240 с., 5000 экз.
    - Муравьева И.А.
    Век модерна: панорама столичной жизни.
    - СПб.: Издательство "Пушкинского фонда", 2001.
    - Объединенное дворянство:
    Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. 1906-1916 гг. В 3 тт.
    - М.: РОССПЭН, 2001.
    - Трубецкой Е.Н.
    Из прошлого. Воспоминания. Из путевых заметок беженца.
    - Томск: Издательство «Водолей», 2000.
    - Перегудова З.И.
    Политический сыск России (1880-1917 гг.)

    М.: РОССПЭН, 2000.
    - Федоров Б.Г. Петр Аркадьевич Столыпин.
    - М.: РОССПЭН, 2002.

  • Rambler's Top100

    Заветы Нобелей

    Осбринк Б. Империя Нобелей: история о знаменитых шведах, бакинской нефти и революции в России / Пер. с швед. Т.Доброницкой. - М.: Текст, 2003. - 287 с. 3500 экз.

    Нефть до сих пор - «наше всё», наш попуск в клуб мировых держав... Но кто знает, как сложилась бы наша история, если бы бакинские нефтепромыслы не привлекли в свое время внимание шведских предпринимателей Людвига и Роберта Нобелей?

    Вообще-то, шведскими предпринимателями их можно считать лишь отчасти. Весь нобелевский бизнес по-настоящему начался в России, куда в 1837 году буквально бежал от кредиторов из нищей голодной Швеции их отец Иммануэль Нобель. В душе он был, конечно, самый настоящий «безумный изобретатель» - изобретавший и совершенствовавший все подряд. Он придумал и фугасную мину, и особый гроб с вентиляцией для умерших летаргическим сном (кажется, все же не на колесиках...) В России Иммануэль развернул поизводство паровых машин и получал довольно большие военные заказы. У него было четыре сына - Людвиг, Роберт, Альфред (тот, что изобрел динамит и учредил Нобелевскую премию) и Эмиль (он погиб в юности). Братья продолжали развивать военные технологии и до поры нефтью не интересовались.

    Добывать в Баку нефть повелел еще в 1723 году Петр Великий, захвативший этот город в ходе войны с Персией. Но тогда Закавказье удержать не удалось, и русские войска вновь вошли в Баку только в 1801 году. Уже в 1819 кустарным способом было добыто около 4000 тонн нефти. В промышленных масштабах одним из первых добывать «горное масло» начал в 1857 году Василий Кокорев. Уже в 1863 году он запустил в Баку нефтеперегонный завод. В разработке технологии участвовал Дмитрий Менделеев. Главным продуктом был тогда керосин. Но конкурировать с американской «Стандард Ойл» было почти невозможно - в начале 1860-х годов большая часть продававшегося в России (да и во всем мире) керосина поступала из Америки. Существовал реальный риск вовсе остаться без своей нефтяной промышленности. Правительство, однако, так стремилось удержать свою монополию на добычу нефти, что до последнего держалось за систему откупов, предоставляя предпринимателям за определенную плату право на разработку месторождений в течение четырех лет. Ясно, что на таких условиях никто деньги вкладывать не хотел, и лишь в 1873 году система откупов была отменена. В Азербайджане начался нефтяной бум.

    Тут-то в Баку появился Роберт Нобель. Вообще-то, он приехал за орешником, точнее, за прочной древесиной грецкого ореха. Орешник был нужен для изготовления 500 тысяч прикладов к винтовкам системы Бердана. Подходящих лесов в окрестностях Баку не нашлось, зато по случаю Роберт купил у капитана корабля, на котором плыл из Астрахани, нефтеперегонный завод и месторождения на острове Челекен. Родственники Роберта всегда упрекали его в склонности к рискованным сделкам - его за орешником-то направили, чтобы не вышло чего с казенным оружейным заводом в Ижевске, где по поручению правительства Людвиг и его друг Петер Бильдерлинг наладили образцовое производство вооружений... Интересно, появился бы у нас «калашников», если бы в свое время инспектор оружейных заводов Карл Август Стандертшёлд (русский офицер и финский барон) не порадел землякам?

    Но вернемся к нефти. Роберт и Людвиг стали совладельцами нефтяной компании. Дело пошло споро - не без помощи уже знаменитого Альфреда, который помогал связями, технологиями и менеджментом. Нобелевский нефтяной бизнес в считанные годы буквально преобразил страну - потому что в империю Нобелей входили не только промыслы, но и система складов, транспорт и многочисленные вспомогательные производства. В России нет железнодорожных цистерн и локомотивов, способных тянуть составы с нефтью? Людвиг сам сконструировал цистерну и паровоз. Нет железных дорог и трубопроводов? Протянули ветки и новые линии, наладили производство труб. Оригинальное изобретение Нобелей - нефтеналивные танкеры. Их не строил никто в мире, над Нобелями смеялись...правда, очень недолго.

    Людвиг был в полном восторге от налаженного дела. «На всем лежит отпечаток порядка, системы и целесообразности... Дороги у нас выстланы камнем, мосты в исправности, все здания удобные и просторные, опрятные и красивые, а технические сооружения и вовсе потрясающи...», - писал он о нефтехранилище в Царицыне. В самом деле - вы когда-нибудь видели нефтехранилище, утопающее в садах? Для Нобелей это было в порядке вещей...

    От случайной покупки Роберта до миллионного дела не прошло и десяти лет. Строили на века - чтобы и себе, и людям. В начале 1880-х под Баку появился целый городок для служащих компании - с изящными зданиями «в византийском стиле», утопавшими в садах.
    Вилла Петролеа
    Его назвали "Виллой Петролеа". Кондиционеры, холодильники, опреснитель, электричество, библиотека и больница, телефон, чистая вода, которую ежедневно доставляли из Волги (а весной привозили 800 тонн льда - чтобы на все лето хватило). протянули первую в Баку телефонную линию компании "Белл"... Работали с полной отдачей, кидали в нефтяной бизнес все - только Людвиг внес в «Товарищество бр. Нобель» миллион рублей. В 1879 году фирма сделалась акционерным обществом. Тут и Альфред принял самое активное участие... Были и тяжелейшие проблемы - в 1886 компания едва не оказалась на грани краха - избыточное производство нефти привело к резкому падению цен. Положение оставалось критическим на протяжении нескольких лет. По Европе ходили слухи о плачевных перспективах компании, и склонный к пессимизму Альфред часто им верил и не спешил помочь. Российская пресса злорадствовала. Об атмосфере того времени свидетельствует письмо Людвига: Российские газеты клеймили меня, называли монополистом и капиталистом, а в России это даже скорее, чем в Западной Европе равносильно объявлению тебя преступником, который подлежит всеобщему преследованию". (...) Когда наши конкуренты (германские евреи, торгующие американским керосином) придумали этот трюк - в одно и то же время распространить на биржах Нью-Йорка, Берлина, Штеттина и Бремена телеграммы о том, что Нобель прекратил в Петербурге выплаты по обязательствам, - это лишь незначительно сказалось на доверии к компании.
    Русских патриотов, входящих в советы российских банков, хлебом не корми, дай уронить в чужом мнении иностранца - шведа, которого допустили сыграть важную роль в промышленном производстве".
    (Простим Людвигу естественную неполиткорректность)

    Все же из затяжной войны со "Стандард Ойл (а точне - с Ротшильдами) товарищество Нобелей вышло победителем - прежде всего, благодаря практически неистощимым запасам российской нефти. Во всем блеске компания предстала перед первой русской революцией...

    Все кончилось в 1917. Национализация, террор, страшные многонациональном Баку погромы, заблокированные коммуникации... Высшие служащие перебрались за границу. В итоге компания была полностью конфискована. Список потерянного Нобелями занимает почти целую страницу. К счастью, основателям компании увидеть этого не довелось - они умерли, когда дело было на подъеме.

    И все же самое главное Нобели нам оставили - высочайшую техническую культуру, которую на протяжении нескольких десятилетий впитывали наши мастера - которые и после революции были верны нобелевским заветам.

    Брита Осбринк сделала настоящий подарок всем любителям истории русской промышленности и поклонникам блестящей эпохи возвышения России. Обширные выдержки из личной переписки, тщательно прослеженные судьбы даже не главных действующих лиц, превосходные старинные фотографии, внимание к самым малым деталям - все это производит впечатление путешествия во времени.