СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]






Галактика Гутенберга
Цивилизация текста
Евгений Немировский и его книги

Иоганн Гутенберг
Франциск Скорина
Иван Федоров




Rambler's Top100

Век первопечатника

Немировский Е. Иван Федоров и его эпоха. М.: Энциклопедия, 2007. - 912 с. 1000 экз. (п) ISBN 978-5-94802-018-1

Представить себе сферу печатного слова без Евгения Немировского, крупнейшего нашего специалиста по истории книгопечатния и книги, досконально знающего все о русском первопечатнике Иване Федорове и о культурной ситуации его времени, совершенно немыслимо. И вот небольшая заметка о его книге об Иване Федорове и разговор с ним об истории книги и судьбе книжной культуры - я сделал эти материалы в 2008 году для газеты "Книжное обозрение"


Евгений Немировский о своей книге

Вот книга, которую следует проштудировать каждому, кто претендует хоть как-то судить о русской культуре XVI столетия - да и вообще о русской истории и о роли в ней отдельной личности. Эта, казалось бы, узко специальная энциклопедия, посвященная жизни и деятельности первопечатника Ивана Федорова, легко опрокидывает многие сложившиеся в общественном сознании стереотипы относительности особой русской уникальности и самобытности. Нет, господа, в XVI веке мы были вполне частью Европы, и в западной и восточной частях континента шли сходные процессы. И революция Гутенберга развивалась в совершенно ураганном темпе - практически с той же скоростью что в последующие времена распространение железных дорог, телефона или персональных компьютеров. Да, мы чуть-чуть отставали - но всего лишь чуть-чуть.

"Энциклопедия", подготовленная знаменитым книговедом Евгением Немировским, открывает широкую панораму культурной жизни XVI века. Первое, что с некоторым удивлением обнаруживает читатель - широта кругозора ее героев и охватившее всю Европу стремление печатать книги. Эта панорама далека от образа того душного Московского царства, далека от картины извечного противостояния Запада и Востока, до сих пор воспроизводимой во многих учебниках и фактически ставшей частью нашей отечественной мифологии. Нет, тогдашний мир был суров, но открыт. Славянские книги печатались в Венеции - к 1501 году там было уже около 150 типографий, Иван Федоров перемещался по всей Восточной и Центральной Европе, печатные книги довольно легко получили признание на Руси - а власти быстро оценили силу печатного слова. Да, политическое противостояние между Москвой и Речью Посполитой было в те времена очень жестким, и печатные книги стали одним из самых серьезных инструментов в информационной войне. Но не следует забывать, что в те годы существовала фактически два русских государства - Великое княжество Литовское (с 1569 года вошедшее в состав Речи Посполитой) и Московское царство. И движение людей и идей между ними было очень активным. Как отмечает Немировский, круг книжных людей того времени был очень узок, и "различие вероисповеданий не служило помехой для взаимного ознакомления с литературной продукцией враждующих группировок". Они учились друг у друга, а подчас и работали вместе.

Когда читаешь об Иване Федорове - а ему посвящена обстоятельная биографическая статья, которую предваряет публикация предисловий и послесловий изданий Ивана Федорова, - видишь, что фактически вся вторая половина жизни и деятельности первопечатника прошла на территории, подчиненной польской короне и Великому княжеству Литовскому, и именно здесь он издавал книги для православной церкви. Ничего удивительного тогда не было - у католиков тогда был куда более опасный противник - сторонники Реформации и разного рода сектанты. А еще был общий, очень опасный враг - Османская империя, достигшая пика своего расцвета, и ее сателлиты. Так что нет ничего удивительного в том, что Иван Федоров, отвлекшись от издательско-книгопечатных дел, демонстрировал императору Священной Римской империии Рудольфу II изобретенное им многоствольное орудие с взаимозаменямыми частями - тем более, что в 1580-е годы намечалась военная коалиция между Москвой и Веной. Надо заметить, что Иван Федоров в Вене был вполне в кругу "своих" - Рудольф II оказывал покровительство Тихо Браге, Иоганну Кеплеру и Джордано Бруно...

Конечно, наряду с Иваном Федоровым, второй главный герой энциклопедии - это Книга. Значительная часть статей посвящена истории книгопечатного дела - здесь и обстоятельная статья о ручном типографском станке, и о типографиях и типографах того времени, толкования специальных терминов. Наконец, здесь - подробнейший рассказ обо всех книгах, выпущенных Иваном Федоровым и о многих знаменитых книгах того времени. В книгу включены статьи о библиотеках и собраниях, где хранятся старопечатные книги - с указанием, какие именно экземпляры (часто с указанием инвентарных и каталожных номеров) и где именно можно найти. Кроме того, в "Энциклопедию" включены имена писателей и ученых, публиковавших книги об Иване Федорове и его эпохе, и вообще, обо всем, что имеет хоть какое-то отношение к имени или деятельности первопечатника.

К сожалению, один из серьезнейших недостатков издания - иллюстративный ряд. Сам по себе он хорош, но, согласитесь, втискивать страницы старопечатных книг в размер почтовой марки - это какое-то утонченное издевательство. Хочется верить, что дело дойдет все же до переиздания, и мы сможем увидеть век Ивана Федорова во всем блеске.


Беседа с Евгением Немировским

"Окно в Европу ни когда не закрывалось"

- Вашу книгу с полным основанием можно назвать энциклопедией русской культуры XVI века. Как складывалась энциклопедия?

- Очень постепенно. Можно сказать, это в некотрой степени итог всех моих исследований жизни и деятельности Ивана Федорова. Первую книгу о нем "Возникновение книгопечатания в Москве. Иван Федоров" я опубликовал в 1964 году, как раз к 400-летию выхода в свет первой московской точно датированной книги - "Апостола" 1564 года. С тех пор я никогда не оставлял эту тему и написал об Иване Федорове и его времени 13 книг.

А идея такой энциклопедии возникла с подачи белорусских коллег, которые в 1989 году выпустили - сначала на белорусском, а потом и на русском языке - энциклопедию "Франциск Скорина". И это меня в некотором смысле подстегнуло - как же, о Франциске Скорине энциклопедия есть, а об Иване Федорове - нет. Тем более, что материал об Иване Федорове был в общем собран, так что непосредственно над подготовкой энциклопедии я работал года полтора. Но потом дело застопорилось. Издатели, которые первоначально очень рьяно за этот проект взялись, как-то быстро к нему охладели, потом там сменилось руководство, и на протяжении долгого времени книгой занимался фактически один человек - редактор Лариса Сергеевна Звонарева, которая очень много сделала для выхода книги в свет. Но вот "Энциклопедия" все же вышла из печати. Правда, не обошлось без досадных ляпов, вроде препепутанных подписей к иллюстрациям - но, к сожалению, мне не дали посмотреть верстку.

- Когда листаешь эту энциклопедию, рассыпается в прах всеобщее убеждение, что Россия времен Ивана Грозного была таким уж закрытым и самодостаточным царством. Даже удивительно, насколько тесными были наши связи с тогдашним Западом...

- Да, окно в Европу было прорублено задолго до Петра, да и, честно говоря, практически никогда и не закрывалось, культурное взаимодействие было очень интенсивным. А Иван Федоров был в полном смысле слова энциклопедистом. Он лил пушки, ездил в Дрезден, переписывался с императором Рудольфом - эти письма дошли до наших дней. Кстати, я в свое время выдвинул гипотезу, что Иван Федоров учился в Краковском университете - и тому есть письменные свидетельства.

- Интересно, что у нас так быстро оценили и подхватили идею книгопечатания. Получается, что с учетом тогдашних темпов передачи информации, гутенберговская революция прошла у нас практически одновременно с Европой.

- Действительно, первые печатные западноевропейские книги стали поступать в Московию практически сразу после появления первых типографий. Оттиски печатных заставок из тех книг сохранились - их находят в виде вклеек в рукописных книгах. Нет сомнения, что полиграфическая техника проникла в Москву уже в 1530-е годы - тогда уже печатали с ее помощью гравюры. А первая типография, по-видимому, была основана священником московского Благовещенского собора Сильвестром - она известна в литературе как Анонимная типография. Не исключено, что именно там Иван Федоров и осваивал печатное ремесло.

- Но почему же тогда именно Ивана Федорова мы называем первопечатником, почему относимся к нему с таким пиететом?

- Иван Федоров поднял славянское книгопечатание на иной качественный уровень. Его книги прекрасно оформлены - они имеют и художественную ценность, они отлично отредактированы, наконец, он публиковал их систематически. Все же первая полная славянская Библия напечатана именно Иваном Федоровым (так называемая Острожская Библия - следует помнить, что он напечатал ее на территории Речи Посполитой); до этого были лишь отдельные ее книги, которые Франциск Скорина печатал в Праге. И достижение Ивана Федорова долгие годы оставалось непревзойденным - после него полную Библию напечатали в Москве только в 1663 году, по оригиналам Острожской Библиии Федорова. А были еще Псалтырь с Новым Заветом, выпущенный с алфавитным указателем - своего рода сборником афоризмов, из Острожской типографии вышла "Хронология" Андрея Ремши - первый славянский календарь... Фактически мы можем считать Ивана Федорова не только первопечатником, но и зачинателем издательского дела на Руси.

- А много ли книг Ивана Федорова дошло до нашего времени?

- Должен сказать, что они сохранились сравнительно хорошо. Тут нужно сказать спасибо старообрядцам, бережно хранившим книги дониконовской печати. Парадоксально, но книги печати XVII и даже XVIII веков сохранились значительно хуже - и по количеству экземпляров, и по сохранности.

- Вы уже почти полвека занимаетесь Иваном Федоровым и его эпохой, знаете досконально о нем все, что можно знать. Много ли загадок осталось в его биографии?

- К сожалению, довольно много. Очень темен московский период его жизни - потому что все ранние документы Московского печатного двора погибли в пожарах, сохранились они лишь с начала XVII века. Работал ли Федоров в Анонимной типографии? Чем был вызван его уход из Москвы? Учился ли он где-то? Все это область предположений и гипотез. Архивные материалы начинают встречаться только со львовского периода жизни Федорова.

Кстати, первоначально в "Энциклопедию" должны были войти и все сохранившиеся документы об Иване Федорове и их перевод на современный русский язык, и подробная библиография. Все это было подготовлено, передано в издательство, но в последний момент их выкинули, потому что оказалось, что больше 900 страниц нельзя. К сожалению, полный свод документов и материалов не получился. Издатели говорят, что если быстро все распродадут, то можно будет задуматься о выпуске Приложения... Но отпускная цена - 3000 рублей - столь высока, что далеко не всякая библиотека сможет позволить себе такую книгу. Я, кстати, предлагал издателям разослать проспект в крупнейшие зарубежные библиотеки и научные учреждения - там книгу бы купили и за 3000 евро...

- Над чем вы работате сейчас?

- Сейчас издательство "Наука" продолжает издавать мою "Историю славянского кириловского книгопечатния XV - начала XVII вв". Вышло два тома, а еще два, третий и две книги четвертого, пока лежат. Кроме того, я начал сводный каталог книг кириловской печати с подробным описанием всех сохранившихся изданий - его публикует в Баден-Бадене издательство Кёрнера (Valentin Koerner Verlag) - и хотел бы довести его хотя бы до середины XVI века. Московское издательство "Языки Славянской культуры" в настоящее время работает над облегченным вариантом каталога с подробной библиографией вопроса. Этот каталог хотелось бы довести до наших дней. Потому что до сих пор мы работаем с каталогами Каратаева, выпущенного 1883 году, и Ундольского - 1871 года. А там многого нет, в особенности южнославянских книг.

- Сегодня в издательское дело приходят новые технологии. Меняется отношение людей к книге - даже интеллектуалы все чаще относятся к ней без всякого почтения. Не кажется ли вам, что мы становимся свидетелями конца галактики Гутенберга?

- Мне кажется, о закате говорить не приходится. Я проследил тенденции мирового развития книжной культуры в книге "Изобретение Иоганна Гутенберга", и склонен считать, что ничто не говорит о том, что книга в обозримом будущем будет потеснена с пъедестала. Количество названий книг издающихся в мире, все время увеличивается - а это говорит о том, что люди хотят читать, и издавать книги по-прежнему выгодно. Конечно, изрядная доля научной, справочной информации может быть успешно переведена на электронные носители, и люди все больше будут читать электронные издания. Но бумажные книги пока надежнее.

©Петр Дейниченко
Книжное обозрение, 2008