СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Великобритания в Словосфере

  • Майкл Муркок
  • Лондон в годы Второй мировой войны
    - бомбардировки Лондона
    Книги о Лондоне:
  • Акройд П. Дом доктора Ди. – М.: «Иностранка»; Б.С.Г.– ПРЕСС, 2000.
  • Rambler's Top100

    Противоядие от Смерти

    Муркок М. Лондон, любовь моя / Пер. с англ. З.Джандосовой. – М.: Эксмо; СПб.: Домино, 2006. – 656 с.

    Между Лондоном и Москвой куда больше общего, чем кажется. Мало того, что стоят они на маленьких речках, уровень которых специально поднят, чтобы могли проходить большие корабли, а в центре каждого – старинная крепость, где раньше жили государи. Мало того, что в каждом – более 10 миллионов жителей, что оба города - столицы бывших империй, куда до сих пор стремятся жители и отвалившихся «провинций», и просто амбициозная молодежь из глубинки. Мало того, что оба города задыхаются от автомобилей, а их исторический облик катастрофически пострадал от невежественных и жадных застройщиков. Так еще и оказывается, что Лондон англичане зовут «матушкой» - совсем, как мы Москву.

    Вот книга Майкла Муркока в оригинале так и называется: «Лондон-матушка». Суровая, странная – но любимая. «Лондон – моя мать, моя боль, моя мука и гордость, моя любовь», - говорит один из героев и отчасти альтер эго автора, писатель Дэвид Маммери.

    Муркок у нас более известен как фантаст, а потому книга о Лондоне многих, вероятно, разочарует – как разочаровала она и многих поклонников на родине писателя. Потому что фантастического в ней мало, да и литературные предшественники очень – и подчас намеренно - заметны. Дублин Джойса, Нью-Йорк Томаса Вулфа – они словно проступают сквозь страницы этой книги. А что делать? Муркок пишет о великом городе, а все великие города похожи друг на друга.

    Строго говоря, эта «Лондон…» относится к особому поджанру, который критики называют «психогеографией». Ведь всякое место на земле преломляется в душах его обитателей и как формирует их. Мы и создатели городов, и их пленники. Мы срастаемся с ними, а они – прорастают в нас. Потому-то так трудно оборвать все корни и поселиться в другом месте. Особенно, если место это древнее, издавна населенное людьми. Всякий человек это чувствует – а уж герои «Лондона…» - тем более. Ведь они то ли безумные (ведь встречаются они не где-нибудь, а в Бедламе, или официально: Вифлеемской центральной больнице, где и начинается действие), то ли просто телепаты, способные слышать хоры иных голосов, голосов великого города.

    Романистка Мэри Газали, в 1940 чудом выжившая после прямого попадания бомбы, вместе с маленькой дочерью, вышедшая живой из всепоглощающего пламени – и заснувшая на 15 лет. Сочинитель летописи легендарного Лондона Дэвид Маммери. И неудавшийся актер Джозеф Кисс, угодивший в психушку еще до войны – ибо объявил себя со сцены потомком Стюартов и призвал всех на штурм Букингемского дворца, - великий знаток Лондона, в начале бомбардировок назвавшийся «уполномоченным партизаном», готовый придти на помощь всякому – даже обезвредить неразорвавшуюся бомбу. Они слышат чужие голоса, сами того не желая, заглядывают в чужие души… И их глазами мы смотрим в самые глубины души Лондона.

    Концентрическая композиция книги, каждая глава которой строго привязана ко времени, в буквальном смысле вертится вокруг практически непрерывной бомбардировки Лондона, продолжавшейся с сентября 1940 по июнь 1941, «адского пекла», настоящей войны, которая больше похожа на конец света... За несколько месяцев на город было сброшено более 18 тысяч тонн бомб, погибло более 30 тысяч жителей. (Не начни Гитлер на войну с Советским Союзом, столицу Англии точно обратили бы в пыль). Физическая гибель довоенного Лондона становится и началом великих перемен в духе самого города – потому что с тех самых пор все идет не так… И Мэри Газали в новейшей послевоенной архитектуре, уничтожающей приметы старого Лондона видит просто «продолжение войны другими средствами», войны, стирающей все бесчисленные приметы прошлого, запечатлеть которые стремятся и автор, и герои книги.

    Образы эпохи проходят перед нами, бессюжетно – словно герои раскладывают мозаику из старых фотографий, открыток, книжек, добавляют собственные воспоминания о милых мелочах и происшествиях, ругают новые времена – почти теми же словами, что нынешние москвичи или питерцы, и почти за то же самое…

    В книге несколько слоев. Можно прочитать ее как роман об уходящем Лондоне и лондонцах, можно – как книгу о страшных следах, которые оставляет война, можно – как пристрастную и саркастическую хронику духовной жизни британцев четырех послевоенных десятилетий… Но все же главным образом это роман о Времени. И Лондон избран местом действия совсем не случайно: говоря устами Маммери, «в Лондоне прошлое и будущее сливаются в настоящее, и это одна из самых его привлекательных черт». Но что есть Время? Для Маммери – «драгоценный камень с бесчисленным числом граней», «противоядие от Смерти». И пока живут великие города, Время не останавливается.