СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Rambler's Top100

Монстр в большом городе

Мьевиль Ч. Вокзал потерянных снов / пер. с англ. О.Акимовой, Г.Корчагина. М.: Эксмо; СПб.: Домино, 2007. - 832 с. 3100 экз. (п) ISBN 978-5-699-23293-2

"Вокзал потерянных снов" захватывает и поражает воображение - с первых фраз. Этот гигантский сюрреалистический, до предела детализированный кошмар затягивает вас даже против вашей воли, гипнотизирует, словно узоры на крыльях инфернальных монстров. Один раз войдя в Нью-Кробюзон, вы уже никогда не сможете полностью вернуться из этого ужасного и величественного города.

«Свет его огней растекается по каменистым холмам окрестностей, словно кровоподтек от удара. Его отвратительные башни горят в огне. Он давит... Мрачные стены из красного кирпича, приземистые церкви, похожие на доисторические пещеры, трепещущие на ветру рваные навесы, каменные лабиринты Старого города, глухие переулки... книжные магазины, заполненные позабытыми книгами, старые больницы, дома-башни, корабли и железные клешни, поднимающие грузы в доках...»
Нью-Кробюзон ужасает, подавляет и вдохновляет - в этом фантасмагорическом городе, выросшем у слияния двух рек, Вара и Ржавчины, у болота, где сдохло миллионы лет назад чудовище, чьи окаменевшие Ребра по сей день вздымаются на добрые сто футов в небо, возможно все.

А ведь это только первый ваш шаг во вселенную, которую создал Чайна Том Мьевиль.

Этот молодой писатель (ему еще нет сорока, а "Вокзал потерянных снов", свой второй роман, он написал всего в 27 лет), со смахивающим на псевдоним именем сразу вошел в высшую лигу мировой фантастики. Его романы номинировались на самые престижные премии - и получали их (на его счету - две премии Артура Кларка, в том числе и за этот роман). И дело не только в литературном даровании - в современной фантастике ужасно трудно придумать что-то свое. А особенно - в фэнтэзи. Мьевилю это удалось - резкое, вплоть до неприятия, отрицание "толкиновского" направления, любовь к стимпанку, ужасам и сюрреализму, сдобренные толикой марксизма, позволили выстроить совершенно живую альтернативу, в которой нашлось место и людям-кактусам, и жукоголовым красавицам, и забастовке водяных, и машинному сверхразуму, и вовсе запредельным сущностям, которых опасаются даже обитатели ада...

Вряд ли есть смысл пересказывать книгу, жанр которой, строго говоря, являет собой мистический триллер. В данном случае издательская аннотация вполне точна: к диссидентствующему ученому Айзеку Дэн дер Гримнебулину приходит гаруда - человек-птица, за некое тяжкое преступление лишенный крыльев - и просит вернуть ему способность летать. Между тем, жукоголовая подружка Айзека, модная художница Лиз, получает выгодный заказ от главаря мафии. (Нет-нет, ничего криминального, всего лишь скульптура). Айзек берется выполнить заказ гаруды, но для этого хочет изучить разнообразных летающих существ. Разумеется, не все экземпляры легко раздобыть - и тогда далеко не законопослушный Айзек обращается к криминальному миру. По несчастливой случайности, среди доставленных Айзеку нелегальных экземпляров оказывается один поистине чудовищный. Поначалу опасность не осознается: подумаешь, экзотическая гусеница, которая питается новейшим наркотиком, «сонной дурью»... Но так в Нью-Кробюзон проникает абсолютное зло, мотыльки-монстры, питающиеся прдсознанием разумных существ. Мотыльки, которых нельзя убить. И чтобы остановить их, приходится искать помощи у еще более ужасных монстров.

Главные приемы, которым пользуется Мьевиль - смещение и гротеск. Все, как у нас, но чуть иначе. Вот Лин, любовница Айзека, художница-авангардистка, «круг ее занкомых - вольнодумцы, любители искусства, прихлебатели, представители богемы и паразиты, поэты, памфлетисты и ультрамодные наркоманы... Каждый ее роман был авангардным прорывом, культурным событием, каким в прошлом сезоне была Конкретная музыка или Соплежуйство в прошлом году». Да об этом и у нас все время пишут в глянцевых журналах. А вот неприметная дверка в «Дипломатической зоне» - она ведет прямо в посольство ада. Разве не используют и у нас власть имущие такие неприметные ходы, когда никак невозможно действовать открытыми способами?

Беда, однако, в том, что Мьевиль использует эти приемы достаточно однобразно. Да, у нас обыватель косится на межрасовые пары - а вот что если ваша подружка будет не просто черной, а с жучиной головой? Гаруды с их презрением ко всему прочему человечеству и кодексом чести ужасно напоминают наших благородных горцев или, скажем, жителей пустыни. Люди-кактусы со своими разборками, склонные к насилию и не допускающие в свою среду чужаков - чем не мексиканцы какие-нибудь (нетрудно подобрать и отечественный аналог)?

В дополнение к тому - "бог из машины", который в данном случае выглядит до странности буквально - из всевозможного хлама на свалке самособирается гигантский и могущественный Совет конструкций - аналитическая супермашина, способная мыслить. ВСе бы ничего - но в начале книги - электричество страшная редкость, нечто магическое, в конце - никто даже бровью не ведет, когда тайной секте приходится в одночасье протянуть через весь город многокилометровый кабель. И главное, этот кабель раздобыли с поразительной легкостью!

И это далеко не единственное разочарование, которое ждет искушенного читателя. С размахом задуманная, книга Мьевиля получилась на удивление плоской. Говорить о какой-то психологической проработке героев не приходится - они всего лишь функциональные элементы. По существу, в романе существует лишь один художественный образ - образ города. Все остальные фигуры взаимозаменяемы. Наконец. повисает в воздухе вставная история о тяжкой борьбе рабочего класса за свои права, в которой есть и забастовки, и выпуск газеты - коллективного прпагандиста и агитатора, и разгром подпольной типографии, и даже смерть героя в застенках режима. Занимательно - но с основной сюжетной линией соотносится слабо. Похоже, автор не мог не высказать свои политические взгляды: ведь он - убежденный троцкист, член Социалистической рабочей партии Великобритании, защитивший диссертацию по марксистской теории международного права. Сам Мьевиль, впрочем, утверждает, что никак не стремился выразить свои пристрастия в романах. «Я, - замечал он - просто страстно люблю всяких монстров, а также ужасные и странные истории».

Стоит заметить, что история на этом не заканчивается - развитие одной из ее боковых линий читатель найдет в еще более впечатляющем романе Мьевилля "Шрам", действие которого также разворачивается в мире Бас-Лага