СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Тексты]
[Блог]




Rambler's Top100

Жизнь как целое

Марков А. Рождение сложности. Эволюционная биология сегодня: неожиданные открытия и новые вопросы. М.: Астрель: Corpus, 2010. - 528 с. 4000 экз. (п) (Элементы) ISBN 978-5-271-24663-0

Современная биология — в двойственном положении. С одной стороны, мы видим бум, масштабы исследований в биомедицинской области огромны, результаты — поразительны и до конца не осмыслены (и еще не скоро будут осмыслены), с другой — множество людей не желают признавать ни родство человека со всем живым миром, ни сложное переплетение связей в живой природе, в которую вплетен и человек со всей его деятельностью. Возможно, против биологов работает одно обстоятельство: им стало нелегко объяснять, чем они занимаются. Причина — не в сверхсложности предмета, а в снижении интереса. Похоже, что сторонних людей от современной биологии отталкивает тот факт, что она им не очень приятна и не слишком очевидна — в буквальном смысле. Дело не в пресловутом родстве с обезьяной. Немалая часть открытий связана с изучением невидимых невооруженным глазом существ. А если видимых, то не очень приятных невооруженному глазу. Какие-то слизистые комки и пленки, черви разных видов, бактерии, о жизнедеятельности которых удается судить лишь косвенно, по исследованиям фекальных масс... фу, как некрасиво! Нежные барышни подносят к носу платок. Вспоминаются мягкие игрушки-бактерии — вот если бы все они и впрямь были белые пушистые и с большими анимешными глазками...

Так что перед популяризаторами сегодня стоит очень непростая задача, и Александр Марков, известный биолог, специалист по теории эволюции, а заодно и научный журналист, пошел на известный риск, взявшись поведать широкой публике о бушующем в современной биологии потоке открытий. Теоретикам приходится несладко — они «ковыляют в хвосте, спотыкаясь о груды добытых фактов и проклиная свою нелегкую долю». Объяснять и осмысливать просто не успевают, привычные концепции отказывают. «Нам редко удается на основе уже имеющихся данных предсказать, что ждет нас за очередным поворотом, а это значит, что целостного понимания Жизни у нас пока нет, единая теория отсутствует», - отмечает автор.

Книгу эту, однако, не следует воспринимать как изложение очередной «всеобъемлющей теории». Марков предлагает читателю своего рода перечень вызовов, стоящих перед современной биологией и спектр возможных ответов. Именно поэтому он более всего сосредотачивает внимание «на тех направлениях биологических исследований, которые 1. особенно быстро развиваются в наши дни; 2. дают много неожиданных результатов, заставляющих пересматривать взгляды на устройство и развитие живой материи; 3. имеют наибольшее теоретическое и мировоззренческое значение». И с этой точки зрения перед нами — чистейшая научная журналистика, какой она должна быть: автор точно знает, что такое сенсация и новость. К сожалению, это приводит и к известной разрозненности изложения: похоже, автор не нашел скрепляющей текст в единое целое идеи (едва ли таковой можно считать борьбу с невежественными отрицателями эволюционного учения, тем более, что уровень книги требует от читателя несколько больших знаний, чем дают в школе). В итоге кажется, будто читаешь журнал с равно интересными, но очень разноплановыми заметками. Впечатление это усиливают материалы, написанные по недавним публикациям в ведущих мировых научных журналах, таких, как Nature, Science, Cell. Нет, они все по теме, как, скажем, история загадочного микроба, найденного десять лет назад в биореакторе металлургического завода, микроба, получающего энергию от реакции окисления железа и в значительной мере состоящего из железа. Но говорить о том, что материалы эти органично включены в текст, не приходится — они воспринимаются только в качестве иллюстраций.

Марков подробно касается трех сюжетов: проблемы происхождения живого из неживого (и, кажется, самое поразительное в том, что четкой границы нет), проблемы возникновения многоклеточных организмов и проблемы механизма эволюции. Собственно, именно к этой части и отсылает название книги — эволюцию следует понимать как восхождение от простого к сложному, причем это вовсе не означает вытеснения или вымирания простых форм жизни: они могут занять ниши, возникающие в процессе усложнения организмов и биосферы или начать двигаться по пути усложнения, ибо, как отмечает Марков (и как подтверждено экспериментально), «простая живая система может содержать в себе скрытые возможности самопроизвольного усложнения». Это сложное может возникнуть из простого «на основе элементарных и, по-видимому, случайных наследственных изменений». Обратите внимание на слово «случайный» - до недавних пор оно составляло камень преткновения в спорах об эволюции. Случайность мутаций служила как бы дополнительным аргументом в пользу естественности эволюционного процесса — хотя бы потому (хоть и сказано это было по другому поводу), что «Бог не играет в кости». Но вот в последние два десятка лет появилась масса данных, опровергающих «догму о полной случайности всех наследственных изменений». Оказалось, что «живая клетка располагает большим арсеналом средств, позволяющих ей контролировать изменения своего генома», - пишет Марков. Иными словами, живые организмы способны контролировать и контролируют ход эволюции.

И здесь время спросить: а что же это такое — эволюция? По Маркову, главным содержанием эволюции является процесс приспособления, идущий на нескольких уровнях — от строения организма до коллективного поведения. «На всех этих уровнях можно наблюдать постепенный переход от первичных, примитивных, медленных способов адаптации, основанных на случайных мутациях и отборе, к более эффективным и быстрым. Роль случайности снижается, роль закономерных, контролируемых процессов растет». Подчеркнем, что «контролируемых» - не значит «контролируемых сознательно»: простейшие формы памяти обнаружены даже у одноклеточных, а общественный образ жизни — то есть, способность к сложному коллективному поведению, - существует у самых разных существ — от бактерий до муравьев. Соль в том, что самопроизвольное усложнение и совершенствование способов адаптации происходят постоянно, эволюция идет постоянно, здесь и сейчас, и эволюционируют не разрозненные биологические виды, но вся система в целом. «Способность к эволюции, более того, необходимость эволюции заложена в самую сердцевину жизни, это ее основа, которую нельзя удалить, не уничтожив все здание», - вот, пожалуй, главный вывод, к которому приводит читателя Марков.