СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Старый Петербург в СЛОВОСФЕРЕ:
  • Муравьева И.А. Век модерна: панорама столичной жизни. - СПб.: Издательство "Пушкинского фонда", 2001.
  • Глезеров С.Е. Модные увлечения блистательного Петербурга. Кумиры. Рекорды. Курьезы. – М., Центрполиграф, 2009
    Еще книги об этой эпохе:
    - Соловьев С.М. Воспоминания. М.: Новое литературное обозрение, 2003.
    - Бенуа А.Н. Мой Дневник: 1916-1917-1918 - М.: Русский путь, 2003.
    - Федоров Б.Г. Петр Аркадьевич Столыпин. - М.: РОССПЭН, 2002.
    - Юхименко Е.М., Фалалеева М.В. Русский парадный обед. Меню из коллекции Государственного Исторического музея. - М.: Интербук-бизнес, 2002, 240 с., 5000 экз.
    - Объединенное дворянство:
    Съезды уполномоченных губернских дворянских обществ. 1906-1916 гг. В 3 тт.
    - М.: РОССПЭН, 2001.
    - Трубецкой Е.Н. Из прошлого. Воспоминания. Из путевых заметок беженца. - Томск: Издательство «Водолей», 2000.
    - Перегудова З.И. Политический сыск России (1880-1917 гг.)
    М.: РОССПЭН, 2000.
    Владимир Березин в СЛОВОСФЕРЕ:
  • Мыслящий атом, или Четыре агрегатных состояния Циолковского
  • Вниз по реке Ч.
    - о книге Алексея Иванова
    Message: Чусовая.

    – СПб.: Азбука-классика, 2007.
  • Cтранная ересь ноосферного космизма
    - в книгах Валерия Дёмина об Андрее Белом и Льве Гумилёве
  • Rambler's Top100
    Владимир Березин

    Art nouveau

    Лев Лурье. Преступления в стиле модерн. - М.: Амфора, 2005. - 368 стр. 5000 экз. (п) ISBN 5-94278-784-0

    Всегда кажется, что раньше вода была мокрее, сахар слаще, а люди – добрее.

    Если не Золотой, так был Серебряный век, где по улицам плавно двигались автомобили, похожие на пролётки, и извозчичьи пролётки двигались гордо – как автомобили. Тогда уже было электричество и центральное отопление, существовало радио – и множество других вещей.

    И люди убивали друг друга не так, как сейчас, а будто в немом кино – без страшных криков. Без предсмертного хрипа и визга. Убивали изящно, отставив руку с револьвером, стремительно ударив врага кинжалом.

    Ничего этого в книге Лурье нет – то есть, присутствуют и револьверы, и предсмертные хрипы – да только понятно, что человечество не изменилось. Лев Лурье написал книгу о преступлениях в то время, когда по чердакам и лестничным клеткам не сидели снайперы с оптикой, но транспортные средства взрывали не реже, чем в середине девяностых годов прошлого века.

    Ещё интереснее то, что схема книги вполне соответствует классическому детективу – есть начальник Петербургской сыскной полиции Владимир Филиппов, и три с половиной сотни страниц рассказываются его реальные дела. Есть столица Российской империи.

    Есть, наконец, временные рамки – с 1903 по 1915 год. (Это потом, когда грохнет носовое орудие «Авроры», Филиппов окажется в Америке – ему повезёт больше, чем многим его коллегам. Видимо, в силу организации ума, он оказался более предусмотрителен. Но выйдет он в отставку ещё за два года до Октябрьской революции).

    Это время для нас навечно привязано к роману Алданова «Ключ», и ещё десятку романов, последовавших за ним. В этом ряду, (и это важно), текст «Преступлений в стиле модерн» уже не вполне история или публицистика – это особый гибрид литературы и документа.

    Брокгауз и Эфрон определяли модерн, как «новейший стиль в искусстве и художественной промышленности». Тут важно всё – и стиль в искусстве, и то, что в начале ХХ века произошел невиданный взлёт промышленности. Другие возможности, другой стиль и уклад жизни. И другие деньги - быстрые, суматошные.

    Вот на каком фоне ведёт своё следствие Филиппов. Но, подробно пересказывая обстоятельства, и судебные отчёты, Лев Лурье как бы мимоходом рассказывает о сотнях деталей – о бутлегерах города Питера, что расплодились после принятия сухого закона в начале Мировой войны; сообщает, сколько стоил пузырёк хинной настойки, годной для питья (1 рубль 10 копеек); что кокаин стоил рубль за грамм; как можно было получить развод в ту пору (неимоверно трудно); что и как было устроено в коммунальном быту.

    Поэтому в книге не только криминал, а скорее рассказ о быте исчезнувшей страны идёт через криминальные истории. По страницам разбросаны старинные фотографии, газетные иллюстрации и схемы

    Есть ещё одно обстоятельство – Лев Лурье пишет о Петербурге, как Акройд о своём Лондоне. Петербург в этой книге живой организм, какое-то странное существо, похожее на мыслящий океан «Соляриса». Преступления – только пузыри на поверхности, главное – внутри. Автор, перечисляя забастовки, беспричинные волны хулиганства, даже замечает: «Забастовка схлынула не из-за действий властей, она пошла на убыль после того, как стало ясно: Россия со дня на день вступит в войну с Австро-Венгрией и, скорее всего. Германией. Если бы не война - революция (может быть, чуть менее кровавая, чем в 1917-м) уже готова была разразиться».

    ©Владимир Березин
    веб-версия:Петр Дейниченко
    первоначально опубликовано в газете "Книжное обозрение"