СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Самые знаменитые лабиринты
  • Критский Лабиринт
  • Rambler's Top100

    Наедине с Минотавром

    Керн Г. Лабиринты мира / Пер. с англ. А.Рудаковой, Л.Шведовой. – СПб.: Азбука-классика, 2007. – 432 с. 5000 экз. (п) ISBN 978-5-352-02036

    Если и есть в мире человек, который знает о лабиринтах всё – то это, вне сомнения, Германн Керн. В качестве музейного куратора он шесть лет изучал лабиринты, когда готовил выставку в Италии – и с тех пор еще двадцать лет пополнял свои знания. Первоначально книга была доступна только владеющим немецким языком. Понадобилось три года, чтобы перевести ее на английский – и вот с переводом этой английской версии знакомится сегодня русский читатель. Сразу скажем, что к работе над книгой привлекались переводчики с латыни, немецкого и итальянского…

    Построена книга очень просто, и даже неподготовленный читатель не запутается: вначале следует небольшая теоретическая статья, затем – краткий очерк о прообразе всех лабиринтов в европейской культуре – знаменитом Критском лабиринте, и далее – описания известных лабиринтов Европы и других частей света в хронологической последовательности. Нечто вроде комментированного каталога лабиринтов с историческим анализом – как менялось понимание лабиринта на протяжении веков.

    А менялось оно очень сильно. Строго говоря, современное значение слова лабиринт – запутанные, переплетающиеся ходы, где легко заблудиться – чрезвычайно далеко от классического. Потому что в классическом лабиринте как раз заблудиться совершенно невозможно: и дорожка только одна, и стены вовсе не обязательны: «единственная их функция заключается в том, чтобы показывать, куда ведет дорожка». А ведет она к центру. В классическом лабиринте «идущему не надо делать выбор, дорожка неминуемо приведет его к своему концу», то есть к центру лабиринта. Керн подробно останавливается на принципах построения лабиринта, отмечая, что «классический лабиринт, состоящий из семи окружностей, не является наиболее простой из всех возможных конфигураций». А значит, не просто так получила она столь широкое распространение.

    Непонятно, где и когда придумали первые лабиринты. Потому что их именно придумали – «схема лабиринта не является общей для всех культур», и классические лабиринты известны лишь в Европе, в Индии, Индонезии и на юго-западе Америки. Автор исходит о предположения о довольно позднем происхождении идеи лабиринта и решительно отвергает сведения о существовании лабиринтов в палеолите.

    Но самое главное- это для чего вообще люди придумали лабиринты? Что они хотели этим сказать? «Мне лабиринт представляется прежде всего воплощением (при этом совершенным) обряда инициации», - пишет Керн. – «Достигнув центра, человек остается в полном одиночестве, наедине с самим собой, с божественным принципом, с Минотавром…» В центре лабиринта открывается нечто настолько важное, что «это требует кардинальной смены направления движения».

    Так или иначе, но идея эта имеет место во всех лабиринтах, в том числе и в значительно более поздних лабиринтах христианских рукописей и соборов, в которых прохождение по лабиринту «было призвано очистить христианскую душу и подготовить ее к встрече с Создателем», выбрать путь, ведущий к Богу. Особое внимание Керн уделяет «пасхальному танцу» - средневековой церемонии с хороводом и игрой в мяч, участники которой проходили по лабиринту… И лишь эпоха Возрождения и Новое время привносят в лабиринт новые смыслы – лабиринт видится символическим изображением мира, вселенской путаницы – и в то же время блуждание в нем становится веселой игрой.