СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




США в СЛОВОСФЕРЕ
  • Алексис де Токвиль
    Демократия в Америке
  • Rambler's Top100

    Термины демократии

    Крашенинникова В. Россия – Америка: холодная война культур. Как американские ценности преломляют видение России. - М.: Европа, 2007. – 392 с. 2000 экз. (о) ISBN 978-5-9739-0122-6

    Название книги провокационно, но не точно: здесь нет ничего о «холодной войне культур», о том, как в России воспринимают Америку. Здесь вы найдете только сухой, временами смахивающий на реферат, очерк идеологических основ внешней политики США. Основы эти просты, но у нас о них мало задумываются, а уж содержание их известно только специалистам. Это либеральные ценности, протестантский мессианизм и рыночная экономика. Плюс явная убежденность, что Америка является центром мира, и все, что бы ни случалось в Америке, имеет важнейшее значение для всего человечества. Эту идею, кстати, разделяют и американцы, самым критическим образом оценивающие действия своей страны и ее политическую систему. Собственно, у Америки нет какого-то особого взгляда на Россию. Россия – это, если верить погодным сайтам, где-то в Азии, и от прочих стран отличается только тем, что у нее много нефти, нужной Америке, и много ракет с ядерными боеголовками, которые легко могут долететь до Америки. Иными словами, c нами надо быть чуть-чуть осторожнее, чем со всеми, кто не вписывается в строгую рамку американской системы ценностей.

    Эти ценностям посвящена первая часть книги, определяющая для русского читателя основные понятия, заложенные 230 лет назад отцами-основателями: «демократия, свобода, права человека, верховенство закона, частная собственность и рыночная экономика». Вот только «когда Россия использует те же слова – демократия, свобода, права человека – она вкладывает в них совершенно другой смысл».

    Главная проблема: с американской точки зрения «правами равенством и свободой людей наделил Бог. Это утверждение составляет яркий контраст с российским пониманием государства и власти как инстанции, наделяющей и отбирающей у человека его права и свободу».

    Важный момент находим в главе об американском мессианстве – здесь автор обращает внимание на присущее американцам ощущение исключительности и избранности своей страны. В приложении к международным отношениям оно «выражается в убеждении, что Америке нет необходимости присоединяться к международным договорам и подчиняться международному законодательству: Америка, по убеждению многих американцев, не может нарушить международные демократические принципы», ибо сама же и является их основательницей. «Убеждение в том, что Америка – избранная страна, разделяют люди, принадлежащие к самым разным политическим убеждениям», - пишет Крашенникова, подтверждая это словами Германа Мелвилла: «Мы, американцы – особый, избранный народ, Израиль нашего времени; мы несем свободу миру. Бог предопределил, а человечество ожидает от нас великих свершений; и великие свершения мы несем в своей душе. Мы – пионеры в этом мире; авангард, направленный вперед в неизведанное, чтобы проложить дорогу в Новый мир, который будет нашим». Собственно, на этом можно было бы остановиться, потому что значительная часть книги всего лишь подтверждает этот тезис.

    Тем не менее, автор подробно останавливается на том, как особенности восприятия влияют на внешнюю политику США и как формируются механизмы такого восприятия. Это важно, потому что всегда люди пользуются для планирования будущего парадигмой прошлого. А парадигмы долго не сдают свои позиции. Это и объясняет тот факт, что даже при самых незначительных экономических разногласиях между Россией и США пресса тут же кричит о «холодной войне», спецслужбы начинают искать «шпионов», а доносчики – «агентов влияния». Отсюда следует, что важнейший фактор для формирования адекватной внешней политики – формирование образа своей страны, который соответствовал бы реальности. К сожалению, «российские усилия по улучшению восприятия страны в мире не принесли ожидаемых результатов», – констатирует автор. Чтобы достичь успеха, нужны средства, нужны поездки и взаимное общение без бюрократических препон, нужна поддержка западных русофилов (к которым практически не обращаются), наконец, «содержание российских коммуникаций должно применять либерально-демократические смыслы и логику». С последним у нас, увы, все непросто - и, кажется, дело не в либерализме, демократии или зловредном характере российской власти…