СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Стивен Кинг - сайт автора
  • Rambler's Top100

    Девочка в морском пейзаже

    Кинг С. Дьюма-Ки / пер. с англ. В.Вебера. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2009. – 672 с.

    Роман этот поклонники мастера встретили с восторгом - Король Ужасов возвращается, во всей красе и мощи. Тонкий психологизм, достоверность ужасного, каким бы фантастическим оно ни казалось, искушения и иллюзии, которые нам подбрасывает собственное воображение.

    Что ж, ужасы в этой книге есть – как-никак Стивен Кинг. Истлевшие скелеты на дне проржавевшей пустой цистерны, ожившие утопленники, смахивающие на команду Дэви Джонса из «Пиратов Карибского моря», куклы - от фарфоровых статуэток до тряпичной игрушки – а уж мы давно знаем, что куклы – это стра-а-а-ашно… И Заброшенный Дом на пустынном острове. И, конечно, маленькие девочки. Что может быть страшнее маленьких девочек? Никогда не скажешь, что творится у них в голове.

    Все же эти «спецэффекты» и классические для любого ужастика приемчики здесь не главное. Главное – не то, что происходит с героями книги, а то, что происходит внутри них. В буквальном смысле – в их головах. Психология здесь преобладает, и значительная часть книги - классический психологический триллер, совершенно реалистичный. Вот только эта реальность в любой момент может выбросить нас из привычного круга. Для Эдгара Фримантла, главного героя этой истории такой ужасной реальностью стал момент, когда его автомобиль столкнулся с подъемным краном. Искалеченная нога, дырявая память и правой руки нет как нет... Кинг еще милостив, сделав Фримантла левшой и подарив ему неплохое состояние. Но боль он отмерил своему герою полной мерой - а как человек, переживший столь же страшную катастрофу, Кинг знает, что такое Настоящая Боль. Собственно, первые главы книги и есть достоверное до ужаса описание этой боли и попыток собрать воедино собственное сознание... Получилось не очень удачно - травма настолько изменила личность Фримантла, что жена не смогла с ним больше жить. Да и любила ли она его на самом деле?.. Одно дело, когда твой муж - преуспевающий бизнесмен, другое - психованный калека. Словом, врач советует Фримантлу радикально сменить обстановку - уехать куда подальше и заняться чем-то таким, что заставило бы его забыться.

    И вот Фримантл приезжает на пустынный и какой-то полузаброшенный флоридский остров Дьюма-Ки, оживающий лишь на пару зимних месяцев. Приезжает, последовав совету своего врача, выбрав место почти наугад - по рекламному буклету. Он и в самом деле настроен как-то переключиться, чтобы немного исцелить свою психику. Например, можно порисовать - Фримантл немного рисовал в юности. Он ничего не понимает в изобразительном искусстве, но почему бы не купить цветные карандаши и бумагу? Первый же рисунок, сделанный на острове, оказывается гениальным... Фримантл рисует - и боль уходит, терапия действует... Вот только эффект оказывается непредсказуемым.

    Так получилось, что в межсезонье на острове вместе с ним оказались еще два человека, в буквальном смысле ушибленных головой – местная аристократка, покровительница искусств, а ныне - древняя старуха мисс Элизабет и ее помощник, бывший адвокат Уайрман. Элизабет понемногу впадает в детство, играя с огромной коллекцией фарфоровых статуэток, а с Уайрманом Фримантл сходится быстро - хотя и не знает пока, откуда у того странный шрам на виске, и почему тот не может читать... Однажды Фримантла навещает дочь. Вместе они обследуют остров - и довольно быстро обнаруживают, что есть тут какая-то окруженная молчанием тайна, о которой никто не хочет говорить... И тогда появляются призраки. Но Фримантл все рисует и рисует, картины его все лучше и лучше, они продаются, и он даже неплохо зарабатывает ими - а мир вокруг становится все страньше и страньше.

    Как и подобает хорошему фантасту, Кинг использует лишь одно допущение - но выжимает из него все возможное. Идее этой столько же лет, сколько человечеству: состоит она в том, что искусство и вообще всякое творчество сродни магии, точнее - и есть сама магия, максимально эффективная в "местах силы". Вот только силы эти могут быть и недобрыми и вовсе нечеловеческими. Вся морская часть книги - чудовищный потусторонний парусник, словно поднявшийся со дна морского, статуэтка с лицом монстра, которую непременно надо утопить в пресной воде - неспроста вызывает в памяти Лавкрафта, который и прямо упоминается в книге - правда, вскользь.

    В сущности, Кинг пишет о том, что искусство - всегда сделка со сверхъестественным. Большие художники это интуитивно чувствуют, и потому, должно быть, никто из великих, гостивших по приглашению Элизабет в "Розовой громаде", не создал там ни одного шедевра - разве что Дали набросал рисунок. Но Фримантл - дилетант, подлинно "наивный художник", и поначалу не понимает, что происходит, хотя выживающая из ума Элизабет и пытается предупредить его... А когда Фримантл понимает силу своих картин, натиск зла только усиливается, оно становится чертовски реальным, искушая его и унося его близких. Получилась книга о неоднозначности и двусмысленности искусства, об искушениях, которые несет с собой воображение. Ведь даже неуверенная линия на белом листе есть «щель, через которую может исторгаться чернота». Что уж говорить о сложных морских пейзажах с мистическими парусниками...