СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



Обложка



  • Исламский терроризм [En]
  • Дарья Архипова. Глобализация глазами арабо-мусульманского мира
    Polit.Ru
  • Ислам и политика
  • Ибн Варрак. Право не быть мусульманином [En] (Ibn Warraq campaigns for the right not to be a Muslim)
    Boston Globe

  • Rambler's Top100

    Ислам в американском зеркале

    Махачев Г.Н. Исламское измерение. Ислам, США и религиозный фактор в международной политике. М.: 2002. - 320 с., 1000 экз.
    ISBN 5-86884-114-X

    Труды депутатов Государственной Думы и прочих государственных деятелей мы склонны принимать с иронией. Книга Гаджи Махачева, заместителя председателя Комитета Госдумы по делам общественных организаций и религиозных объединений, - редкое исключение. Стоило бы сделать ее обязательной для прочтения всякому, кто берется рассуждать о ситуации в исламском мире и о взаимоотношениях мусульманских стран и США.

    Разумеется, раздадутся голоса, что Махачев не сам эту книгу писал. Но даже если в библиотеке сидели помощники - что в том странного? В том их роль и состоит - помогать депутату. В любом случае, все материалы переработаны в соответствии со взглядами самого Махачева - свое мнение по проблеме исламского радикализма, «исламской угрозы» и месте ислама в жизни общества он не раз высказывал в прессе и с думской трибуны.

    Самое неправильное - полагать, будто Махачев во всей полноте описывает сложнейшие процессы в исламском мире и взаимодействие этого мира с миром неисламским. Нужно все время помнить, что в его книге отражен лишь американский взгляд на ислам. Точнее, взгляды американского экспертного сообщества, в котором представлены подчас противоположные точки зрения. Среди экспертов, чьи мнения представлены в книге - такие величины, как Эдвард Саид, Юсеф Бодански, Дэниэл Пайпс, Сэмуэль Хантингтон и другие. Их точки зрения далеко не всегда совпадают с теми, что господствуют в администрации или военном ведомстве США. Немаловажно и то, что многие из экспертов - мусульмане. Отсюда вынужденная компилятивность книги - как еще описать эту палитру мнений?

    Каждая из четырех глав работы сфокусирована на одной из болевых точек восприятия ислама и мусульманского мира Западом - общий взгляд на историю, общество и политику мусульманских стран, проблема «исламской угрозы», ситуация в Афганистане и вокруг него, а также «исламский фактор» в международном терроризме.

    Больше всего неожиданностей читателя подстерегает в первой главе книги, где речь идет, в частности, о ближневосточном конфликте. Десятилетиями ситуация в Палестине служила полем для упражнений советских пропагандистов, а в последние годы восприятие этого конфликта осложнено участием в нем сотен тысяч наших бывших соотечественников, ставших гражданами Израиля. Мы не можем понять, что для многих арабов конфликт носит теологический характер: ведь само «существование еврейского государства мусульманские лидеры расценивали в качестве тревожного сигнала возможного полного краха ислама в будущем», - отмечает Махачев.

    Еще в начале 1950-х годов египтянин Саййид Мухаммад Кутб выступил с эссе «Наша борьба с иудеями», ставшее богословской основой для радикальных египетских группировок, утверждавших теории заговора, согласно которым «христианский Запад, иудейский сионизм и атеистический коммунизм» объединились для того, чтобы уничтожить ислам. С богословской точки зрения радикалам все было ясно: иудеи совратили человеческий род на служение идолу.

    Тогда же, в 1960-е, многие мусульманские радикалы на Ближнем и Среднем Востоке все чаще обращаются к фундаментализму, «истинному исламу», формулируя заново (и упрощая) краеугольное для мусульман понятие «джихада» (позволим себе поставить здесь его в кавычки). Катализатором стало поражение соединенных арабских сил в войне 1967 года с Израилем. Националистические доктрины, служившие основой большинства арабских режимов тех лет, показали свою несостоятельность - арабы не смогли объединиться - и проиграли. Ответ, казалось фундаменталистам, лежит на поверхности - как и в эпоху крестовых походов, основой объединения, приведшего арабов к блестящим победам, должен стать ислам. «Нет иного спасения, кроме распространения религиозной культуры среди арабских и мусульманских воинов», - отмечает один из исламских идеологов в 1968 году. Победа исламской революции в Иране стала триумфом фундаменталистов - и мощнейшим стимулом для религиозного экстремизма в исламском мире. Борьба против государства Израиль быстро эволюционировала в сторону простого (хотя и оправдываемого многими богословами) антисемитизма, и такие организации, как «Хамас» или «Хезболлах» уже не делали разницы между иудеями и сионистами.

    Значит ли это, что без Израиля не было бы современного исламского фундаментализма и терроризма? Едва ли. Просто создание Израиля (при непосредственном участии держав-победителей - христианских, между прочим) стало отличным поводом для подтверждения теории заговора всего мира против мусульман. Чем и воспользовались ловкие и безнравственные политики - мир везде одинаков, что на Востоке, что на Западе. Если для того, чтобы сохранить власть и влияние, нужно убить тысячи людей - какая в том беда? Если они иноверцы - тем легче развратить собственную молодежь иллюзией исключительности, правом на убийство и денежными подачками. Возможно, творцы нового «джихада» и сами разделяли творимые ими иллюзии. Но следом пришли холодные манипуляторы, начавшие продавать «немножко джихада» тем, кому соглашался платить. Тем же американцам, щедро оплатившим создание движения «Талибан» и до сих пор не знающим, как справиться с плодами рук своих, международной наркомафии, политическим авантюристам вроде бен Ладена.

    Было бы проще, если бы «джихад» был, так сказать, односторонен. Но арабские специалисты, отмечает Махачев, недаром с иронией говорят об «исламизации» американской внешней политики. В последние годы многие американские политики и эксперты (тот же Хантингтон, предложивший легкую для восприятия публики и потому модную теорию «столкновения цивилизаций») рисуют США защитником демократии от «варварского» мира ислама - совершенно как в средние века мусульманские властители и богословы делили мир на «мир ислама» и «мир неверия». Разумеется, реальная политика и умозрительные построения расходятся подчас очень далеко. Один из самых сильных разделов книги - анализ взглядов ведущих американских экспертов на феномен исламского возрождения и реальных политических шагов в отношениях США и мусульманских стран. Анализ этот тем более важен, что едва ли не единственная возможность заглянуть на «кухню» американской внешней политики. «Вашингтон, - пишет Махачев, - никогда окончательно не прояснял своей позиции относительно системы безопасности стран Персидского залива». Привычное объяснение американского военного присутствия в регионе - чтобы обеспечить американский контроль над нефтяными источниками - не обязательно верное. Не менее вероятны и другие причины - например, ядерные программы потенциально нестабильных Пакистана и Ирана. Захват Кувейта иракскими войсками стал просто удобным поводом. Не станем забывать, что война 1991 года вспыхнула еще до распада СССР, и геополитические резоны США были совершенно иными. А ввести войска, как известно, всегда намного легче, чем вывести.

    Книга Г.Махачева - призыв к конструктивному диалогу с исламским миром, диалогу без предварительных условий и предрассудков. Он категорически отвергает теорию «столкновения цивилизаций» и тезис об «исламской угрозе», однако признает, что молодое население мусульманских стран (а более половины их жителей моложе 30 лет) может легко стать заложником «конъюнктурного мифотворчества относительно мнимых угроз и ложных стереотипов, независимо от их западного или восточного происхождения».

    В заключение - о серьезном изъяне книги, не упомянуть о котором нельзя. У нее, как это ни парадоксально, нет издателя. Следовательно, нет и редактора. Результат - неоправданная затянутость и неудачное построение некоторых разделов, почти дословные повторы. Нет совершенно необходимых в таких работах систематизированной библиографии (точнее, она представлена в обширных подстрочных примечаниях), именного указателя. Неплохо было бы составить и указатель мусульманских организаций, упомянутых автором. Было бы неплохо, если бы кто-то взялся эти недостатки исправить - иначе полезная работа так и не найдет дорогу к тем, кому она действительно необходима.

    ©Петр Дейниченко
    "Книжное обозрение"