СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



Обложка


Rambler's Top100

Декорации русской истории

Загладин Н.В. (отв. ред.), Минаков С.Т., Козленко С.И., Петров Ю.А. История Отечества. XX век: Учебник для 9 класса основной школы. – М.: ООО «Торгово-издательский дом «Русское слово – РС», 2002. – 384 с. (п)
ISBN 5-94853-036-1
Сегодня... почти у каждой нации есть несколько историй,
накладывающихся одна на другую и сопоставляющихся
одна с другой.
Марк Ферро

Встретятся два гражданина России, заспорят об истории — и непременно поссорятся. Обратиться к авторитетам нельзя — нет сегодня авторитетов. Говорят, учителя отказывались преподавать новейшую нашу историю, пока им не объяснят, «какая история правильная».

Неудивительно, что правительство озаботилось ситуацией и объявило конкурс — нужен учебник объективный, свободный от политических пристрастий, не заумный, словом, умеренный и аккуратный. Жаль только, что в конкурсе учебник «Русского слова» оказался единственным победителем.

Учебник получился очень своеобразный. Иногда кажется, что авторы изо всех сил старались никого не обидеть (может, потому и выиграли конкурс?)

Очевидно, что перед авторским коллективом стояла великая задача – вывести из актуальной политики историю советского периода. Политические дискуссии вокруг событий 90-, 80- или даже 40-летней давности не пускают нашу страну в будущее, ибо заставляют судить о прошлом с точки зрения сегодняшней политической целесообразности.

Учебник Загладина — Минакова впервые приближается к решению этой проблемы. Он вымученно объективен — ибо нет ни одного человека в нашей стране старше 15 лет, кто мог бы беспристрастно судить о таких вещах, как гражданская война, массовые репрессии и голод, трагедия начала Великой отечественной и крах СССР. Беда в том, что упоминание или не упоминание некоторых фактов в учебнике само по себе есть оценка.

Что делать: великие задачи требуют великих жертв.

Жертвой, увы, оказались необходимые подробности — политические, духовные, нравственные. Русская история без политики и без нравственной оценки этой политики предстает невероятно куцей. События теряют глубину и мотивированность, смысл. Как можно говорить об «обострении национальных проблем» в конце 1980-х годов, до этого вообще не упоминая о национальном вопросе и националистических движениях в СССР, не говоря даже о репрессированных народах? В итоге причины межнациональных конфликтов, распада СССР, наконец, войны в Чечне совершенно непонятны.

Такими же случайными выглядят и обе русские революции. Глава о России начала XX века открывается рассказом об успехах русской экономики, грандиозном экономическом контрасте между городом и деревней, голоде в деревне и неудачной политике в отношении крестьянства... «Концентрация [в городах] крупных масс неимущих и безработных возрастала в периоды экономических кризисов и превратилось в постоянный источник социальной и политической нестабильности государства». Далее — о чиновничьем аппарате, роли государства в экономике и благотворности протекционизма, пользе привлечения зарубежных капиталов, формировании монополий и формировании финансово-промышленных групп. (Нет-нет, да и проскользнет мысль, что, наверно, правительству понравится этот раздел — все в духе ныне господствующих воззрений). Наконец, о политической борьбе в «верхах» — роль земств, консерватор Плеве против либерального Витте, спор об общине... «В экономической жизни возросла роль крупных предпринимателей и банкиров. Однако при старой организации политической жизни они не могли добиться соблюдения своих интересов».

Вдруг читаем: «в 1904 г. В.К. Плеве был убит в результате покушения». Должно быть, сторонниками Витте? Или банкиров? Ведь ни о каких иных политических группах, тем более террористических, учебник пока не сообщает. Ничего — о терроре накануне первой русской революции, о накале общественного противостояния, о том, что даже в буржуазных кругах содействовать правительству считалось постыдным.

Не удивительно, что Первая русская революция предстает прямым следствием поражения в русско-японской войне: «Военные неудачи серьезно дискредитировали режим самодержавия в глазах народа. Война привела к увеличению налогов, отвлечению ресурсов на военные цели и замедлению темпов экономического развития». Следующие два абзаца: забастовка на Путиловском заводе с политическими требованиями и Кровавое воскресенье, первые советы.

Почему? Чего не хватало этим людям? Первая русская революция является, как черт из коробочки. Государю воспринимать ее таким образом сам бог велел, но странно учить детей, не открывая причинно-следственные связи — политические, прежде всего.

О юристе Ленине мы узнаем, что он создал законспирированную революционную партию, что не все социал-демократы были с ним согласны, и оттого раскололись на большевиков и меньшевиков, и что жил Ленин в основном за границей... Вновь большевики возникнут на страницах учебника лишь в главе, посвященной революции 1917 года — как агенты влияния Германии. И неким удивительным образом захватят власть... Отчего большевистская пропаганда оказалась такой эффективной? Почему проиграли другие партии? Подумайте об этом, дети, на каникулах...

В новом учебнике есть почти все, кроме объяснения причин и совсем уж неудобных фактов. Так, почти ничего не говорится о духовном кризисе начала века, о воззрениях большевиков, о готовности части старой интеллигенции (да и не только интеллигенции — бюрократиии, буржуазии, офицерства — сейчас-то это хорошо известно) сотрудничать с советами, о национальном вопросе, формировании психологии осажденной крепости, о катастрофических поражениях советских войск осенью 1941 года и даже о блокаде Ленинграда.

Конечно, книга объективно рассказывает о политических маневрах накануне войны, приводит реальные данные о людских потерях России — в Гражданскую войну, в годы массовых репрессий, в годы Великой Отечественной войны, — но смерть миллионов – это статистика, как говаривал товарищ Сталин...

Главы, посвященные Гражданской войне и предвоенной истории СССР, выстроены более логично и внятно — может быть потому, что Сталин был по-своему логичен и последователен. Этот период не терпит полутонов: приходится или писать «как есть», или открыто врать, или молчать.

Чрезвычайно информативны военные и внешнеполитические главы учебника (несомненная удача Загладина) — ничего этого прежде в школе даже не упоминали. Но, увы, сильные стороны книги недостаточно сильны — странные недоговоренности и умолчания все время сбивают с толку.

Об академике Сахарове — одна строчка в параграфе о правозащитном движении (в разделе, где речь идет создании советского ядерного оружия, о Сахарове не упоминается). Абзац о войне в Афганистане — столько же, сколько о войнах в Анголе и в Эфиопии — притом, что политический и общественный резонанс афганского конфликта был на пару порядков больше...

Скажут — зачем подросткам, не стремящимся углубляться в предмет, лишние детали? Усвоили бы главное. Но набор логически слабо связанных фактов и реалий почти не поддается запоминанию. Не хотите политизации? Тогда пусть историю творят личности. Но они затерялись в безликих перечнях имен (особенно грустно выглядят они в параграфах, посвященных культуре — десяток фамилий и названий на полстранички текста).

Как бы то ни было, главная задача выполнена — история СССР предстает такой же декорацией, как и история России XIX века в учебниках «застойных» времен – разве что без псевдомарксистской фразеологии... Честное слово, я считаю это достоинством.

©Петр Дейниченко, 2002, 2009
"Книжное обозрение" №36, 2002