СЛОВОСФЕРА: книги

[Все книги] [Главная] [Новости] [Тексты и вокруг: блог]





Rambler's Top100

Мера слова

Бибихин В. Ранний Хайдеггер: Материалы к семинару. М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2009. - 536 с. (Bibliotheca Ignatiana) 1000 экз. (п) ISBN 978-5-94242-047-5

Самое примечательное в книге Владимира Бибихина, замечательного философа, к сожалению, уже ушедшего из жизни, - это даты. Собственно, том составили записи его курса "Ранняя философия Мартина Хайдеггера", который он читал на философском факультете МГУ. Так вот, начался этот курс 15 ноября 1990 года, а последний семинар был 20 мая 1992 года. Полтора года, за которые одна страна превратилась в другую. И к философии это имеет самое прямое отношение - особенно к Хайдеггеру, главный предмет размышлений которого составляли бытие и время.

Казалось бы, предмет достаточно узок - что до Хайдеггера живущим на переломе эпох? Однако Бибихин сам по себе оригинальный мыслитель, и разговор о Хайдеггере (точнее - о раннем Хайдеггере) он превращает в размышление о месте во времени. У Бибхина немецкий философ первой половины XX века оказался удивительно созвучен его завершению совсем в другой стране, совсем в иной исторической ситуации. Созвучия эти очень дальние - но как получилось, что семинары декабря 1991 посвящены опыту смерти, концу пути, концу присутствия?

В своем курсе Бибихин просто следует за Хайдеггером, только подступающим к своей ключевой работе, к "Бытию и времени", замечая, что «раннего Хайдеггера можно читать как перевод "позднего" Хайдеггера на более знакомый нам язык, как истолкование». Замечание не случайное Строго говоря, перевести Хайдеггера на другой язык - все равно что написать его заново. И Бибихин эту задачу выполнил (хотя дискуссии о его переводах еще не скоро завершаться) - только для этого ему пришлось по сути, изобрести особый "хайдеггеровский русский" язык. Язык этот странен, сложен и порой сродни высокой ученой поэзии, он словно не из нашего времени. Это тот язык, которым настоящая философия говорит о последних вещах - о Боге, бытии, истине, времени, о человеке и смерти, говорит именно так, как писал об этом Бибихин в своей последней прижизненной своей работе "Витгенштейн: смена аспекта": «Слово есть мера мира… Со своей стороны, мир в обоих смыслах времени и бытия задает предельную меру слова».
©Петр Дейниченко
"Книжное обозрение", 2009