СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Стивен Хокинг
  • Роджер Пенроуз
  • Абнер Шимони
  • Нэнси Картрайт
  • Альфред Уайтхед
  • Органическая философия
  • Rambler's Top100

    Невычислимый разум

    Хокинг С. и др. Большое, малое и человеческий разум / пер. с англ. А. Хачояна. - СПб.: Амфора, 2008. - 191 с.

    Не думайте, что эту книгу написал Стивен Хокинг. Знаментитому астрофизику принадлежит в ней ровно три страницы. Но, видно, издатели полагают, что имя не менее знаменитого математика Роджера Пенроуза ничего не говорит русскому читателю. А зря - Пенроуз и сам по себе - голова. И эту книгу написал именно он. Астрофизик Хокинг, и философы Абнер Шимони и Нэнси Картрайт всего лишь представили свои суждения по поводу идей, представленных Пенроузом в этой работе.

    Идеи эти, надо заметить, поражают воображение даже подготовленного читателя, а уж неподготовленного могут шокировать. Посвящена эта небольшая работа не математическим или физическим проблемам, но глубинным вопросам философии, психологии, нейрофизиологии и даже, до некоторой степени, религии. Начиная свои рассуждения с глубинных и неочевидных представлений, лежащих в основе внутренней структуры квантовой механики, Пенроуз обнаруживает сходные черты, присущие математике, физике и человеческому сознанию - и это, в общем, не удивительно. Удивителен оказывается характер этого сходства - получается, что процессы, протекающие в природе, составляющие самую основу существования материи и вселенной, нельзя строго формализовать - как и процессы мышления. Грубо говоря, их нельзя свести к вычислениям, работа мозга не поддается математическому моделированию - даже если речь идет о чисто математических проблемах. Как отмечает Пенроуз, даже самый совершенный компьютер практически не может доказать теорему. Для Пенроуза это означает, что есть нечто в этом мире сверх привычной нам реальности - воспринимаем ли мы ее непосредственно или с помощью физических приборов. Это нечто - платонический мир идей.

    Да, Пенроуз - неоплатоник, впитавший идеи великого английского математика и философа первой половины XX века Альфреда Уайтхеда, предложившего идею "органической философии". Одна из его идей заключалась в том, что в человеческом опыте проявлется некое непреходящее основание, стоящее как бы "за кадром", но направляющее все наше чувственное восприятие мира, и наш опыт есть только результат выборочного присвоения чистых форм или возможностей, которые он называл «вечными объектами». Именно эту мысль и развивает Пенроуз, говоря об одном из своих "предубеждений" - а именно, он полагает, что "наше восприятие математики связано с тем, что наше сознание в определенном смысле способно воспринимать какие-то объекты в мире платоновских идей". Полемический запал этого утверждения сводится к тому, что Пенроуз решительно отстаивает наличие глубокой разницы между процессами сознательного мышления и способностью к вычислениям. Иными словами, по Пенроузу, "сознание вызывается определенными физическими действиями мозга, однако эти действия принципиально нельзя вычислительно моделировать правильным образом". И здесь обнаруживается проблема, сходная с одной из ключевых проблем современной физики: непротиворечивому объединению работающей в микромире квантовой механики и теорий, объясняющих физические процессы в макромире. Отметим, что квантовая механика в своей области работает безупречно, объясняет массу проблем, а ее эффекты давно используются в самых привычных бытовых приборах. Классическая механика также работает безупречно - и, пишет Пенроуз, "мне, как и любому другому физику и математику, представляется очевидным, что если мы правильно понимаем законы квантовой физики, то из нее должны выводиться законы классической физики". Да вот не выводятся... Следовательно, нужно искать какую-то объединяющую их теорию. Некий отблеск такой теории Пенроуз обнаруживает в задаче редукции квантовых состояний... Здесь он говорит об очень странных вещах, которые, тем не менее, имеют реальный физический смысл - о бифуркации пространства-времени, о различии пространственно-временных геометрий на уровне планковской длины (одной из фундаментальных физических величин, ультрамикроскопическом параметре, составляющем 10 в минус 33 степени сантиметра). При этом "при разделении пространства-времени в планковских масштабах очень малые пространственные различия соответствуют большим временам, и наоборот, чрезвычайно большие пространственные изменения - малым временам". Собственно, Пенроуза интересует момент, когда "Природа сама выбирает какое-то одно пространство-время". За какое время она его отбирает? Как? Ответов пока нет, но Пенроуз надеется отыскать их, создав новую теорию.

    Вернемся к сознанию. Довольно легко доказав "невычислимость" тех аспектов сознания, что связаны с математическим пониманием, Пенроуз приходит к мысли о невычислимой природе всех процессов сознания. Обнаружив невычислимость ряда проблем в физической теории - в частности, в теории квантовой гравитации, - Пенроуз делает скачок и говорит в конце своей работы о свободе воли, задавшись фундаментальнейшим вопросом: "Определяется ли наше будущее нашим прошлым вычислимым образом?" . Завершают книгу рассуждения о работе мозга и контактах человеческого разума с платоновскими идеями. Оно требует от читателя элементарных знаний о строении клетки и, в частности, нейронов, потому что Пенроуз полагает, что контакт наш с платоновским идеальным миром осуществляется вполне реальным физическим образом - в ходе квантовых процессов, происходящих в специфических органеллах клетки - микротрубках.

    Критический обзор идей Пенроуза дают представленные в этой же книги работы Абнера Шимони, Нэнси Картрайт и Стивена Хокинга (на их возражения Пенроуз дал обстоятельные ответы). В них подчеркивается, что мы вступаем здесь еще на совершенно не исследованную почву - так, замчает Шимони, "реальное применение квантовомеханических подходов к исследованиям мозга потребует также изучения математической структуры пространства психических состояний" - и структура эта может оказатьмся совершенно неожиданной. Картрайт отмечает, что биологические процессы не могут быть сведены к чисто физическим - ибо есть немало доводов, что далеко не все может быть объяснено только через физические процессы. Хокинг же не согласен с ключевым положением о "невычислимости" работы мозга: по его мнению, нет никаких оснований говорить о том. что компьютер не может моделировать интеллектуальную деятельность - во всяком случае, нет ничего особенного в том, чтобы смоделировать интеллект червяка (а фактически Пенроуз подчеркивает фундаментальное отличие живых организмов от компьютера). Пенроуз на это нашел остроумное возражение: для него естественный отбор "не включает в себя учет специфических способностей к математическому творчеству, а отмечает лишь нашу общую способность к пониманию". Не могу, пишет Пенроуз, говорить с уверенностью обо всех существах, но "убежден, что слоны, собаки, белки и другие животные в значительной степени обладают зачатками этой способности".