СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Кавказ в СЛОВОСФЕРЕ:
  • Латынина Ю. Ниязбек. - М.: Эксмо, 2005.
  • Российский Кавказ. Книга для политиков / под ред. В.Тишкова. - М.: Росинформагротех, 2007. - 384 с.
  • Северный Кавказ в национальной стратегии России / под ред. В.Тишкова. - М.: Росинформагротех, 2008.
  • Цуциев А.
    Атлас этнополитической истории Кавказа (1774 – 2004).

    – М.: Европа, 2006.
  • Яков Гордин
    - Бомба для Кавказа: беседа с Яковом Гординым на радио "Свобода"
    - Экзистенциальный аспект кавказской проблемы: Александр Мелихов о книге Гордина в журнале "Знамя"
  • Кавказская война
    - Популярный очерк Кавказской войны в журнале "Родина"
  • Российская империя и черкесы
    - Яков Гордин. Черкесия - "кавказская Атлантида" (статья в журнале "Звезда", вошла составной частью в книгу "Зачем России нужен был Кавказ")
    - Евгений Лапенко. Черкессия в политике Николая I в 20-30 годах XIX века
    - Черкесская трагедия: взгляд с Кавказа

  • Rambler's Top100

    Свобода и бесчеловечность

    Гордин Я. Зачем России нужен был Кавказ? Иллюзии и реальность. СПб.: ЗАО "Журнал 'Звезда'", 2008. - 288 с. 3000 экз. (п) ISBN 978-5-7439-0136-4

    Небольшой и чрезвычайно насыщенный сборник эссе Якова Гордина об истории взаимодействия России и Кавказа, несомненно, самая политически актуальная книга последнего времени. В нынешнем взгляде России на Кавказ (как на ныне независимые страны, так и на российскую его часть) причудливо сочетаются имперский подход и постимперский синдром - немыслимое соединение силы и бессилия. Равным образом, разум многих интеллектуалов Кавказа туманит национально-освободительная пелена - уместная лет сто назад и понятная еще в середине XX века, сегодня она совершенно не вписывается в господствующие в мире объединительные тенденции, превращаясь в мощнейшую ретроградную силу. В суждениях с обеих сторон нет лишь объективности, и голос Гордина - ныне один из немногих трезвых голосов.

    В книгу вошли очерки, прежде публиковавшиеся в периодике, но печать сиюминутности на них не слишком заметна - все же Гордин слишком погружен в историю, чтобы дать много воли сегодняшей политической суете - она проявляется разве что в тематике. Главные собеседники автора - политики, военные, ученые и писатели, открывавшие России Кавказ на протяжении последних двух столетий. О некоторых мы знаем хорошо - Ермолов, Пушкин, Лермонтов, Воронцов. Другие вроде бы нам хорошо известны, но вдруг предстают в неожиданном качестве - таков Чернышевский, который не только "Четвертый сон Веры Павловны", но и компетентный и очень информированный редактор вполне официального "Военного сборника". А еще - автор двух загадочных сочинений, посвященных Шамилю - "Кормило кормчего" и "Знамение на крыше", написанных во время пребывания в каторжной тюрьме Александровского завода - тексты их полностью приводятся в книге. Описано в них истребление Кавказа (а также Стамбула, Вены, Москвы, Петербурга и большей части России) с помощью устрашающего оружия, созданного Пожирателем Книг, описание действие которого весьма напоминает последствия ядерного взрыва ("землетрясением и осколками опустошит землю на сто пути часов кругом"). Но это, конечно, некий казус...

    Ключевое место в сборнике занимают две статьи - "Русский человек и Кавказ", в которой говорится о роли "кавказской утопии" как движущей силы в присоединении Кавказа, и "Черкесия - кавказская Атлантида", самая острая в книге, в которой впервые появляется такое слово, как "геноцид" - ибо именно так и только так можно назвать политику русского правительства в отношении черкесских племен, населявших когда-то немалую часть горных районов нынешнего Краснодарского края. Первая статья хорошо объясняет, что влекло и влечет жителей равнинной России на Кавказ - не более и не менее, как "инфернальный аспект кавказского горного мира", "сочетание прекрасного и ужасного, смерти и свободы". Причем это срабатывало и для образованных дворян, и для простых солдат, казаков, сектантов-переселенцев, видевших в Кавказе аналог блаженного крестьянского Беловодья. Одновременно за долгие десятилетия войны русские оказались в очень причудливых отношениях с горцами - в качестве иллюстрации Гордин приводит знаменитое свидетельство Бенкендорфа о том, как русские солдаты приняли сторону чеченцев в ссоре с апшеронцами; на вопрос "почему?" солдаты отвечали: "Как нам не защищать чеченцев, они наши братья, вот уже 20 лет, как мы с ними деремся!". Горец воспринимался - и солдатами, и офицерами - как "носитель свободы, русскому человеку недоступной", и уже потому заслуживал уважения и виделся примером для подражания. Иными словами, за годы Кавказской войны мы все сделались немного горцами...

    Статья о Черкесии хороша тем, что все вещи названы в ней своими именами. Не Гординым - сегодня легко навешивать ярлыки - а современниками той трагедии, в том числе и теми, кто с неумолимой жестокостью очищал Кавказ от горцев. Это уже вполне цивилизованные, либеральные времена - Александр II проводит великие реформы, Достоевский пишет о Раскольникове и слезинке ребенка, а генерал от инфантерии, граф Евдокимов (взятый в свое время, между прочим, в рекруты из крестьян), не считаясь ни с чем проводит, как сказали бы сегодня, "этнические чистки", изгоняя черкесов с гор на побережье, где у них остается последний шанс - любым путем перебраться в Турцию. Русский свидетель так описывает страшное зрелище: "Разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобглоданные собаками, изможденные голодом переселенцы, падавшие от изнеможения и еще заживо делавшиеся добычею гончих собак... Живым и здоровым некогда было думать об умирающих; им и самим перспектива была не утешительнее; турецкие шкиперы из жадности наваливали, как груз, черкесов, нанимавших их кочермы до Малой Азии, и, как груз, выбрасывали лишних за борт при малейшем признаке болезни..." Стоит заметить, что сведения об этом публиковались в российской печати - но общество не хотело этого видеть. Итогом стал, по замечанию Гордина, до сих пор не осознанный "урок безнаказанной бесчеловечности".