СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Империи в СЛОВОСФЕРЕ:
  • Время и империя
  • Парвулеско Ж.
    Путин и Евразийская империя.

    – СПБ.: Амфора, 2006.
  • Фонтен Ф.
    Марк Аврелий.

    – М.: Молодая гвардия, 2005.
  • Рахманалиев Рустан.
    Империя тюрков
    :
    тюркские народы в мировой истории с X века до н. э. по XX век н. э.
    - М., Издательская группа «Прогресс» - издательство «Туркестан», КФМКАН, 2002.
  • Карпов С.
    История Трапезундской империи.

    - СПб.: Алетейя, 2007.
  • Егор Гайдар
    - биография
  • Современники о Гайдаре
  • "Гайдаровские реформы"
    - "шоковая терапия"
  • Борис Ельцин
  • СССР времен перестройки и гласности
  • Rambler's Top100

    Страна над пропастью

    Гайдар Е. Гибель империи. Уроки для современной России. - М.: РОССПЭН, 2006. - 440 с.

    Успех новой книги Егора Гайдара феноменален. Летом, в сезон отпусков, в самую жару, когда все только спешат вырваться из города, тираж разошелся в считанные недели. Для книги, щедро насыщенной графиками, таблицами и обширными выписками из официальных документов - дело неслыханное.

    А ведь читать такое - все равно что бередить старую рану. У всех болит - у ненавистников Гайдара, у противников нынешнего "режима", у пламенных коммунистов и не менее пламенных националистов. У всего взрослого населения страны. Пятнадцать лет будет в этом году, как рухнул Советский Союз, а все стон стоит. Плачут по России, которую мы потеряли (спасибо режиссеру и депутату Говорухину за ставшую крылатой фразу) - и каждый плачет о своем.

    Самый фундаментальный вопрос - что же за государство рухнуло в 1991 году? Для Гайдара ответ ясен, и вряд ли он придется по душе адептам какого-либо особого пути России - в качестве ли "Третьего Рима", евразийской империи, первого в мире государства рабочих и крестьян или "суверенной демократии". Для Гайдара СССР - всего лишь пережиточная форма существования "территориально интегрированной империи". И разрушение его шло по той же схеме, что и крах какой-нибудь Австро-Венгрии. И здесь мы подходим к главному: а что же являет собой современная Россия? С чего вдруг в достаточно свободной даже по европейским меркам стране, неплохо встроенной в мировую экономику слово "империя" вдруг обрело такое значение? Об имперской роли России говорят все, кому не лень, причем одни - с восторгом, другие - с откровенной брезгливостью. Серьезных же аргументов в пользу того, что нынешняя Россия хоть в каком-либо отношении представляет собой империю или может стать ею в обозримом будущем, нет.

    Есть, однако, вполне реальная опасность, считает Гайдар, что кому-то взбредет в голову попытыться на волне всеобщей скорби по империи прорваться к власти. Ситуация вроде бы позволяет: нефть стоит дорого, а державная демагогия - всегда в цене.

    Сегодня мы снова в том неустойчивом положении, когда слова готовы взять слишком много власти над умами. "Мягкий авторитаризм", об опасности которого предупреждает Гайдар, сначала усыпляет бдительность граждан пустыми словесами. Кто в здравом уме станет возражать против того, что Россия должна быть великой, должна отстаивать свои национальные интересы? Все эти словеса - отличная дымовая завеса для любого беспринципного политикана, жаждущего прорваться к власти, для бездарных чиновников, стремящихся эту власть удержать... Все это - признаки больного времени, угрозы сползания в сумерки авторитаризма, когда народ политически пассивен и утешается домыслами о былом величии державы, а правящая элита потихоньку проедает и прокручивает богатства страны. Некоторые страны Латинской Америки пребывают в таком состоянии десятилетиями...

    Гайдар убежден, что авторитаризм уже подкрался к нам на мягких лапах.

    Сам по себе зверь этот, впрочем, не так и ужасен; беда в том, что он грозит более глубокими потрясениями. Гайдар недаром напоминает: между крахом кайзеровской Германии и приходом Гитлера к власти прошло ровно 15 лет. Сильный риторический ход, но едва ли уместный: во-первых, Германская "территориально-целостная" империя не подверглась столь уж существенной дезинтеграции, во-вторых, наш президент, хоть и говорит по-немецки, ничем больше Гинденбурга не напоминает.

    Если говорить всерьез, есть большие сомнения в том, что Россия была когда-нибудь настоящей территориально-целостной империей. Средняя Азия всегда была по существу заморской колонией - Каспий и море песка надежно отделяли ее от метрополии. За морями, за горами пряталось Закавказье...

    Однако ностальгия по империи - это реальность, и, полагает Гайдар, реальность опасная.

    И не так уж важно, был ли СССР империей в подлинном смысле слова и в какой мере имперские устремления присущи нынешней российской власти. Возможно, в Кремле ни о какой империи даже не помышляют. Зато о ней сплошь и рядом - и с тяжким ностальгическим чувством - помышляют в курилках, в застольях, в поездах и автомобильных пробках, в политических дискуссиях в СМИ и в Интернете. Нельзя не согласиться с Гайдаром: "В российском общественном мнении сегодня доминирует следующая картина мира: 1) двадцать лет назад существовала стабильная, развивающаяся, мощная страна - Советский Союз; 2) странные люди (возможно агенты иностранных разведок) затеяли в нем политические и экономические реформы; 3) результаты этих реформ оказались катастрофическими; 4) в 1999 - 2000 гг. к власти пришли те, кто озабочен государственными интересами страны; 5) после этого жизнь стала налаживаться". Аргументированному и хорошо документированному разоблачению этого мифа и посвящена книга. Сразу отметим, что о современной ситуации в России Гайдар говорит лишь в послесловии, а событий середины 1990-х почти не касается. Хотя именно они привели к формированию в России классического "постимперского синдрома".

    Несчастье России - привычка жить, обернувшись в прошлое да слепо копировать чужие образцы. Плач по утраченному величию сопровождает нашу историю уже многие века; этот плач не в 2000 году начался, не в 1991 и даже не в 1917. Мы уж давно усвоили: богатыри - не мы. Вопрос, однако, в том, какое влияние этот плач - или, говоря современным языком, реваншистские настроения, возникающие в атмосфере социального пессимизма, - способен повлиять на будущее страны.

    Гайдар ведь написал книгу не для того, чтобы лишний раз напомнить о том, как и почему пришел к гибели Советский Союз. Об этом у него есть фундаментальный труд "Долгое время", опубликованный в прошлом году. Разумеется, и в новой книге Гайдар уделяет огромное внимание экономическим предпосылкам краха СССР. Абсурду советской экономики посвящена обширная глава "Трещины в фундаменте" - правда, оговаривается Гайдар, объяснить, как работает экономика дефицита тем, кто с ней никогда не сталкивался - дело почти безнадежное. И еще - из привденных документов совершенно очевидно, что советское руководство в середине 1980-х действовало только по логике обстоятельств, редко просчитывая ситуацию даже на два шага вперед. Перестройка, гласность, демократизация - всего лишь вынужденные ходы, балансирование на краю экономической и политической пропасти.

    У книги Гайдара есть и еще одна сторона. Это - жесткая политическая публицистика, ведро ледяной воды для всех, страдающих постимперской горячкой. "Пытаться вновь сделать Россию империей - значит поставить под вопрос ее существование", - убежден Гайдар. И к словам его стоит прислушаться. Потому что память о былом величии - слишком зыбкая опора на пути в будущее.

    ©Петр Дейниченко
    Опубликовано в журнале "Читаем вместе"