СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



Франциска Фуртай. Альбом Виллара де Оннекура

Средевековье в СЛОВОСФЕРЕ
  • Готика
  • Происхождение масонства
  • Rambler's Top100

    Творить в согласии с Богом

    Франциска Фуртай. Записки средневекового масона. Альбом Виллара де Оннекура. — СПб.: Алетейя, 2008. — 248 с. (Библиотека Средних веков)

    Альбом зарисовок и записная книжка архитектора-интеллектуала первой половины ХIII века. Архитектурные планы, рисунки для скульптуры и витражей, зарисовки людей и животных с натуры, изображения мебели и утвари, орнаменты и инженерные наброски, а также авторские подписи и пояснения, рецепты приготовления красок и лекарств…

    Некоторые листы альбома читатель наверняка видит не впервые – выразительные и прекрасно сохранившиеся рисунки готического мастера любят использовать как иллюстрации к самым разным темам, посвященным европейскому Высокому Средневековью. И вот впервые у нас альбом издан в полном виде, с подробными переводами и комментариями, внимательно и неспешно читая которые, получаешь ключи к тонкому пониманию одной из интереснейших исторических лист альбомаэпох.

    Слово «масон» не должно вводить в заблуждение: именно так — macon — именовались обладатели нужнейшей и престижнейшей профессии – каменщики и архитекторы. Тщательно хранимые ими профессиональные тайны, «мифологизированные и мистифицированные, — отмечает Франциска Фуртай, —в последующие века привели к созданию политических обществ «вольных каменщиков», оказавших заметное влияние на общественно-политическую жизнь Нового Времени». И хотя при жизни нашего героя до этого было еще далеко, средневековые мастера любили свои секреты и уважали чужие: в своем альбоме Оннекур не приводит никаких точных архитектурных расчетов и измерений, только великолепно заданные пропорции.

    Готика — стиль, родившийся в северной Франции на интеллектуальном и духовном подъеме ХII века. Определение «мрачное средневековье» совершенно не подходит этому времени. Эсхатологические настроения рубежа тысячелетий, когда христианский мир ожидал конца света, миновали. Все вздохнули свободнее и занялись устройством дальнейшей жизни. Науки и искусства вошли в моду. В возникающих университетах было не протолкнуться; развивались философские и поэтические школы, сочинялись и записывались романы и поэмы. Оказывается, не нужно ждать смерти завтра, мир прекрасен, в нем столько дивных существ, и в каждом луче и травинке улыбается Бог. Архитекторы любовались игрой солнечного света на поверхности и в складках камня. Они нашли способ отказаться от массивных наружных стен, распределив вес свода при помощи пучков колонн, связующих полуарок и контрфорсов. Здания, построенные из таких композиционных ячеек, могли быть практически любого объема и высоты, а освободившие внешние промежутки между столбами-контрфорсами заполнились колоссальными окнами из цветных витражей. Отныне свет лился таинственными потоками и сиял лучами внутри соборов и часовен, этих огромных резных шкатулок Готики, каждая из которых являла собой модель мироздания человека Средневековья. Кстати, тогда лист из альбома Оннекурастиль называли «французская манера», термин «готика» придумали значительно позже. Мебель и рукописные книги с изысканными растительными орнаментами, резные капители колонн, статуи святых и жанровые композиции по фасадам, изображения реальных и фантастических животных – все это восхитительное декоративное убранство отразило живой интерес человека к созданному Богом миру, в котором художник может творить в радостном согласии с Творцом.

    И таких художников, как наш герой, было много, история сохранила их имена. Мастера, часто вместе с учениками, активно перемещались по Европе, спрос на их знания и труды был повсеместен и высоко оплачивался. Принадлежа к «третьему сословию», трудящимся, архитекторы были освобождены от налогов; их друзьями были профессора университетов, а покровителями — герцоги и короли.

    Средневековая культура, и поныне восхищающая знатоков и неофитов, была распространена удивительно равномерно. Например, окно-розу, изображенную мастером родом из Пикардии на одном из листов альбома, можно неожиданно обнаружить, разглядывая башню собора XIII века в маленьком городке итальянской провинции Витербо. Делая такие открытия, отчетливей понимаешь, что глухих углов в современном понимании в тогдашней Европе просто не существовало. В каждом городе, не только столичном, имелся кафедральный собор, при нем — школа и часто больница, а также гостиница для паломников и приезжих. Монастыри были везде, при них почти всегда имелись библиотеки и школы. И именно архитектура демонстрировала всем, кто умеет видеть, потрясающее культурное единство средневекового мира. И демонстрирует до сих пор.