СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Европа в СЛОВОСФЕРЕ:
  • Марк Аврелий Антонин
  • Рим в эпоху Марка Аврелия
  • Древний Рим и германцы
  • Войны с Парфией
  • Rambler's Top100

    Страх с Востока

    Фонтен Ф. Марк Аврелий / Пер. с фр. Н.Н.Зубкова; вступ. ст. Т.А.Бобровниковой. – М.: Молодая гвардия, 2005. 319 с. 5000 экз. (п) (Жизнь замечательных людей, вып. 942) ISBN 5-235-02787-6

    Книга эта написана почти 20 лет назад. Автор ее – Франсуа Фонтен – позже достиг степеней известных в аппарате Евросоюза и даже приложил немало усилий к тому, чтобы Европа сделалась единой. Вот и Марк Аврелий у него – первый Европеец (вот так, с большой буквы), который, однако, не все правильно понимал и допускал политические ошибки. Он еще не понимал великой мудрости эпохи, когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся… Соединились – и вот Фонтен наделил благороднейшего из римских императоров всеми комплексами нашего современника.

    На самом деле пытаться понять Древний Рим с современной точки зрения – дело заведомо бесплодное. Фонтен представил читателю подробнейшую и добросовестную хронику жизни Марка Аврелия – но ничего принципиально нового мы из нее не узнаем: «Сорокапятилетний Марк Аврелий производит впечатление одного из самых добросовестных государей, когда-либо существовавших, да и окружение его было одним из лучших», - пишет Фонтен, и действительно, против репутации императора ничего не скажешь.

    Марк Аврелий Антонин сам рассказал нам все в своих «Размышлениях», дошли до нас и отрывки из дневников этого подлинного философа на троне – но к пониманию римской души они нас мало приближают. Мы не римляне и даже не наследники Рима – как бы ни хотелось этого европейцам.

    Остается скользкий путь интерпретаций – и Фонтен значительную часть книги посвящает внешней политике Марка Аврелия, находя ее не слишком удачной. А именно – утверждает, что бесконечная война с Парфией была величайшей ошибкой Рима, что нужно было отворачиваться от Востока и изо всех сил завоевывать Северную Европу. Тогда бы «римское наследство» распространилось на весь континент, орды германцев не терзали бы Рим… Впрочем, любители строить исторические альтернативы вечно что-то забывают: Фонтен рисует великие перспективы развития Янтарного Пути от Балтики к Средиземному морю, но как-то не вспоминает о том, что именно Египет снабжал продовольствием половину Римской империи. Уведи Марк Аврелий легионы из Месопотамии – и Парфия и ее союзники оставят Рим умирать от голода. Постоянная война на границах была источником мира в центре империи – как только экспансия закончилась, Рим был обречен. В этом и есть коренное отличие древнего мира от современности – политика мирного сосуществования была в те времена катастрофическим абсурдом. Марк Аврелий не слишком хотел воевать – да уже и не мог – об этом Фонтен пишет достаточно подробно. Кроме того, император был и достаточно непоследователен – вряд ли от язвенной болезни, но скорее потому, что все римские императоры были непоследовательны – такое чувство, что образ огромной империи во всей ее целостности все время ускользал от них, сменясь в их сознании образом великих империй древности.

    И когда Фонтен советует Марку Аврелию уступить Восток в пользу Запада – в этом нет ничего, кроме страха современного европейца перед Востоком и внутренней готовности к поражению – потому что Парфия приняла бы мирные переговоры как сдачу на милость победителя.

    Этот страх перед Востоком у Фонтена совершенно иррационален и отчасти объясняет отношение сегодняшних европейцев и к России, и к исламу. Вот дивный пассаж: «Вдруг на наших глазах рухнула империя… Эту империю, более пространную и организованную, чем Римская, строили люди, выдававшие себя за наследников Цезаря: белые и красные цари. Они лгали: римский плуг никогда не пахал их землю. Не всякий желающий может стать наследником Ромула. Пускай теперь этот плод византийского перевоплощения Империи ищет свои корни где хочет». Поразительная гордыня – а ведь римский плуг пахал землю предков г-на Фонтена только потому, что Рим разбил их… Да что Россия – Фонтен и Византию-то считает историческим недоразумением, а подлинное счастье – это великий план романизации германцев южнее Судетских гор, где было бы введено преторское право, латынь стала бы разговорным языком, и «эти беспокойные народы вошли бы в состав организованного общества».

    Не прошло и двух тысяч лет, как великие планы осуществились. Но восторг поражения владеет Европой – и с замиранием сердца старая империя ждет новых варваров и готова покорится им. Почему-то кажется, что варвары эти будут отнюдь не северные, но явятся с Востока...