СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





Об авторе:
Крымского историка Андрея Мальгина часто путают с другим Андреем Мальгиным, известным московским журналистом. Так вот, это совершенно разные люди, и если их что объединяет, так это интерес к прошлому, давнему и не очень...


Взгляд Андрея Мальгина на этнополитческую историю и политическую ситуацию в книге
Украина: Соборность и регионализм – Симферополь: СОНАТ, 2005.
История Крыма
Крым в СЛОВОСФЕРЕ:
- Крымский альбом 1999. (Выпуск 4). - Феодосия - М.: Изд. дом Коктебель, 2000.
- Крымский альбом 2000. (Выпуск 5). - Феодосия; М.: ИД Коктебель, 2002.
- Крымский альбом 2001. (Выпуск 6). - Феодосия; М.: ИД Коктебель, 2002.
Rambler's Top100

Когда Сочи был абхазской деревней…

Мальгин А.В. Русская Ривьера. – Симферополь: СОНАТ, 2004. – 352 с. 10000 экз. (п) ISBN 966-8111-18-4

Оглавление

Узкое на первый взгляд исследование Андрея Мальгина «о становлении курортно-туристического комплекса Крыма» в сжатом виде открывает историю полуострова за почти 200 лет – с екатерининских времен до Гражданской войны. Крымские курорты – словно осколок того большого зеркала, которым стал для русской истории Крым, и осколок это позволяет увидеть много больше, чем мы думаем. «Курорт – это образ того, как хотело бы выглядеть то или иное общество в своих собственных глазах, как оно представляет себе счастье. Европейское человечество ищет потерянный рай, не находит его и создает его подобие на Ривьере», - полагает Мальгин, открывая читателю полузабытые тонкости русской жизни.

Разумеется, основное внимание в книге уделено второй половине XIX века, когда Крым по-настоящему стал превращаться в «русскую Ривьеру». Русскую – потому что «русские курорты всегда размещались в пограничных местах и представляли собой парадоксальное сочетание мест для отдыха и военных объектов». До 1850 года отдыхать в Крым ездили в основном люди знатные, причем само путешествие было, пожалуй, сродни нынешним экстремальным турам к каким-нибудь камчатским гейзерам. «Даже дамы, невзирая, что должны 250 верст ехать верхом и подвергаться необыкновенным для них беспокойствам и опасностям, предпринимают сей трудный путь – конечно, плачут, раскаиваются в продолжении оного, но по окончании с восторгом рассказывают о чудесах, ими виденных», - отмечал современник в 1815 году.

Мальгин подробно рассказывает о каждом крымском курорте в отдельности, всякий раз уделяя особое внимание повседневной жизни. Подробностей – море, значительная их часть отражена в факсимильных объявлениях и плакатах той поры: расписание автомобильного сообщения по маршруту Симферополь – Саки – Евпатория; цены на гостиничные номера и комнаты; работа ассенизационного баркаса в Ялте в 1890-е годы в цифрах; ставки налога на недвижимость и цены на грязелечение в Саках…

Самый занимательный раздел посвящен нравам крымских курортов. Напомним, что популярности Крыма в XIX – начале XX века в немалой степени способствовала свирепствовавшая тогда эпидемия туберкулеза. Для людей небогатых крымский воздух оставался последней надеждой, которую они могли себе позволить. «Веселая, сытая, праздная толпа, разгуливающая под звуки бравурной, залихватской музыки – и посреди нея живые мертвецы…» - таким виделся Крым в 1902 году. На отдыхающих наживались со страшной силой. «Достаточно сказать, что за рюмочку обыкновенной водки взимается 30 копеек», – ужасалась в 1901 году симферопольская газета «Салгир» «чудовищным» ценам самого фешенебельного ресторана Гурзуфа.

Любопытную эволюцию претерпели крымские купания. Купальных костюмов не существовало, и вообще действовали «обычаи самого патриархального свойства», вгонявшие в краску ревнителей нравственности. Позже власти распорядились устроить купальни, а там, где купален не было, разделили берег на сектора. В Коктебеле, например, берег был разделен на три части – для дам, для мужчин и для купания лошадей. Впрочем, на пляже все сидели одетыми – загар в то время не был в моде, «ибо считался признаком принадлежности к низшему сословию».

Куда больше, чем пляжи, ревнителей нравственности беспокоил пьянящий дух вседозволенности. «Ялта – это не курорт, а университет развращения», - писала пресса. Масштабная индустрия сексуальных услуг сложилась в Крыму уже к 1870-м, а поскольку местная полиция, как правило, была в деле, «создавалось впечатление, что проституции на Южном берегу как бы не существует». Добавьте к этому романтические молодых особ, решивших сбежать в Крым откуда-нибудь из родной Сызрани с проезжающим офицером, скучающих «элегантных искательниц приключений»… Красавцы-татары предлагали отдыхающим в одиночестве барынькам конные прогулки по окрестностям – и зачастую не только прогулки. Общественное мнение осуждало такой «разврат», но многие дамы готовы были биться за своих «пажей». «Это вовсе не “кокотки мужского пола”, - писала некая особа в редакцию газеты «Крымский курьер», - …а мущины с душою и темпераментом, о каком наши русские мущины и представления не имеют». Одним словом, крымский воздух весьма способствовал раскрепощению нравов и успеху «Первой Сексуальной революции в России».

Сам Крым, однако, без сомнения, стал первым «курортным романом» России, отмечает автор. «Ялта была столицей российских курортов, когда Сочи влачил жалкое существование влачил жалкое существование маленькой абхазской деревни». Именно Крым подарил России «незабываемый южный аромат цветов, вина, любви, легкости, свободы и ностальгии». И ностальгии все больше: потому что Крым теперь – не Россия.


Оглавление

ВВЕДЕНИЕ

1. "К БРЕГАМ ПОЛУДЕННОЙ ТАВРИДЫ"
Путешественники, первопроходцы и туристы
Имения знати. Начало курорта
Иностранцы в Тавриде во время мира и войны

2. УРОКИ КУРОРТНОЙ ГЕОГРАФИИ

Второе завоевание Тавриды. Пути сообщения и транспорт
Ялта. Курортная столица между сциллой благоустройства и харибдой цен
Алупка. Принцесса, не ставшая королевой
Гурзуф. Маленькая Москва на Южном берегу
Суук-Су бросает вызов Западу
Второе рождение Симеиза
Алушта - дитя курортной демократизации
Мелкие камни южнобережного ожерелья
Золото из песка. Евпатория
Сокровища в грязи. Саки
Севастополь. Туристское нашествие на "Русскую Трою"
Балаклава. "Ловцы рыбы становятся "ловцами человеков"
Феодосия. Жезл Меркурия против змеи Эскулапа
Восточный Крым. Пробуждение Киммерии
Взгляд внутрь. Бахчисарай, Карасубазар и Симферополь

3. "РУССКАЯ РИВЬЕРА" И ЕЕ ОБИТАТЕЛИ

Царский берег
Жизнь и нравы курорта
"К нереидам на Черное море". Творческая интеллигенция на курорте
Господа и слуги. Приезжая публика и местное нселение

4. ОТ ХАОСА К ПОРЯДКУ

Исцеление природой. Наука и практика
Первые шаги отечественного туризма
Путешествия за благодатью
Нить Ариадны. Путеводители и справочники
Борьба за имидж. Реклама курортов и услуг
Среди себе подобных. Крым и западные курорты
Обустройств "Ривьеры". Общество, государство и частн инициатива
Разрушительный туризм. Охрана природы и памятников
Перед новым хаосом

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Первый курортный роман России

БИБЛИОГРАФИЯ
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ