СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Rambler's Top100

Дух русских денег

Чумаков В. Русский капитал. От Демидовых до Нобелей. - М.: ЭНАС, 2008. - 336 с. (Другая история)

Оглавление


Книг по истории русского купечества выходит вроде бы и немало, но рассказывают они как правило о какой-нибудь одной семье, масштабный взгляд редок. Еще меньше книг, адресованных массовой аудитории, а не узкому кругу специалистов. Валерий Чумаков блестяще справился с задачей, представив двадцать увлекательных глав – двадцать историй о купеческо-предпринимательских династиях, крупнейших в России 19 – начала 20 веков: Рябушинских, Солдатенковых, Морозовых, Мамонтовых, Сорокоумовских, Найденовых и других – оглавление порадует любителей русской старины. Автор сразу признается, что его книга «написана по материалам, собранным другими людьми, которые и предоставили их в мое распоряжение». Помогали ему сотрудники Музейно-выставочного центра истории отечественного предпринимательства и ряд потомков описываемых фамилий. Так что компиляция вышла качественная, изобилующая полузабытыми фактами.

Многие ли помнят, что Третьяковы начинали с торговли пуговицами, купец Солодовников в завещании отписал на нужды благотворительности более 20 миллионов рублей - около 9 миллиардов долларов по нынешнему счету, а издатель Сытин миллионными тиражами печатал не только детские книжки и панегирики царской власти, но и «Манифест Коммунистической партии»? Читатель узнает, как в ту далекую пору велись дела, с какой скоростью могли расти производство и торговля, на что тратились огромные прибыли, почему в моду вошли коллекционирование, благотворительность и меценатство, тогдашние секреты сбыта и рекламы, а также вкусы и причуды самих обладателей всех этих богатств и членов их семей. Замечательна возможность на примерах увидеть, как уже у второго-третьего поколения бывших крепостных благодаря соответствующему воспитанию и образованию появляются аристократические привычки, неподдельно-респектабельная внешность, гордость и забота о собственном добром имени. Люди «делали себя» не ради суетных метаний или пускания пыли в глаза – дела, капиталы и «брэнды» создавались и сохранялись бережно, добротно, с вниманием и тщанием. Хотя при раскрутке дела шли порой на феерические трюки - взять того же Шустова, нанимавшего студентов, чтобы те повсюду требовали именно "шустовской водки" - по тем временам почти никому не известной. Чтобы требовали - хоть со скандалом и дебошем - а вот подать немедленно. И что же? Разошлась слава о чудесном напитке чрезвычайно быстро.

Еще одна немаловажная деталь - конечно, русский бизнес никогда не был полностью свободен от государства. Начиная с хрестоматийной истории оруженого бизнеса Демидовых: они, конечно, были люди оборотистые, но не передай император Петр Великий Никите Демидову в собственность сначала Тульский, а позже уральские Невьянский и Верхотурский заводы, не позволь покупать для своего бизнеса крепостных - ведь не раскрутилось бы дело до таких масштабов, что потомки простолюдина смогли породниться с королевскими фамилиями... Пик предпринимательской свободы пришелся на сравнительно недолгий период после освобожденяи крестьян от крпеостной зависимости, когда на рынок хлынули новые деньги и пришли новые и жадные люди. Жадные - это важно, смекалистые и оборотистые пробивались из низов и до реформы, но теперь пришли те, у кого не хватило способностей и везения пробиться раньше, а деньги все-таки были. И они с легкостью ввязывались в авантюры. Как пишет Чумаков, "среди крепостных было немало относительно богатых людей. В одночасье многократно выросший рынок рабочей силы создал все условия для возникновения новых заводов и фабрик, которые, кстати, тоже открывали все больше бывшие крепостные, малограмотные, зато ушлые, хитрые". Им требовались деньги, и четыре последних десятилетия XIX века - золотые дни финансового бизнеса. Государство не вмешивалось - до поры. Вот когда в 1900 году пришлось спасать от краха финансовую империю Лазаря Полякова - вмешалось. Сам Витте возглавил операцию по спасению, обосновав ее во Всеподданейшем докладе "О принятии особых мер в отношении некоторых банков" тем, что "приостановка платежей этими банками... нанесла бы сильный удар всему частному кредиту". Спасли - хотя для этого Госбанку пришлось принять на себя управление.

И конечно, во почти всех очерках присутствует довольно грустное послесловие - какая судьба постигла дело и людей после 1917 года. Кому-то повезло умереть ранньше, но чаще - эмиграция, следы теяются. И почти сегда - завершение дела. Исключения редки: так, парфюмерную фабрику компании "Брокар" национализировали, но в 1922 году "на фабрику вернулся (уже в качестве директора) некогда выписанный из Парижа самим Брокаром бывший главный парфюимер фабрики Август Мишель". Ханжонкова не тронули, но отстранили от кино - хотя до того приглашали в качестве консультанта; киномагнат умер аж в 1945 году, последние двадцать лет существуя на грани нищеты. Внук Павла Третьякова, знаменитого собирателя живописи, Сергей Николаевич Третьяков работал на советскую разведку, в 1937 году "лично принимал участие в похищении руководителя Российского общевоинского союза генерала Миллера", в августе 1942 года был арестован в ариже немцами и год спустя расстрелян как агент НКВД. Были и парадоксы: так, первым персональным пенсионером союзного значения стал медиамагнат Сытин. Но страннее всего оказалась судьба здания, где когда-то располагалась главная контора Морозовской Богородско-Глуховской мануфактуры, принадлежавшей тем самым Морозовым, что финансировали большевиков: вскоре после революции в нем разместился аппарат ЦК КПСС, а ныне его занимает Администрация президента РФ.


Оглавление

История предпринимательства на Русской земле
Демидовы. Зачинатели горного дела.
Третьяковы. Русский лен и русское искусство
Рябушинские. Гиганты российского бизнеса
Солдатенковы. Круче, чем Медичи
Абрикосовы. Кондитерская империя
Сорокоумовские. Меховая империя
Шустовы. Оригинальные спиртные напитки
Елисеевы. сеть магазинов-дворцов
Найденовы. Текстиль, торговля, финансы
Морозовы. Текстильные капиталисты
Демидовы. Льняная империя
Кокоревы. Торговля, винные откупа и перегонка нефти
Мамонтовы. Крупный бизнес, меценатство и развитие художественной жизни
Солодовниковы. Торговцы и благотворители
Фирсановы. Лесоторговля, торговые и доходные дома, Сандуны
Поляковы. Русские Ротшильды - владельцы банков и железных дорог
Сытины. Издательская империя
Ханжонковы. Российская киноимперия
Брокары. Боги парфюмерного производства
Нобели. Изобретатели и промышленники