СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Русская революция в СЛОВОСФЕРЕ
Rambler's Top100

Британский след

Бьюкенен Дж. Моя миссия в России. – М.: Захаров, 2006.

Воспоминания последнего английского посла в царской России Джорджа Бьюкенена традиционно почитались ценным источником для изучения истории англо-русских отношений и роли Антанты в событиях 1917 года. Они были переведены и издавались в Советской России, правда, в сокращенном и отредактированном виде. Казалось бы, самое время выпустить их не только полностью, но и с адекватным научным комментарием. К сожалению, для нынешнего издания это оказалось невозможным. Лишенное даже минимальных комментариев, оно мало годится для глубокого исторического анализа. Зато при чтении такого абсолютно неоткоментированного текста акценты неожиданно смещаются, и на фоне дипломатических телодвижений и фигур ярче выступает облик самого посла. А это не менее интересно, чем гадания о том, потирал ли руки Джордж Бьюкенен со словами «Половина дела сделана», в феврале 1917 года или нет, – как вы понимаете, посол, даже бывший, вряд ли дойдет до таких откровений. Тем не менее, проявив некоторую заинтересованность и пытливость, мы имеем возможность не только изучить канву событий, но и понять нравственно-психологическую подоплеку свершившегося через облик одного из участников.

Думаю, сэр Джордж прекрасно отдавал себе отчет, что оказался перед судом истории, причем не только в роли представителя английской короны, но и лично, как человек, долгие годы связанный с Россией. И длиться этот суд будет не один десяток лет – независимо от того, куда эта история впоследствии повернет. А история заворачивала, к сожалению, совсем не туда, куда надеялись благонамеренные и цивилизованные буржуазные господа. Увы, с историей часто так.

Что же делать на склоне лет дипломату в отставке, которого теперь критикуют и свои, и чужие? Вот княгиня Палей, вдова расстрелянного большевиками великого князя Павла Александровича и мать замученного в Сибири, среди прочих Романовых, юного Владимира Палея, такие воспоминания в Париже выпустила… Обвинила Бьюкенена мало того что в пособничестве организаторам февральской революции, так еще и в намеренном неоказании помощи царской семье, когда помощь сия была королем Великобритании Георгом предложена, и дело было за малым – предложение это передать…

Тут уж бывший посол вскипел. Отказываться от ответственности он не собирался – не к лицу это джентльмену, потомку дипломатов и государственных мужей. Но тон его оправданий и сегодня звучит странно. С одной стороны, он скрупулезно пытается дать все необходимые разъяснения, с другой – где-то между строк то и дело сквозит сомнение: а все ли в самом деле было сделано для спасения императорской семьи, ведь обвинение нешуточное… Как известно, Николай II был не только кузеном, но и личным другом Георга V…

Положение щекотливое. Задета не только честь дипломата, но и престиж великой державы. И вот со страниц мемуаров верный своему долгу истый британец заявляет этим невозможным русским что-то вроде «сами виноваты, вели себя как избалованные дети!..» - заявляет каждой строчкой, каждым аргументом. А в глубине души этот потрясенный трагическими событиями человек, возможно, пытается найти себе оправдание…

Раздражение бывшего посла достигает апогея в описании уже послереволюционных событий. Оказавшись на родине, но прикипевший-таки к русским проблемам, лорд «состоял председателем почти полдюжины комитетов, занимавшихся разными сторонами русского вопроса, и председательствовал также в Русско-Британском клубе, основанном некоторыми из наших деловых людей, имевших финансовые интересы в России…» Однако действия Англии и союзников по подавлению большевисткой угрозы и поддержке белогвардейской интервенции оказались вопиюще неэффективными. «Союзные правительства, не имея определенной политики и боясь себя скомпрометировать, прибегали к полумерам, заранее обреченным на провал. Одной рукой они поддерживали Деникина, а другую протягивали большевикам. Первого они снабжали военным снаряжением, а вторых приглашали на конференцию на Принцевы острова…» Следует страница точного анализа упущений Антанты в отношении новой России, заканчиваясь нескрываемым сарказмом: «…лорд Хардинг вызвал меня и сделал выговор за то, что я предлагаю политику, противоположную взглядам правительства. Я ответил, что старался воздержаться от всякой критики и выразил только свои личные взгляды, так как никогда не мог понять, в чем, собственно, заключалась политика кабинета». Как говорится, приехали.

Как ни странно и ни печально, тогдашний комплекс отношений к России без каких-либо существенных изменений проецируется в день сегодняшний. И сегодня мы видим то же нежелание глубокого понимания, граничащее с равнодушием, те же попытки играть в «разделяй и властвуй»… Ничего нового. Запад есть Запад, Восток есть Восток...

© Валентина Дейниченко
Веб-версия:Петр Дейниченко