СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]




Наука и религия в СЛОВОСФЕРЕ
- Наталья Бехтерева - об авторе
- Труды Н.Бехтеревой
Загадки нашего мозга:
Rambler's Top100

У границ Зазеркалья

Бехтерева Н. Магия мозга и лабиринты жизни. – М.: АСТ; СПб.: Сова, 2007. – 349 с.

Книга знаменитого исследователя тайн человеческого мозга Натальи Бехтеревой стала в 1999 году редким тогда научным бестселлером. И вот – новое издание, существенно дополненное. И, к удивлению книготорговцев, насторожено относящихся к научным книгам, снова занявшее высокие позиции в книжных рейтингах - причем не только в специализированных.

Кто-то из философов верно заметил: чем больше мы знаем, тем шире наша область соприкосновения с неизвестным. Бехтерева, более 50 лет отдавшая изучению мозга, знает о нем, вероятно, все, что можно знать на сегодняшний день. И все же главное пока постигнуть не удалось. Наука до сих пор не имеет ответа, как именно человек думает. Как огромное количество электрических и химических процессов преобразуются в мысль. «Что именно происходит в мозгу для того, чтобы родилась, оформилась, развилась и, может быть, выразилась в словах мысль?»

Бехтерева и ее сотрудники занялись «изучением мозгового кода мыслительных процессов» еще в начале 1970-х. Пока удалось выяснить лишь то, что коды «складываются» при необходимости, нейроны могут участвовать в разных ансамблях. Эту ситуацию, наличие которой подтвердили в 1990-е годы и ведущие зарубежные специалисты, Бехтерева определила как «пространственно-временное кодирование». Другой вопрос, удастся ли вообще открыть некий единый код, который станет как бы ключом к открытию механизмов мышления. Бехтерева такую возможность вполне допускает. Годы исследований научили ее видеть границы собственного знания. А точнее – всякий большой ученый умеет видеть границу непознанного. Бехтерева и ее ученики подошли к этой границе вплотную, а накопленные данные позволяют им время от времени заглядывать за нее и даже строить предположения о том, что за ней находится. Позволим себе обширную цитату: «Углубление в исследования мозга, в том числе на основе принципиально новых, сейчас еще не созданных технологий, может дать ответ на вопрос, существует ли мозговой код мышления. Если ответ (окончательный!) будет отрицательным и то, что мы наблюдали ранее, не является кодом собственно мышления, тогда перестройки импульсной активности, соотносимые с активированными при мыслительной деятельности зонами мозга, - своего рода “код вхождения звена в систему”…. Если ничто в мозгу не связано именно с тончайшей структурой нашего “думания”, тогда какова в этом “думании” роль мозга? Только ли это роль “территории” для каких-то других, не подчиняющихся мозговым закономерностям, процессов». По Бехтеревой, исследование мозгового кода мысли есть главная стратегическая задача науки о мозге – но сколько времени займут поиски ответа, предположить сегодня не может никто.

Мозг все время подбрасывает ученым сюрпризы. У разных людей в одинаковых ситуациях работают разные зоны мозга. Больше того, даже у одного и того же человека в одинаковых ситуациях мозг зачастую реагирует по-разному. В клинической практике привычные представления опрокидывают случаи в буквальном смысле чудесных исцелений. В иных случаях человек продолжает нормально функционировать даже при тяжелейших поражениях мозга, и никто не может объяснить, почему… Феномены «памяти предков», «выхода души из тела», предвидения будущего, невероятных озарений находят подтверждения в повседневной практике – и Бехтерева рассматривает их всерьез. Размышляя о механизмах памяти, она замечает, что, по-видимому, один из внутренних механизмов мозга превращает «информацию, поступающую ежеминутно, последовательно во времени, в пространственный узор мозгового хранилища памяти». Это – пока догадка, но таких догадок, зацепок для будущих поколений исследователей в книге множество.

Вообще, проблема памяти и наследия предков стержнем проходит сквозь всю книгу. «Магия мозга», конечно, в ней главное, но ведь есть еще и «Лабиринты жизни». А жизнь Наталье Бехтеревой выпала нелегкая. Нет, начиналось все хорошо: внучка великого нейрофизиолога академика В.М.Бехтерева, домашняя девочка из «профессорской» семьи… А в 1937 – арест отца (он был расстрелян, но Бехтерева не знала об этом и ждала его возвращения до 1950-х), детский дом для детей «врагов народа», блокада Ленинграда… И необходимость стать первой – иначе шансов получить высшее образование не было бы… И въевшийся страх – потому что даже в 1967 году, казалось бы, уже не в людоедские времена, чин из Ленинградского обкома грозил стереть Бехтереву в лагерную пыль («Вот так, в моем же служебном кабинете мне были уже адресно воспроизведены известные слова Лаврентия Берии», - с горькой иронией вспоминает она).

Понимание все сложности устройства и работы мозга, близкое и частое соприкосновение с феноменами «Зазеркалья» не раз заставляло Бехтерову задумываться над пределами познания вообще. Она признается, что одно время склонялась к идее об инопланетном вмешательстве в устройство мозга (что не снимало главной проблемы – кто так мудро устроил мозг инопланетян?), а в конечном счете сняла часть мучивших ее противоречий, обратившись к православной вере. Наука и религия для Бехтеревой не противостоят, но дополняют друг друга. «В обозримом будущем понимание целого ряда обычных – и уникальных – возможностей мозга для науки о живом мозге человека в прямом нейрофизиологическом и нейрохимическом исследовании невозможно. Надо идти в обход, подходить с другой стороны, в том числе и стой, которая достаточно разработана религией».