СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Мария Башкирцева
    - "Дневник"
  • Rambler's Top100
    Валентина Дейниченко

    Незвестная Башкирцева

    Коснье К. Мария Башкирцева: Портрет без ретуши / Пер. с фр. Т.Чугуновой. М.: ТЕРРА - Книжный клуб, 2008. - 288 с. Тираж не указан. (Избранницы судьбы) (п) ISBN 978-5-275-01618-5

    У посмертной славы «Дневника» Марии Башкирцевой (1858-1884) - талантливой русской художницы, жившей во Франции и трагически рано умершей от туберкулеза - причудливая судьба. Оглушительный успех первых французских изданий, русский перевод, выпущенный с предисловием не кого-нибудь, а тогдашнего британского премьер-министра Уильяма Гладстона, море восторженных почитателей - интеллектуалов и молоденьких девушек - в Европе, России и Америке. Вокруг ее образа складывается настоящий культ, со всеми неизбежными пошлостями. Проходит время, больше века. «Дневник» не перестает притягивать читателей, переиздания выходят одно за другим, но постепенно становится ясно, насколько суета вокруг имени и бездумное поклонение исказили реальный облик автора. К самому тексту тоже много вопросов. То, что легко проглатывалось еще несколько десятилетий назад, нынешний вдумчивый читатель отметит как странное и требующее объяснений. Например, откуда в «Дневнике» перерывы во много дней и даже месяцев, если сам автор отмечает, что ведет записи ежевечерне? Откуда нестыковки, фразы, явно вырванные из контекста? Ведь главное, что поражает при чтении - это блестящий стиль и стремление незаурядного ума к беспощадной ясности.

    При всей пестроте и запутанности обстоятельств жизни, разнообразии стремлений и желаний, бурном непостоянном темпераменте, склонности к рискованным авантюрам, эта черта характера Марии Башкирцевой потрясает сильнее всего: говорить правду, без утайки, о мире и о себе, небанально и мастерски подбирая слова. Не каждый писатель может такое. Океан эмоций, острейший самоанализ, каждодневный быт - перед нами словно гениально снятая кинохроника. Девушка путешествует, учится, флиртует, наблюдает, мечтает о любви и славе, перемещается по Парижу, Италии, России и европейским курортам, страдает, счастлива или плачет - все это мы видим своими глазами.

    Она делала записи каждый день, с тринадцатилетнего возраста до последних дней жизни. Восемьдесят четыре исписанных толстых тетради и несколько записных книжек. Талантливейшая дневниковая проза. Беспощадная исповедь бунтующей натуры. Жаль, что из всех этих текстов читателю открыта лишь малая часть, да еще всячески изуродованная пристрастной редактурой, осуществленной еще при первой публикации. Оригинал «Дневника» хранится в парижской Национальной библиотеке. Полного научного комментированного издания до сих пор нет. Поэтому только из таких книг, как работа Колет Коснье, заинтересованный читатель может составить себе наиболее полное представление о «Дневнике» и его авторе. Что ж, при недоступности подлинника приходится довольствоваться этим.

    Зато самой Колет Коснье можно позавидовать: работа с подлинником для настоящего исследователя - захватывающее приключение. Помимо выдранных страниц и замаранных абзацев, обнаруживаются множество фрагментов текста, не вошедших ни одно издание. Шокирующая правда о семье и светском обществе, недевичья смелость суждений в глубоких вопросах бытия были принесены в жертву тогдашним представлениям о границах дозволенного и недозволенного для молодой девицы. Усилиями редакторов реальная Мария Башкирцева, бунтарка и настоящий Вольтер в юбке, едва не превратилась в образцовую девицу на выданье, буржуазный розовый идеал, ну разве что с поправкой в виде эксцентричного стремления прославиться, занимаясь живописью. Во всех изданиях «Дневника» опущены описания ее рискованных, иногда на грани эксперимента, флиртов с мужчинами, и те выводы, которые она из них сделала. Та же участь постигла свидетельства о годами мучивших девушку семейных скандалах, связанных с судебным процессом по поводу наследства, подробности множества дружеских, светских и художнических связей... И уж мало кому известно, что Башкирцева, чьи политические взгляды эволюционировали от бонапартизма к республиканству, была активным участником организации «В защиту женских прав» и сотрудничала в ее газете.

    Публикуя эти фрагменты, Колет Коснье восстанавливает истинную подоплеку тех или иных эмоциональных состояний Марии, из-за сокращений выглядевших совершенно немотивированными. Словно ниоткуда возникают целые периоды насыщенной событиями и людьми жизни, рассказанные с подкупающей откровенностью.

    Становится понятно, что именно, кроме нежелания разглашения семейных тайн Башкирцевых, так испугало редакторов, что они предпочли выбросить из текста огромные куски. Неукротимая творческая натура Марии выламывалась из стандартов не только своего времени, но и нескольких последующих десятилетий. Любая женская эксцентричность почиталась в обществе не просто нежелательной опасной чертой характера, а болезнью. Для дам и девиц буржуазного сословия существовали неписаные, и тем не менее жесточайшие нормы поведения, отступать от которых не могли позволить никакие семейные капиталы. Девице, дабы не прослыть дефективной, надлежало быть хорошенькой и помалкивать. Личности, подобные Марии Башкирцевой, заставляли общественное мнение меняться, но процесс шел очень медленно. По иронии судьбы, самые существенные перемены в «женском вопросе» произвели две мировые войны, когда работа и самостоятельность стали не желанием, а требованием жизни для огромных масс женщин. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Разумеется, на склоне ХIХ столетия никто помыслить не мог, что женская свобода будет куплена именно такой ценой. Полагаю, тогдашние дамы нашли бы такое разрешение ситуации печальным. Не личным выбором, а навязанным извне, проклятыми обстоятельствами, против которых они всегда бунтовали. Лицо грядущего опять оказалось не таким, как ожидалось…

    ©Валентина Дейниченко
    "Читаем вместе"
    веб-версия:Петр Дейниченко