СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]





  • Бестужев-Лада
  • Rambler's Top100

    Ужаснее фильма ужасов

    Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация.- М.: Алгоритм, 2003. – 448 с. 3000 экз. (п). ISBN 5-9265-0122-9

    В умении нагнетать ужасы Бестужеву-Ладе нет равных. Ужасы у него научные: футурология, которой известный публицист посвятил более 40 лет жизни, привела автора к мысли, что ничего не ждет человечество, кроме ужаса без конца. В лучшем случае – ужасный конец. Возможно, дело будет так:

    «Либо существующая цивилизация продолжит свою агонию. И тогда на слабеющий, разлагающийся живой труп… набросятся фундаменталисты нового Багдадского халифата от Марокко до Индонезии и от Южной Африки до Казани. В новом джихаде они истребят не меньше трети – может быть, даже большинство мирового народонаселения – начиная с гомосексуалистов и зараженных СПИДом и кончая всеми инакомыслящими… Это будет тоже своего рода альтернативная цивилизация».

    Словом, надо готовиться к худшему. Куда ни кинь – всюду клин. Ресурсы вот-вот закончатся – ни тебе нефти, ни чистого воздуха, ни чистой воды, людей на Земле – как сельдей в бочке, оружия – видимо-невидимо (как мы знаем, на каждого найдется пара тонн взрывчатки и бочка ядовитого газа). А еще люди злые стали, потому что разрыв между развитыми странами и так называемым «третьим миром» сделался и вовсе непреодолимым. Больше никто и никогда не догонит Америку. А когда все кризисы подойдут к своей кульминации…

    Вот тут никто не знает, что будет. Бестужев-Лада отделывается общими словами: катастрофа, гибель, ужас… Но в чем эта катастрофа может выражаться? К чему готовиться? Ко всему плохому сразу? Да мы и так знаем, что все умрем – и что же?

    Впрочем, и самого его такое отношение к футурологии очень удручает:

    «Удивительно все-таки устроена психика человека: он… как страус прячет голову в песок, когда ему говорят о надвигающейся катастрофе, в которой его собственная судьба и уж наверняка судьба его детей и внуков может оказаться ужаснее любого фильма ужасов».

    Ничего удивительного: люди хотят жить как жили, причем желательно – лучше своих родителей. А потому слушать тех, кто год за годом причитает: ничего у вас не выйдет, все скоро помрете, - совершенно не желают. Тем более что рецепты Бестужева-Лады предполагают вторжение в такие сферы, куда редко рисковали влезать даже самые жесткие тоталитарные режимы. Осуществить простенький план из пяти пунктов возможно, самое малое, приняв новую религию. Или установив жесточайшую диктатуру беспощадных интеллектуалов-экологов. Ибо единственным и главным условием исполнения идеи великого очищения человечества от зла является отказ от индивидуальной свободы. Тут так и хочется взяться за антиутопию, но, кажется, ее уже написали...

    Надо сказать, что индивидуальная свобода – ужасно гадкая штука, она вечно портит карты разным переустройщикам мира. Эти переустройщики любят человечество и всячески жаждут его спасти, но вот люди их ужасно раздражают. Вместо того, чтобы стройными рядами осуществлять великие планы, они егозят, разбегаются, и никак их не соберешь в единый кулак…

    А ведь согласно проекту Бестужева-Лады, предстоит заставить людей (или представляющие их правительства) отказаться от современной энергетики – во имя цивилизации, построенной на так называемой «низкой энергетике»; резко сломать существующие демографические тенденции (то есть, поднять рождаемость в тех частях мира, где она падает, и резко снизить ее в тех краях, где она высока); во имя восстановления экологического баланса – ликвидировать «псевдопотребности», к каковым автор относит просторные жилища, туризм, личные библиотеки, безделушки, алкоголь… Наконец, всеобщее и полное разоружение - в это верится с трудом, потому как без многочисленных и хорошо вооруженных войск эту программу переустройства человечества осуществить никак не удастся… Впрочем, как показывает практика Демократической Кампучии и Руанды, если людей разоружить предварительно или не дать им вооружиться, держать в повиновении недовольных вполне удается с помощью мотыг и мачете.

    Надо заметить, что в этой книжке Бестужев-Лада уклоняется от практических рекомендаций: уж больно неприятно они выглядят в устах человека, претендующего на принадлежность к гуманитарной науке. Но несколько лет назад, в тоненькой книжечке «В преддверии Страшного суда, или избежим ли предреченного в Апокалипсисе» (М.: Физкультура, образование и наука, 1996) – многие ее положения повторены в этом издании - таковые рекомендации были. Тогда ученый не стеснялся называть «псведогуманностью» сохранение жизни психически неполноценным людям или впавшим в беспомощность старикам. Собственно, этого уже достаточно, чтобы по возможности не привлекать внимания к его писаниям – но вот приходится…

    Вот пара фрагментов из прошлой книжечки:

    «Минимизировать число распавшихся или неблагополучных семей – главного «поставщика» новых контингентов в преступную среду. Надо решительнее идти на принудительную стерилизацию тех ущербных элементов – психопатов, наркоманов, алкоголиков и т. п. – которые фактически, а иногда и юридически не имеют родительских прав...»

    «Если отдельным негодяям-демагогам удастся увлечь за собой одурманенные народные массы, то они объявляются военными преступниками и подлежат смертной казни по приговору международного трибунала, а толпы, доведенные до состояния массового психоза, беспощадно истребляются»

    «Свести к минимуму, а желательно и вовсе покончить с гастарбайтерством, ибо человек, порвавший с родной ему средой, вошедший в соприкосновение с чуждой ему культурой и подвергающийся при этом дискриминации – всегда потенциальный преступник и обязательно пойдет на преступление...»

    Кажется, рекомендации эти нашли отклик и у московских властей, и у американских военных на Среднем Востоке... В последней книге таких прямых советов уже нет, однако практическая сторона дела прочитывается между строк. Не случайно слегка ошеломленные издатели сочли необходимым дать редакционное послесловие, начинающееся словами: «Слава богу, мы живем во времена, когда можно опубликовать буквально все».