СЛОВОСФЕРА: книги


[Все книги]
[Главная]
[Новости]
[Тексты и вокруг: блог]



обложка

  • Владимир Низовцев
  • Теория мирового эфира
  • Rambler's Top100

    ВИХРЕВЫЕ ВОЗМУЩЕНИЯ

    Низовцев В.В. Время и место физики XX века. М.: Эдиториал УРСС, 2000. - 208 с., 2000 экз. (о).
    ISBN 5-8360-0096-4

    Физика есть болезнь. Почему? Да потому что современные физические теории не выдерживают критики с точки зрения здравого смысла.

    В самом деле, разве не физик сказал: достаточно ли ваша теория безумна, чтобы быть истинной?

    А еще современная физика есть разврат. Разврат интеллектуальный, корни которого - в "восстании масс", перевернувшем мир в начале XX века. Теория относительности, ядерная физика, представления о Большом взрыве, положившем начало Вселенной - все это плоть от плоти кровавых революций, тоталитарных режимов и невероятной милитаризации сознания.

    Таков пафос книги Владимира Низовцева, еретической в полном смысле этого слова. Давненько никто не рисковал утверждать, что корни распространившихся повсеместно паранаучных воззрений питает именно физика, что утверждению теории "Большого взрыва" прямо способствовала Папская академия наук в Ватикане.

    Теперь физика в тупике - тупике закономерном, ибо демократизация физике привела к иррационализму и эклектике - характернейшим признакам демократического мировоззрения вообще. Между тем, наука - не для простецов, и если ученый подыгрывает толпе, он неизбежно превращается в мага, алхимика и, наконец, в знахаря... "Историк должен видеть проблему в том, что научный бомонд физики XX века оказался составлен из научного и социального парвеню, для которого были характерны умственная распущенность и утрата чувства реальности", - утверждает Низовцев. Одним словом, это "гады-физики на пари раскрутилили шарик наоборот".

    По Низовцеву, "созданная физиками XX наука при всей ее современности располагается в том же типологическом ряду, что и протонаука или даже магия времен анимизма".

    Злой гений физики, без сомнения - Альберт Эйнштейн. Низовцев рисует его этаким сатиром, вечно окруженным восторженными поклонницами, интеллектуальным провокатором и, в сущности, полузнайкой - с особым пристрастием автор ловит "фрейдистские" оговорки Эйнштейна, подтверждающие, что создатель теории относительности так и остался в душе мелким служащим патентного бюро...

    Во всем этом немало истины - 80 лет назад молодые физики и впрямь бросали вызов традиционным ценностям, их суждениям внимали, как внимали в конце 1960-х откровениям Джона Леннона и Джима Моррисона. И результат был такой же. В подтверждение этого тезиса Низовцев приводит замечание историка науки Л.Грахама: "Теория относительности расценивалась большинством обывателей, как пример отказа от любых абсолютных ценностей и стандартов... новая физика казалась еще одним шагом в направлении разрушения общепринятых общественных норм".

    А как же атомная бомба? - воскликнет оппонент. Но с точки зрения Низовцева, создание ядерного оружия - заслуга классической физической школы, разработок ученых Третьего рейха и умелых действий разведки. Новая физика тут не при чем - ученые просто выполнили техническую задачу, а полученный результат истолковали в свою пользу. Остается, впрочем, вопрос, почему для решения столь важной задачи привлекли как раз "новых физиков"...

    ...Книжка остроумная и яркая, цитаты и эпиграфы блестящие: от Платона до Платонова, от Свифта до Горького, от Тютчева и Мандельштама до Бродского. Но вот беда: Владимир Низовцев - тоже физик. Причем физик не "новый" - в числе немногих единомышленников он следует "классической" теории, а именно: концепции мировой среды, эфира. Элементарные частицы в рамках этой теории рассматриваются как вихревые возмущения эфира... Долгие годы ученые, державшиеся этих взглядов, оставались на периферии "магистрального пути" науки - проще говоря, они могли обсуждать свои теории в узком кругу, но страницы научных журналов были для них почти закрыты. И неприкрытая обида сквозит в словах автора о щедром финансировании "научных парвеню"...

    Книга была бы хороша - как ледяной душ в жаркий день, когда бы автор не нарушил заповеди, которую сам же цитирует в начале книги: в том, что касается размышлений, физик перед философом не имеет никаких преимуществ. Сколь хороши страницы, посвященные завоеванию физики духом математики, столь слаб предлагаемый автором "Проектъ реставрацiи" (именно так, в старой орфографии), с упованием на соборность, роль православной церкви (непонятно, почему это лучше "клерикализации" науки, происходящей на Западе) и грядущий расцвет фундаменталистских идеологий с возвращением к аристократизму. Возможно, "грядущая консервативная эпоха" и впрямь "вызовет к жизни ортодоксальную классическую науку". Но почему г-н Низовцев так уверен, что это будет именно та теория, которой он придерживается?..

    © Петр Дейниченко, 2002