Топ Словосферы в феврале 2014

  • Редьярд Киплинг. Несколько стихотворений.
    (Кажется, это наш национальный поэт)
  • «Каменный мост» Александра Терехова – неудачная попытка проникнуть в суть сталинской эпохи
  • Боткины. Капитал, медицина, искусство. История знаменитого рода.
  • От ариев до викингов, или Кто открыл Америку. Древнейшие мореходы Северной Атлантики. Необычная гипотеза Фарли Моуэта.
  • Дневник Любови Шапориной – энциклопедия советской жизни с 1920-х по 1960-е, написанная совсем не советским по духу человеком
  • История Трапезундской империи
  • История боевых колесниц
  • Загадка «сталинского ампира»
  • о чужеземцах и демократии

    «Ныне граждан древнегреческих полисов нередко обвиняют в том, что они не предоставляли полноправия метекам и другим чужеземцам. В этой связи говорят об узости, ограниченности полисной демократии. Однако эти упреки лицемерны. Ведь и современные, вполне демократические государства относятся к людям. прибывающим из других стран, в сущности, точно так же. И в наши дни повсюду имеются свои метеки, только называют их мигрантами»

    Игорь Суриков. Геродот. М.: Молодая гвардия, 2009. (ЖЗЛ)

    С Новым годом! Минувший дался тяжело, времени и возможности работать с сайтом и этим блогом практически не было. Попытаюсь сдвинуться с мертвой точки в этом году.

    Классика и футурология

    Тут мне пришло в голову: в русской классической литературе XIX века. по существу, прописан весь следующий век, все его взлеты, кошмары, трагедии, серость. Подтверждается это тем, что любая дискуссия о современном состоянии России или о ее недавней истории неизбежно скатывается к XIX веку, к тому, что тогда писали, думали, отстаивали. Литература XX века (исключая, вероятно, первое двадцатилетие) в основном – парафраз идей и концепций века XIX. Соответственно, будущее в ней никак не отобразилось, зеркало темно, XX век продолжается…
    …и вот вопрос – это XX век все никак не закончится, или просто – нет будущего (или – в этом будущем нет России), нечему было отобразиться?

    Хлебников, 99 страница

    Открываем «творения» Велимира Хлебникова – и на 99-й странице находим знаменитое:

    Усадьба ночью, чингисхань!
    Шумите, синие березы,
    Заря ночная, заратустрь!
    А небо синее, моцарть!
    И. сумрак облака, будь Гойя!
    Ты ночью, облако, роопсь!
    Но смерч улыбок пролетел лишь,
    Когтями криков хохоча,
    Тогда я видел палача
    И озирал ночную, смел, тишь.
    И вас я вызвал, смелоликих,
    Вернул утопленниц из рек.
    «Их незабудка громче крика», -
    Ночному парусу изрек.
    Еще плеснула сутки ось,
    Идет вечерня громада.
    мне снилась девушка-лосось
    В волнах ночного водопада.
    пусть сосны бурей омамаены
    И тучи движутся Батыя,
    Идут слова, молчаний Каины, –
    И эти падают святые.
    И тяжкой походкой на каменный бал
    С дружиную шел голубой Газдрубал.
    1915.

    (М.: Советский писатель, 1986.)

    Наши бьют ненаших, или Вихрь смерти

    Когда же эти войска были разбиты Казимиром, Мецлав вновь восстанавливает немалые силы; принимает четыре отряда поморян, столько же гетов и большую помощь от даков и русских, которых не может удержать никакая случайность, никакая трудность; прибывают они не для того, чтобы помочь союзнику, а желая утолить польской кровью яростную ненависть и снедавшую их старинную зависть. Однако, поскольку чаяния людей часто далеки от исполнения и
        
    лук не всегда поражает ту цель, которой он угрожал,    
    дела их оборачиваются иначе, чем они надеялись. Ибо наш единорог развевает всех, как легкий пепел от пакли, Казимир закручивает всех в вихре смерти, словно молниеносная буря. Этот же честолюбивый князь бежит к гетам, где добивается наивысшей должности. Однако геты, удрученные гибелью множества своих, возлагают вину на него, мстят ему за убийство всех, наконец, после многих мучений, прибивают его к высоченной висилице со словами: "ты домогался высокого, получай высокое!" – чтобы умирающему хватило столь желаемой высоты.

    Хроника магистра Вицентия Кадлубка, Liber II, c.14
    (по Щавелева Н.И. Польские латиноязычные средневековые источники. М.: Наука, 1990, с.99.)

    Впрочем, считается, что историю о лютой казни Мецлава хронист придумал.
    А говорят: Сапковский, Сапковский…

    Сапковский, однако, вполне уместен: на странице 99-й "Божьих воинов" читаем:
    -  Ну что ж, на войне все хорошо, – вежливо ответил Шарлей. – наши бьют ненаших. Я хотел сказать: хорошие бьют плохих. Иначе говоря, Порядок побеждает Хаос. А бог, стало быть, ликует.
    (А.Сапковский. Божьи воины. М.: АСТ, 2006)